Гродненщина - вчера и сегодня

В Гродненском драмтеатре снова юбилей

15.09.2016.
Почти сотня сыгранных ролей и 38 лет на сцене. От кукольного театра на ступеньках дома до большой сцены, где были и особенно дорогие сердцу роли дедовой гимнастерки, одинокого скрипача. Обо всем этом и не только рассказывает 60-летний юбиляр, актер драмтеатра Владимир Капранов.
НА СЦЕНУ ВЫВЕЛА ЛЮБОВЬ
– Мы все детство играли в войнушку, мушкетеров. А дома младшим брату с сестрой устраивал кукольный театр: сцена, освещение из лампочек от фонариков, кукол сам вырезал из картонки. А чтобы они двигались, к низу приделывал канцелярские кнопки, а под сценой водил магнитом. И под любую передачу, где была музыка, играл спектакль. Слава богу, тогда не было компьютеров, телевизоры не во всех домах – у детей было больше свободного времени, и они нередко собирались у нас на крыльце.
Владимир Алексеевич рассказывает, как решил поступать, как потом учился… Примерно час длится интервью, и только когда уже почти прощаемся, он возвращается к самому началу.
– А еще в классе четвертом я влюбился в одноклассницу Гальку. Ухаживал за ней. А потом она и говорит (чтобы как-то культурно меня «отшить»): «Станешь артистом, выйду за тебя замуж». Стану! И все время потом представлял, как приеду к ней с дипломом. А пока учился, она замуж вышла.
Но до поступления вот еще что было:
– В восьмом классе мы писали сочинения, кто кем хочет стать. Нормальные дети написали кто шофером, кто военным или пожарным, девочки – учителями или врачами. А я – артистом. Дома устроили разгром: «артисты щеки красют!» Отец был ветеринаром, потом председателем колхоза и хотел, чтобы я пошел по его стопам. И только учительница убедила родителей: мол, пускай едет, все равно его не возьмут.
Датская история.JPG
«ЧАВО?»
Решив поступать после 8 классов, стал узнавать, где на артистов учат. Оказалось, в Горьком, нынешнем Нижнем Новгороде. В его окрестностях жила мамина двоюродная сестра тетя Поля – к ней и отвезли. А поступать в город ездил с двоюродными сестрами. Но и они серьезно к этому не относились: «Мы сейчас в универмаг, а потом на электричку надо. Так что у тебя полчаса. Чтобы поступил за это время!». А конкурс – 50 человек на место.
– Я же со «страшным» говором приехал. У нас говорили дли-и-нными протя-яжными сло-о-ва-а-ми. Причем, только в нашем селе, когда спрашивают что-то, первым делом в ответ слышат «Чаво?». Так и на экзамене: «Что вы нам будете читать? – Чаво? – Вы приготовили басню, прозу или стихотворение? – Чаво?» Потом прочитал прозу, стихотворение, басню… Вдруг один педагог спрашивает: «А есть у вас какой-нибудь знаменитый однофамилец?» Ну все, я готов ехать домой с позором: ни драматурга, ни военачальника не знаю… И тут мне в голову приходит, что у нас полсела Капрановы, полсела Мацкаевы и полсела Ермаковы. «Дуська Капранова у нас знаменитая. Она депутат Верховного Совета, в Москву ездит, колбасу нам привозит». И давай про нее рассказывать в подробностях: какой у нее огород, какие поросята, какой муж… Они так хохотали! Когда очнулись, сказали приходить на следующий тур.
Так еще несколько туров. И в итоге – статус студента.
– Приезжаю в село, меня начали по домам водить. Все рассказывал, что да как. Потом библиотекарша вызывает: «Нам рассказали, что ты делал этюд. Говорят, руки завязали, на голову поставили блюдце со стаканом, а в стакан налили водки. И ты выпил». Тут же связали руки – повтори. Конечно, все разбилось.
НА СЦЕНУ ВЫВЕЛИ В НАРУЧНИКАХ
Из всех городов, куда приглашали работать: Норильск, Таганрог, Рязань, Горький – Капранов выбрал Гродно, о котором ничего не знал. Но сразу поразило, как здесь красиво и уютно. Молодой, полный надежд, окрыленный, влюбился в очаровательную девушку-прохожую, которая потом стала его женой. В театр тоже влюбился. А первую серьезную роль сыграл в спектакле «Остановить Малахова», где был преступником-рецидивистом.
– Уникальный спектакль, который начинали играть не на сцене, а в фойе старого театра (сейчас театр кукол). Дверь была замаскирована под тюремную с небольшим окошечком. Вместо звонков – сигнализация. Меня выводил милиционер – переодетый монтировщик сцены. Из декораций – стол, стул для следователя и моя табуретка. После того как меня вводили, рассаживались зрители вперепутку с актерами. Потрясающий спектакль! Потом меня во дворе спрашивали: «А что, тебя выпустили?» Думали, я настоящий преступник, потому что раньше меня в театре не видели.
Завтра была война.JPG
НЕМНОГО ИНТИМА
Кого хотят сыграть молодые актеры? Гамлета, Отелло… Этих героев не было в списке желанных ролей Капранова. Когда молодой режиссер Виктор Семакин спросил, кого хотел бы сыграть артист, ответ был неожиданный: «Дедову гимнастерку. У нас на печке лежит такая гимнастерка, дед в ней воевал. Прокуренная, выцветшая. Сколько его помню, все время в ней ходит. Бабушка выстирает, он снова надевает». Вскоре в театре поставили спектакль «Всадники из легенды». Там и сыграл гимнастерку.
Похожая история вышла с еще одной ролью: хотел сыграть одинокого скрипача: он идет по городу, держит скрипку. Куда он идет, зачем, мы не знаем. Такая роль появилась в спектакле «Жестокие игры». Он начинался с того, что выходил я с зонтиком и изображал им скрипку.
1990 год, спектакль «Свои люди – сочтемся». Впервые на сцене областного драматического театра был показан интим. Эту сцену на диване под музыку Шнитке сыграли Владимир Капранов и Алла Лукьянова. «Все было красиво и пристойно» – говорит артист.
КАК ТЕАТР ЕДВА НЕ СГОРЕЛ
1985 год, театр год назад справил новоселье, и одним из первых спектаклей, который шел на новой сцене, был «Шторм». Герои собираются вокруг буржуйки, которая стоит на сцене. Бутафория: печка сделана из фанеры, внутри вентилятор, красная ткань и лампочки, с помощью которых имитировали огонь.
– Так как спектакль часто шел, печку никто не убирал. Со временем там скопились бумажки, щепочки. И вот во время одного спектакля в эту печку у меня из самокрутки, а я по-настоящему курил на сцене, упал пепел. Моментально разгорелось. Саша Глотов, а он тоже играл в спектакле, говорит: «Вовка, ты посмотри, как печка хорошо горит». Я, еще не повернувшись, услышал потрескивание огня. Ну все, думаю, уволят: театр спалил. Хорошо, что чайник стоял с водой – мы моментально залили пожар.
ОТ ЗАЙЧИКА ДО КОРОЛЯ
Когда выпускнику Горьковского театрального училища Владимиру Капранову предложили остаться в горьковском Театре юного зрителя, не согласился: «Вот еще, буду я вам тут зайчиков с волками играть!». Но вы бы видели, как загораются глаза актера, слышали бы, с каким воодушевлением и восторгом он сегодня говорит о детских спектаклях!
– Играть в сказках – это такое удовольствие! Сказка – это маленький мюзикл. Там надо петь, танцевать. Характеры яркие. Если не перевоплотиться в зайчика, дети не поверят костюму. Ты для них будешь не зайчиков, а дядей с ушками. Общение с детьми – этого не передать словами. Ради них и живем. Став актером, я понял, какое это счастье и удовольствие – детские спектакли. Сейчас, правда, уже не играю зайчиков: вырос до более «серьезных» ролей – короля дают, царя.
Владимир Капранов еще с училища помнил фразу одного из преподавателей: если актер сыграет любовь, смерть, собаку и пьяного, можно давать звание. Он сыграл все. И сыграет еще больше.
Пинская шляхта.JPG
Фото из архива драмтеатра
Татьяна КУЗНЕЧЕНКОВА
Комментарии (0)