Гродненщина - вчера и сегодня

Самые важные в жизни вещи – это не вещи

14.03.2017,
Возвращаясь как-то домой, увидела, что у подъезда соседней многоэтажки плачет девочка лет двенадцати. Громко всхлипывая, она внимательно разглядывала плитку под ногами. Наверное, потеряла что-то, подумала я. Так и есть. Телефона, по которому разговаривала лишь несколько минут назад, не оказалось в кармане. Я предложила помощь. Вместе прошли путь от подъезда до остановки и обратно, наклоняясь к каждому темнеющему на снегу предмету. Я успокаивала ее, как могла, но все было тщетно. Девочка сквозь слезы говорила о том, что хоть телефон и не новый, кнопочный, но мама все равно будет сильно сердиться. И при мысли о том, какое наказание грозит ей за проступок, она начинала плакать еще сильнее. Телефон мы так и не нашли. На прощание решили, что она честно расскажет маме, как все случилось. За правду обычно не ругают, говорила я ей. Но расставалась с девочкой с тяжелым сердцем и по дороге домой вспоминала, как подобные ситуации разрешались в моем детстве.

В компании моих сверстников-подростков большинство были довольно самостоятельными детьми. И так же, как у этой девочки, у нас хорошо было развито чувство ответственности за сохранность вещей. Ключ в пенале или на шнурке на шее в виде кулона, в раздевалке сменка, куртка, зонт… Все это в том же комплекте после школы должно было обязательно оказаться дома. Приглядывали, кстати, не только за своим, но и соседским. Не раз приходилось возвращать забывчивому однокласснику учебники, пенал, спортивную форму …

Потери, несмотря на это, все же случались. После признания родители, конечно, не испытывали восторга, но наказаний, а тем более рукоприкладства за проступок не следовало. Находились у наших пап и мам нужные слова, доходчивые формулировки, спокойный тон… Потому  никогда не было страха признаться родителям в том, что что-то потерял, разбил, порвал или поломал. Причинно-следственная связь была очевидна, и каждый был готов (раз уж так случилось) ее на себе испытать. Посеял ключ от дома – будешь сидеть под дверью до вечера, пока родители не вернутся с работы, потерял новые кеды – побегаешь в старых, порвал портфель, походишь с пакетом…

Потому к вещам относились внимательно, но наказание за потерю не было вселенским горем. Ведь самые важные в жизни вещи – это не вещи. Любовь, взаимопонимание, доверие… Этими сокровищами дорожили и берегли их пуще всяких канцелярских товаров и предметов гардероба.

Знаю наверняка, многие родители и сейчас именно так и поступают.

…В начале каждого нового учебного года директор школы, где учатся мои дети, просит родителей разобрать по домам «потеряшки»: туфли, кофточки, зонтики, рюкзаки. Администрация школы в надежде отыскать владельцев весь учебный год и все лето хранит в коробах оставленные школьниками в раздевалках вещи. Большая часть «потеряшек» так и остается никому не нужной. В этом видится другая крайность: некоторые дети не просто не научены беречь вещи, но и ценить то, что имеют. И этот потребительский подход в детстве в будущем может перерасти в безответственное отношение к слову, обязанностям, людям. Лечится такая «болезнь» долго и сопровождается большим количеством набитых «шишек», совершенных промахов и горьких разочарований.
Фото носит иллюстративный характер
Екатерина ВЕСЕЛУХА
Комментарии (0)