Гродненщина - вчера и сегодня

Гродненский художник Александр Сильванович и его жена Ирина вместе почти 40 лет

06.03.2014,
Ирина и Александр Сильванович вместе почти сорок лет. И очень счастливы. В одиннадцать – познакомились, в двадцать один – поженились, в двадцать шесть – стали родителями, а не так давно отпраздновали серебряную свадьбу. За годы брака дни, когда были порознь, могут сосчитать по пальцам. При этом понимают: могли бы прожить совершенно иную жизнь, не предвосхити их любви любовь к рисованию.

Она
В большую грузовую машину, которая шла из Березы в Минск, пятиклассница Ира садилась смело. Рядом был папа Евгений Романович. Именно он – опытный сотрудник райкома – обратил внимание в газете «Правда» на объявление о дополнительном наборе в Республиканскую школу-интернат по музыке и изобразительному искусству имени Ивана Ахремчика.

– Минск – столица, там музеи, театры, – пояснил целесообразность поступления родитель, и дочка стала собираться в путь. Она еще не мечтала о будущем художника: училась в школе с углубленным изучением английского языка, одновременно занималась в театральном кружке, спортивной секции, хотела поступать в музыкальную школу, но и в художественном кружке многие педагоги отмечали способность к рисованию.

– Экзамены прошли легко, – рассказывает Ирина Сильванович. – Помню, как на одном из них, задолго до окончания времени, подняла руку и спросила разрешения сдать  экзаменационный лист. Учительница просмотрела и сказала, что неверно поняла одно задание. Тут же у нее на столе исправила ошибку и ушла. Увидев меня, удивились все родители, кроме папы. Он-то знал, насколько быстрый у меня характер.

Учеба у Ирины спорилась. Вдали от дома приходилось рано становиться самостоятельной, но энергии хватало на все, к тому же под началом педагогов-профессионалов хотелось как можно большего достичь.

– Мы были просто фанатами своего дела, – вспоминает Ирина. – Подъем был в семь, а с вечера завязывали на кровати полотенца, чтобы нянечка знала, кого разбудить на час раньше. Так хотели рисовать!

Неудивительно, что документы в театрально-художественный институт выпускница школы-интерната подавала с уверенностью в собственных силах. Специальность выбрала новую «Промышленный дизайн», но не успела вовремя закончить плакат и потеряла баллы. «Ничего страшного, на следующий год обязательно поступлю», – решила для себя Ирина и… перед экзаменами попала в больницу с приступом аппендицита.

– Через четыре дня я должна быть в институте, – твердо заявила хирургу сразу после операции.

– Отпущу только в том случае, если сможете самостоятельно дойти до конца коридора, – ответил врач.

– Это были самые сложные двадцать метров в моей жизни, – признается Ирина Сильванович. – Но зато на экзамен я пришла вовремя. За моей спиной судачили: «Чья-то протеже, ей этюдник нес заведующий кафедрой». А я просто не могла поднять его. И в аудиторию зашла последней, когда сверстники заняли, как им казалось, выгодные места. Мой же натюрморт был написан у двери с самой верхней точки, чем и поразил экзаменаторов. В тот день поняла важную истину – лучшее остается.

Еще один урок из юности – не стесняться говорить людям слова благодарности. Когда была в старших классах, папу перевели из Березы в Оршу. В первый же приезд младший брат сообщил: через два дома живет Владимир Короткевич. Первым порывом было бежать и рассказать, как вместе с друзьями зачитывается его произведениями, поблагодарить за талант. Но засмущалась и решила, что еще успеет. В тот месяц великого писателя не стало…

– Верите, сейчас всем и всегда открыто говорю «спасибо»! – с улыбкой отмечает Ирина Сильванович. – Этим летом, например, в который раз благодарила Лену Пиличеву за годы совместной работы в ее день рождения.

Елена двадцать лет назад открыла в нашем городе первую в Беларуси частную галерею «У майстра» и, когда познакомилась с Ириной, пригласила ее на работу. Ирина сначала была заместителем директора, после возглавляла галерею. А в 2004 году вступила в должность директора Гродненского выставочного зала.

Он
В воспоминаниях Ирины о школе-интернате по музыке и изобразительному искусству имени Ивана Ахремчика супруг предстает мальчишкой с книжкой под мышкой: читал всегда и везде. Сам же Александр вспоминает себя не иначе, как с карандашом в руках.

– В Гродно первые годы жили на улице Ленина в двухэтажном доме. Мама рассказывала, что в уютном дворике  часто рисовал на песке и злился на соседей, если проходили по «творениям», – делится Александр Сильванович. – Сам же помню, как в детском саду любил выводить лошадей в яблоках.
Многочисленных скакунов, слонов и жирафов, нарисованных детской рукой, и сегодня можно увидеть, приподняв нижнюю подушку дивана, что на даче.

– Были ли в нашем роду художники? – предвосхищает вопрос Александр. – Мамин брат Михаил был очень талантливым человеком: и рисовал, и пел. Но после войны жил в Америке, и я никогда его не видел.

К слову, оба деда Александра Сильвановича, и по маминой, и по папиной линии, тоже ездили в США. Много работали там, чтобы купить участки под Новогрудком, немногое удалось сохранить, когда пришли тяжелые времена... Их любовь к родной земле на генетическом уровне передалась детям, внукам. Александр охотно отправлялся каждое лето в Загорье-Сенненское и Осташино Новогрудского района. Пас коров, ходил на сенокос, внимательно слушал рассказы сельчан о прошлом.

– Когда после школы-интерната первый раз поступал в театрально-художественный институт, по языку вытянул свободную тему и решил рассказать про Новогрудчину. Написал, как езжу из Гродно на родину прадедов и дедов, какие достопримечательности встречаю по пути, включил в сочинение исторические факты. Любовь к «бацькаўшчыне»  в ту пору была не в чести и, может, именно поэтому я не прошел отбор.

Но что ни  делается – все к лучшему, уверены супруги Сильванович. Во второй раз Александр подал заявление в вуз после службы в армии, на отлично выдержал экзамены и поступил на отделение монументально-декоративного искусства в очень сильную группу.

– Со мной учились Алексей Великжанин, Василий Васильев, ныне один из ведущих витебских художников, – говорит Александр Сильванович. – И фамилии преподавателей на слуху – Зинкевич, Товстик, Барановский. Диплом курировал классик белорусского искусства Гавриил Харитонович Ващенко.

Вуз окончил в непростом 1992 году. Мог остаться в столице, но не захотел. Во-первых, художественный комбинат утрачивал былую мощь. Во-вторых, очень тянуло в Гродно.

– Даже сейчас, когда поездили по миру, не хочу жить нигде, кроме нашего города, – признается художник.

Начинал дизайнером-оформителем в «Гродноэнерго» (и сегодня в интерьере санатория «Энергетик» сохранились элементы, созданные Александром Сильвановичем). Одновременно много писал, выставлялся в галерее «У майстра», за рубежом. Период был плодотворным, но работы той поры отличались от нынешних – мастер искал почерк и, как сам говорит, случалось, бросался из стороны в сторону. Степеннее, кажется, стал с появлением «Черепахи».

– В 1998 году наша семья пережила неприятный момент – сын заболел менингитом и целый месяц лежал с Ирой в больнице. В их отсутствие я и написал «Черепаху» в новой технике с использованием эмали и стал придерживаться ее, – вспоминает Александр.

Не менее знаковая работа – панно на доме по улице Советской к III фестивалю национальных культур. Готовя его, Александр понял, что совмещать работу в «Гродноэнерго» с творческими проектами становится все сложнее, и сделал выбор.

– Не боялись уходить «в свободное плавание»? – интересуюсь.

– Нет, к тому времени я уже был достаточно известен в Беларуси и видел, что мое творчество вызывает интерес.  

Они
Те, кто учился вместе с Ириной и Александром в школе-интернате, шутили: муж вырос у Ирины на глазах.

– Ира пришла в наш класс на год позже по дополнительному набору, – рассказывает Александр Сильванович. – Мальчишки предложили: пойдем посмотрим на новенькую, она сейчас через резинку прыгает. Увидел рослую, эффектную девочку и сразу проникся чувствами. Несколько лет ждал, пока дотянусь до нее.

– А в одиннадцатом классе сказал совершенно по-взрослому: «Хочу, чтобы ты была моей женой», – дополняет супруга Ирина.

В тот же год познакомил избранницу с родителями.

– Как вчера помню: приехали в Гродно 8 марта. Еще на вокзале влюбилась в город, уютный, залитый лучами весеннего солнца. Много гуляли с Сашей, он интересно рассказывал.

Во время той экскурсии предположить не могли, что через несколько месяцев с вокзала в Гродно доведется провожать Ирине Александра. Юношу забирали в армию.

– Каково же было удивление, когда узнала, что новобранцев садят в поезд, что следует до Орши. Тут же подбежала к старшему и попросилась с Сашей в один вагон. Он взял при условии, что в роли «дневальных» будем следить за порядком. С задачей справились хорошо. Видимо поэтому, в Орше старший по секрету сказал, что ребят везут на космодром Байконур.

Несколько недель Ирина мечтала, что, словно декабристка, поедет за Александром в Казахстан. После вняла советам родителей и стала слать солдату теплые письма. Тот в ответных посланиях, насколько мог, оказывал знаки внимания.

– Вкладывал в конверт засушенные цветы с горных вершин. Особенно любили получать казахские тюльпаны, – говорит Ирина Сильванович.

По возвращении Александра из армии сыграли в Гродно свадьбу. После окончания вуза Ирина без сомнения выбрала родной город мужа для жительства. Устроилась на работу в художественную школу, где он учился, стала вместе с родителями Александра Екатериной Максимовной и Николаем Саввичем обустраивать быт.
http://grodnonews.by/uploads2/silvanovichi1.jpg
– Отец умер семь лет назад, а вместе с мамой живем и сегодня. Когда знакомые удивляются, как находим общий язык, искренне говорю: «Гармония в отношениях – заслуга женщин». К слову, и друзья у нас очень любят бывать.

Буквально на днях в небольшой кухне в квартире Сильвановичей по улице Карла Маркса Александр и Ирина, Владимир Пантелеев и Валентина Шоба, Юрий Яковенко за одним столом, а Сергей Гриневич  по скайпу до глубокой ночи обсуждали, как оформить гродненский павильон на выставке «Современное белорусское искусство», которая пройдет в Минске в апреле. Продумали концепцию «от» и «до» и приступили к реализации.

http://grodnonews.by/uploads2/silvanovichi2.jpg

– Хорошо получается, – оценила наработки супруга Ирина, когда вместе приехали в мастерскую на интервью. Сложилось впечатление, что за годы в браке муж и жена научились на все вещи смотреть под одним углом. Но через несколько минут Ирина заключила:

– Не понимаю тех людей, которые говорят, что изучили супруга. Мы сами себя до конца не знаем, не говоря уже про вторые половинки. Вот мы с Сашей почти сорок лет вместе, а я только недавно стала замечать в нем прекрасные организаторские способности.

– Последняя поездка в Австрию с выставкой «Кола 3/6» почти на 100 процентов – моя заслуга, – признался Александр. – Загорелись идеей вместе, а доводить ее до завершения довелось мне. Это был своего рода подарок Ире.

– Балуете супругу?

– Цветами не засыпаю, это мой недостаток, – улыбается Александр Сильванович. – Но стараюсь не только праздничные, но и будние дни жены делать комфортными.

Не упускает возможности удивить и Ирина. После премьеры спектакля «Фауст. Сны», в котором по приглашению Олега Жюгжды Александр Сильванович работал над сценографией, преподнесла вместе с сыном Андреем творческой группе торт, оформленный в точности, как афиша.

– Не знаю, чего бы я достиг, не будь рядом Иры, – по-мужски сдержанно произнес в завершении беседы Александр.

– Я очень счастливая и не забываю говорить об этом мужу, – по-женски тонко подчеркнула Ирина.
Анна АНТОНОВА
Комментарии (0)
Ольга 06.03.2014 в 12:58
Красивая и очень гармоничная пара!
Ответить
Лилия 06.03.2014 в 15:54
Спасибо за интресное знакомство. Хотя мы давно знакомы с Ириной и Александром, они открылись еще и с новой стороны. Мне кажется, эта пара - пример того, как настоящая любовь двоих неординарных людей творит чудеса.
Ответить
Андрущак Евгенимй и Галина Андрущак 27.04.2014 в 14:37
Спасибо за Вашу красоту . Сегодня собираемся к дочери в Хьюстон , везем картину " Девушка и единорог". Помним Ваш зал и Ваши глаза. До встречи...
Ответить