Гродненщина - вчера и сегодня

Петр Елфимов: «Дух Мулявина витает над нами»

10.11.2016,
Ожидая окончания концерта в Гродно, после которого Петр Елфимов обещал дать интервью, тихонько заглядываю за кулисы.
И вот он – момент истины, когда артист замолкает, призывно поворачивая микрофон в зал: мол, споете?! Замираю: а вдруг, как это иногда бывает, зал смолчит и вместо многоголосия мы услышим тишину? Но нет – зритель поет. А после каждой песни – громко аплодирует артисту. Дело не только в том, что со сцены звучат известные хиты из репертуара «Песняров». А еще и в том, пожалуй, что Елфимов умеет петь так, чтобы задевать за живое. Трогать струны души. Да и сам он уходит со сцены с горящими глазами. Уже потом делится впечатлениями от концерта, во время которого гродненский зритель увидел рок-оперу «Песня пра долю» и услышал во втором отделении песни на музыку Владимира Мулявина.
О ПЕСНЯРЕ И «ПЕСНЕ»
– По-моему, великолепный концерт. В первую очередь благодаря программе, произведениям Владимира Георгиевича Мулявина. Нет такого человека у нас в стране, который бы относился холодно к его музыке, к тому, что он оставил после себя. Огромная благодарность Министерству культуры Беларуси, что оно дало возможность такому большому коллективу, как Национальный академический народный оркестр имени Иосифа Жиновича, и большому количеству солистов выехать и показать рок-оперу.
Огромную работу по ее возвращению проделал Александр Кремко: снял на слух рок-оперу по той единственной непрофессиональной записи, которая существует. Огромное спасибо также великолепнейшим музыкантам оркестра и замечательному, моему любимому дирижеру и художественному руководителю оркестра Михаилу Антоновичу Козинцу.
– Когда вам предложили спеть партию, которую Мулявин писал для себя, легко согласились?
– Воспринял это очень хорошо. До «Песні пра долю» в этом же коллективе была реанимирована и поставлена великолепная рок-опера «Гусляр» по произведению Янки Купалы «Курган». Там я исполнял партию Гусляра, о которой мечтал еще с детства. Дело в том, что родители прививали любовь к хорошей музыке. И среди прочих была пластинка с рок-оперой «Курган» на музыку Игоря Лученка. С детства ее слушал. А когда встал вопрос о «Песне пра долю», Михаил Антонович сказал: «Петр, ну кому как не тебе спеть Янку Купалу?».
Я с большим уважением отношусь к Владимиру Мулявину, тем песням, которые он написал. Когда исполняю их, делаю это с одной стороны немного по-своему. А с другой стороны, у меня есть такое ощущение, что где-то дух Мулявина витает над нами в тот момент, когда мы выходим на сцену.
– Вы были лично знакомы?
– К сожалению, нет. Но очень долгие годы дружим с семьей Владимира Мулявина, родственниками: уже покойной супругой Светланой, дочерьми, сыном.
– Кроме того, вы пели в «Песнярах».
– Это было, к сожалению, уже после смерти Владимира Георгиевича. Работал там около года. Любовь к этой музыке у меня с детства. Еще дедушка, когда я отдыхал у них с бабушкой, усаживал меня на рельсы (они были во дворе), и я пел «Коляды, колядочки, блины-ладушки…». Тогда популярность «Песняров» просто зашкаливала. Ну и кто не знает песню «Колядочки»?! Мне кажется, нет такого человека в нашей стране, да и в Советском Союзе.
Гастролируя по разным городам России, в каком бы регионе не был, вижу, что люди знают творчество «Песняров» и любят эти песни. Часто вижу на их глазах слезы. Пусть это ностальгия, но это приятная ностальгия. Ради такого хочется исполнять эту музыку. Для духовного насыщения это главное.
– Мечтали о партии Гусляра – исполнили. Новая мечта появилась?
– Я исполняю арию Христа из рок-оперы «Иисус Христос суперзвезда». Хотел бы сыграть целую партию.
О ДЕТЯХ И СЦЕНЕ
– Работая с детьми как педагог, вы получаете такое же удовольствие и духовное насыщение, как во время концертов?
– Да. Когда-то очень боялся начинать, не знал, удастся ли найти подход. Но, как оказалось впоследствии, получается с ними общаться, расположить их к себе. Они меня очень любят, и я их люблю. Правда, они для меня уже не дети. Как у человека, который выходит на сцену и работает с огромным количеством коллективов, различным репертуаром, какой только можно представить: классика, джаз, рок, металл, фолк, со временем стирается грань, и я не воспринимаю их как детей. Они для меня артисты. Не звезды! У нас очень любят говорить «маленькие звездочки». Это все, конечно, хорошо, но не факт, что маленькая звездочка завтра станет хорошим артистом, который будет выходить на сцену и осознавать то, что он делает, ради чего он выходит и зачем это.
– У детей вы сами чему учитесь?
– Они меня учат сдержанности и спокойствию. На взрослых можно и пристукнуть, и прикрикнуть. Иногда и дети, конечно, попадают под горячую руку. Моей воспитаннице Элине Матарас два года назад было 10 лет. Так вот представьте: ребенок стоит, начинаю что-то объяснять, и меня уже «понесло»! А она вытягивала руку ладошкой вперед и говорила спокойным и тихим голосом: «Тише-тише, Петя. Я сейчас все сделаю. Только не волнуйся, не переживай». Сейчас она и Саша Нехай уже большие опытные артисты.
Татьяна Космачева, (супруга Петра Елфимова, его продюсер и концертный директор – прим. авт.):
Саша Нехай вскоре поедет на «Голос будущего» в качестве гостьи и члена жюри от детей.
– Элина Матарас активно звучит на радиостанциях. С 6 ноября на телеканале ОНТ запускается новый проект «Эволюция. Дети», где будет участвовать Элина. Так что приглашаю всех поддержать артистку. Многие слушатели ее уже знают: мы сейчас были целый месяц в лидерах в проекте «Ведай нашых» на радио «Сталіца».
– А к себе тоже требовательны?
– Меня многие упрекают: иногда настолько все приторно-идеально… Я говорю: ребята, ну не могу по-другому. К тому же мне не идеально.
Благодарен своим родителям, что они меня воспитывали культурно. А то, каким артистом стал, заслуга моей Татьяны. Ведь это она поставила мне планку, говоря каждый день: «Ты лучше всех». А как можно не соответствовать, если тебе все время это говорят и если есть огромное желание стремиться к лучшему.
Иногда, правда, хочется выключить этот «пунктик», что все должно быть идеально. Но с другой стороны, когда ты слышишь такие искренние аплодисменты, люди подходят и говорят «спасибо», понимаешь: значит, правильно работаешь, правильно над собой издеваешься и правильно «выносишь себе мозг».
О МУЗЫКЕ И МУЗЫКАНТАХ
– Из всех направлений музыки, в которых вы работаете, что ближе?
– Рок-музыка и академическая.
– Мне кажется, это два полярных направления…
– С одной стороны, да. Но с другой, вся музыка вышла из классической, академической.
– Я думала, вся вышла из народной.
– (задумчиво улыбается). Вероятно, да… И классическая вышла из народной. Тогда все пошло из народа. И все возвращается в народ. Круговорот в природе.
Рок и академическая музыка – направления хоть и разные, но я их иногда совмещаю: позволяю себе вольности в академических песнях. Люблю сделать какой-то «роковый выкрутас». Не без этого.
Вообще благодарен жизни за возможность попробовать себя и там, и там, и там. Это расширяет твой кругозор как музыканта. Когда ты можешь в одной музыке сделать вкрапление другого направления, начинается художественное творчество.
– Слушаю вас, а в голове вертится эпитет «няўрымслівы».
– Да, есть такое. А еще «перфекционист». Неугомонный, это да. Иначе скучно становится. Иногда смотришь на коллег, которые ограничивают себя ракушкой… Их это устраивает, а меня нет. Для меня музыкальный мир открыт, и я нахожу новое.
Конечно, всегда есть обыденные вопросы, проблемы – все мы обычные люди. Когда меня спрашивают, чем вы занимаетесь в свободное время, честно говорю, что в свободное от музыки время еще иногда занимаюсь музыкой.
Татьяна: В свободное время ты строишь баню.
– Да, когда совсем хочется отвлечься, начинаешь погружаться в такие чисто семейные вопросы, можно что-то построить и просто отдохнуть. Но меня хватает буквально на пару дней. Я не умею отдыхать.
– Сегодня артистов часто можно увидеть в шоу, далеких от музыки – на арене, в бассейне и так далее. Вам это интересно?
– Такие шоу – нет. Хотел бы сделать что-то значимое. Эти шоу – для рейтинга канала, программы.
Сейчас такое огромное количество каналов, и каждый человек может выбрать для себя то, что ему нравится. Обожаю, например, телеканал «Россия-Культура». Там есть великолепный проект «Романтика романса». На днях посмотрел конкурс «Большая опера» и был в восторге. Кстати, там участвует белорус Юра Городецкий, один из лучших теноров современности. Потрясающий проект, который несет свежий взгляд на классическую музыку для тех, кто вообще не знаком с ней. Если простому обывателю сказать «иду на концерт классической музыки», реакция чаще всего такая: «да ну, это скучно». Это не скучно! Благодаря таким проектам можно привлечь внимание к великой музыке.
Когда наша гродненская капелла играла Девятую симфонию Баха, «Реквием» Моцарта, а недавно и Верди, зрителей было довольно много…
– Гродно – культурно образованный город. И в Белорусскую государственную академию музыки очень много студентов поступает из Гродно. Взять сегодняшний зал – не на каждом концерте после исполнения арии будут кричать «браво» и аплодировать так, как сегодня нашим солистам Кате Дегтяревой и Яну Женчаку. Чувствовалось, что люди пришли не просто посидеть и перед кем-то хвастнуть «Я сходил на концерт». Они с таким интересом следили за происходящим на сцене!
Вы сейчас в основном в Москве, концерт в Гродно – один из редких в Беларуси. Может, есть планы выступить на родине?
– Пока с сольным концертом в Беларуси – нет. По той причине, что сейчас разрываюсь на два института, где преподаю: Институт современных знаний в Беларуси и Институт современного искусства в России. Помимо этого, у меня много учеников – взрослых и маленьких. Принимаю активное участие в большом количестве музыкальных проектов. Это рок-опера Сергея Скрипникова на стихи Маргариты Пушкиной «Окситания», рок-опера российской рок-группы «Колизей», замечательный международный проект Кирилла Немоляева «Forces United», металл-опера Кирилла Немоляева «Мавзолей», первый акт которой уже записан.
Готовлю сольный альбом. Очень много работаю в качестве вокального продюсера. В России есть детско-юношеский вокальный конкурс «Голос будущего», где я провожу мастер-классы. Так что параллельно с творчеством занят и этим – воспитываю молодежь.
Живете на две страны. А в душе вы белорусский музыкант или российский?
– Я человек белорусский, а артист общий. Главное – помнить, откуда ты родом и где твои корни. Где бы мы ни находились – мы несем белорусскую культуру.
Фото Михаила ИСАЧЕНКО
Татьяна КУЗНЕЧЕНКОВА
Комментарии (0)