Гродненщина - вчера и сегодня

Очень личные истории о войне. Щучинский район

11.08.2015.
Судьба Абузяровых
На братской могиле в центре деревни Орля установлен памятник воинам и партизанам, погибшим в годы Великой Отечественной. В их числе и летчикам, погибшим в первый день войны, которые служили на военном аэродроме недалеко от деревни. У этого памятника в 90-е годы стояли, склонив головы, гости из Казани – мать и сын Абузяровы. Встретились с местными жителями, спасшими им жизнь в годы лихолетья, и вспоминали, вспоминали…

Эту трогательную историю корреспонденту «ГП» рассказал Вадим Рыжкевич, председатель Гродненской городской организации Белорусского общества защиты потребителей. Он сам родом из деревни Орля, и его мама, педагог, много лет искала Абузяровых.

– Молодая татарская семья – Зиновий и Мария квартировали в нашей деревне, у тети моей бабушки, – рассказал Вадим Владимирович. – Офицер служил на аэродроме недалеко от Желудка, его жена ждала первенца. Накануне войны молодой муж отвез ее в родильное отделение Желудокской больницы. Мальчик родился 22 июня, но отец не знал об этом. В то воскресное утро военный аэродром бомбили, горстка уцелевших военнослужащих двинулась в сторону Лиды и Минска. Был среди них и Зиновий. Впоследствии он присоединился к воинской части, всю войну воевал, остался жив.
Мария с новорожденным сыном на руках пешком прошла десять километров, возвращаясь из Желудка в Орлю. А навстречу ей по дороге уже шли немецкие войска. Хозяева дома, где квартировали Абузяровы, оставили жену советского офицера с ребенком у себя, хоть это было очень рискованно. Если в деревне полицаи и немцы ходили по домам, Марию предупреждали и прятали в надежном месте. Всю войну жители деревни помогали ей, приносили кто что мог: детскую одежду, молоко, хлеб. Вместе пережили бомбардировки, вместе стояли под немецкими пулеметами, когда всех жителей Орли за помощь партизанам хотели расстрелять. Маленький Ромка подрастал, научился говорить на местном диалекте.

После войны поиск жены Зиновий начал с деревни Орля. Прямо на сельской улице стал расспрашивать встречных людей, не знают ли они что-нибудь о судьбе Марии. А ему показали Ромку, гулявшего на улице, и сказали, что это и есть его сын. Сколько было радости тогда в нашей деревне!

Счастливый и благодарный людям Зиновий увез жену и сына в Казань. Прошли годы. Педагог Галина Игнатьевна Шелесная (мама Вадима Рыжкевича), знавшая эту историю с детства, начала искать Абузяровых. Когда разыскала, Зиновия уже не было в живых, а Роман Зиновьевич разменял шестой десяток. Кандидат наук, работал в Институте космических исследований в Казани. Вместе с матерью он приехал в деревню, спасшую их в годы лихолетья. Абузяровы посетили Орлю накануне 9 Мая, жили в семье педагога Галины Игнатьевны. Многие жители, помнившие маленького Рому и его маму, рады были этой встрече. В деревне их приезд стал настоящим праздником.Их фотографировали для школьного музея, областное телевидение снимало сюжет.
http://grodnonews.by/uploads2/orlya.jpg
Встреча Романа Абузярова и его матери Марии Шингановны с жителями деревни Орля в мае 1990 года

Кстати, Галина Игнатьевна родилась в 41-м. Ей было полгода, когда из партизанского отряда пришел проведать семью отец. Кто-то выследил и выдал Игнатия Шелесного немцам. Его расстреляли. Чудом остались тогда живы его супруга и маленькая дочь. Они перешли жить к родственникам. Фашисты так и не узнали, кто из местных жителей помогает партизанам. Это выяснилось уже после войны. В числе помощников была и мама маленькой Галины Мария Владимировна Крупица. После войны к ним в дом приезжал со словами благодарности известный в округе командир партизанского соединения Степан Шупеня. Тогда же выяснилось, что одна из родственниц – Теофилия Крупица из соседней деревни Зачепичи, спасла жизнь тяжело раненному командиру десантного отряда Анатолию Андрееву. Она, рискуя жизнью своих близких, выходила его, вылечила. Впоследствии партизанский командир стал Героем Социалистического Труда, министром автотранспорта БССР, почетным гражданином Щучина. И всю жизнь был благодарен своей спасительнице.

В архиве Орлевской школы сохранились фотографии той далекой встречи матери и сына Абузяровых с жителями деревни. По просьбе редакции директор школы Мария Седельник помогла проиллюстрировать эту публикацию.

Четырнадцатый таран
Его совершил в первый день войны на щучинской земле Петр Кузьмин. Во дворе Каменской средней школы минувшим летом, накануне 70-летия освобождения республики от фашистских захватчиков, торжественно открывали памятный знак в честь погибших в первый день войны девяти летчиков 127-го авиаполка.

Председатель районного совета ветеранов Эдмунд Дикевич много лет был начальником отдела образования райисполкома, при нем активно создавались школьные музеи. Он и сам интересовался военными событиями на Щучинщине. Знает, что один из воздушных секторов обороны Гродно в первый день войны возглавлял заместитель начальника командира эскадрильи полка, старший политрук Петр Кузьмин. Корреспонденту «ГП» он рассказал:

– Известно, что 22 июня 1941 года пять раз его звено поднималось навстречу фашистским бомбардировщикам. В небе над деревней Каменка завязался неравный бой: шесть фашистских самолетов против двух советских. Местные жители наблюдали за ним. Видели, как падал вниз подбитый советский «ястребок», объятый пламенем. Летчик направил горящий самолет на фашистский, оказавшийся внизу. В тот же день местные жители поехали к месту падения советского самолета. В ста метрах от кабины обнаружили тело летчика. В кармане гимнастерки нашли истлевшие от огня остатки партбилета. Узнали, что имя погибшего – Кузьмин Петр Александрович. Выкопали могилу и положили в нее тело старшего лейтенанта. К сожалению, сегодня точно неизвестно, где покоятся останки летчика. Не так давно поисковики вновь попытались искать могилу Кузьмина, но там, где указывали местные жители, ничего найти не удалось.

Бывший директор Каменской средней школы Василий Витковский почти три десятилетия возглавлял педколлектив, стоял у истоков создания школьного музея. По словам Василия Адамовича, он сам беседовал со старожилами деревни, где летчик Кузьмин совершил таран и погиб, но так и не смог найти его могилу. Местные жители рассказывали, что якобы немцы приказали сровнять с землей место захоронения советского политрука. В тех местах в послевоенные годы пролегла шоссейная дорога, но никто не слышал, чтобы при ее строительстве были найдены останки летчика. Памятный знак рядом со школой теперь будет тем местом, где можно почтить его память. Школьный учитель труда Витольд Струпинский вырезал на большом камне силуэт самолета и имена девяти отважных летчиков – Петра Кузьмина и его боевых товарищей. А в школьном музее собраны воспоминания очевидцев, газетные публикации военных и послевоенных лет, рассказывающие о первых боях в небе, о боевых потерях на белорусской земле.

– Лет семь назад к нам приезжал редактор журнала «Военные знания» и рассказал, что в том последнем бою политрук Кузьмин подбил не рядового немецкого летчика. За штурвалом бомбардировщика был известный в немецкой военной авиации ас, командир дивизии, – добавил Василий Адамович.

Не восстала из пепла
Деревня Огородище, уничтоженная фашистами 26 февраля 1943 года, разделила трагическую судьбу белорусской Хатыни. Были сожжены 28 домов и 147 жителей. В послевоенные годы Огородище так и не отстроилось. Рядом с Котрой установлен памятник сожженной деревне и погибшим сельчанам.

Партизаны в окрестностях деревни то и дело напоминали о себе оккупантам. Однажды отбили у фашистов награбленный ими скот и раздали сельчанам. Недалеко взорвали узкоколейку, убили несколько фрицев. Гитлеровцы подозревали, что жители деревни Огородники поддерживают партизан, передают им сведения о передвижениях оккупантов. Ранним утром 26 февраля несколько сотен карателей оцепили деревню. Под дулом автоматов согнали всех жителей, включая немощных стариков и грудных детей, в дом одного из жителей. Мужчин заставили копать яму. Выводили по десять человек и на краю ямы расстреливали. Если кто-то пытался бежать, его тоже настигала пуля. Раненые корчились от боли, и тогда фашисты бросили в яму гранату. В живых остались лишь несколько человек из деревни Огородище. Один из сельчан выполнял партизанское задание и остался ночевать в соседней деревне.

Другой рано уехал на мельницу и тем самым избежал гибели. Одна женщина с ребенком была в соседней деревне у родни, другая ждала первенца и пошла к своей матери в Кулеши. Там и родился мальчик Вася. О том, что случилось незадолго до его рождения, он знает со слов родни по материнской линии. Родственники по отцовской погибли в тот роковой февральский день 43-го.

Василий Владимирович Сергейчик живет в Поречье Гродненского района. Глава большого семейства: четверо детей, семь внуков, правнуки. Войну не помнит, но и сегодня с болью в сердце вспоминает свое детство. Дом его бабушки-вдовы тоже сгорел, жили в сарае. Печку кое-как сделали, а дымоход не вывели, дым выходил через открытую дверь. Мерзли, голодали. Позже мама Василия вышла замуж, переселились в другую деревню. Мальчик пас коров, зарабатывая кусок хлеба. В 18 лет уехал в Казахстан. Тогда многие покидали родные места и уезжали на целину. Работал и каменщиком, и крановщиком, и водителем. А с годами потянуло в родные края. Детям и внукам рассказывал трагедию своей семьи, трагедию Огородища. Говорит, что боль в сердце с годами не утихает…

  • 1800 жителей района погибли в годы Великой Отечественной войны на фронтах и в партизанских отрядах, около 7 тысяч расстреляны и замучены на оккупированной территории.
  • В память о погибших воздвигнуто более 60 памятников и обелисков, открыто 2 мемориальных комплекса.
  • Вместе с жителями были сожжены деревни Зиняки и Огородище. Последняя из них из пепла не возродилась.
Фото Торжественный митинг у памятника воинам-освободителям в деревне Орля. Выступает Роман Абузяров
Светлана МУРИНА
Комментарии (0)