Гродненщина - вчера и сегодня

Из глины, сучьев и соломы: в необычном доме живет пенсионерка из деревни Баровичи Лидского района

17.12.2017.
Не ошибусь, если скажу, что все без исключения журналисты «Лідскай газеты» любят командировки «на район». Во-первых, это хорошая возможность вырваться из каменных джунглей, выйти из зоны редакционного комфорта. А во-вторых (и это главное), никогда не знаешь, с какими снимками в фотоаппарате, записями в блокноте и на диктофоне, чувствами на сердце и мыслями в голове вернешься из поездки. Это как найти на чердаке старый сундук и не знать, что именно он скрывает под крышкой... К счастью, на этот раз мой «сундук» оказался хранителем приятных неожиданностей, даже больше – настоящих сокровищ.

Не буду сейчас рассказывать, зачем я отправилась «на район» (об этом вы прочитаете в ближайших выпусках «Лідскай газеты»). Но то, что я увидела в деревне Баровичи Гончарского сельсовета, заставило меня остановить водителя и выйти из хорошо прогретой машины в сырость и холод. Это был дом. Вживую такого я раньше никогда не видела: стены из сучьев, соломы и глины. Как потом удалось выяснить, технология такого строительства называется глинобитной и для нашего региона является большой редкостью. Затвор фотоаппарата щелкал, пытаясь уловить детали, атмосферу, красоту и необычность увиденного, а ноги сами вели к строению.

На мой стук никто не открыл, но хозяйка откликнулась. В итоге разговор велся через дверь. С одной стороны, мне, как журналисту, хотелось войти внутрь, чтобы не было этого барьера, чтобы беседа шла живее и более открыто, но с другой – я обрадовалась, что бабушка проявила сознательность и не открыла дверь незнакомому человеку. За 10 минут общения выяснить удалось немного: в веранде было холодно, а пенсионерка вышла без куртки и теплого платка.

Итак, хозяйкой глинобитного дома является 78-летняя Мария Ивановна Савонь. Фундамент был заложен в 1935 году, а построили здание в 1936-м.

– Строил мой отец, – пояснила пенсионерка. – Вот он многое мог бы рассказать, но его нет уже 60 лет. Помогали ему местные жители: тогда жили дружно и все делали своими руками.

4.JPG

На вопрос, почему дом имеет такой сруб, Мария Ивановна Савонь ответила просто: от безденежья.

 – Как вспоминал отец, тогда не разрешали строить в деревнях, гнали всех на хутора, – рассказывает пенсионерка. – Но у нас здесь были сарай, колодец, поэтому решили строиться у себя в деревне. Денег на лес не было, поэтому возводили дом из сучьев, соломы, скрепляли все глиной, которую выкапывали прямо во дворе. В то время ставили такие сараи для животных и для хранения сена, вот отец и построил по такому же подобию, единственное – окна прорезал.

Как рассказала научный сотрудник Лидского историко-художественного музея Ольга Пилипчук, в Беларуси глинобитные (или саманные) дома – большая редкость. Они распространены в южных краях с более сухим климатом.

– Такие постройки отличаются экологичностью и легкостью, – добавила Ольга Пилипчук. – Они долговечнее даже каменного дома. Также здания, возведенные по глинобитной технологии, меньше по весу, более сейсмостойкие и огнестойкие. Особенно стоит подчеркнуть небольшую стоимость таких строений, ведь глина – основной используемый здесь материал, и он очень доступен. Древесина, солома, различные травы (особенно лен) использовались для сцепки. В составе могли присутствовать навоз, песок, щебень. Иногда для прочности и более быстрого высыхания добавляли известь.

Влажный белорусский климат внес свои коррективы во внешний вид дома семьи Савонь. За много десятилетий глина стала зыбкой и «оголила» некоторые места, которые, видно, «подмазывались» то снова глиной, то цементным раствором.

дом2.jpg

Мария Ивановна также рассказала, что в семье ее родителей было трое детей, она – младшая. Много лет проработала в местном сельхозпредприятии, есть в ее трудовой книжке и запись о работе телефонисткой. В деревне Баровичи раньше было много швей, а женщины повсеместно ткали – а как иначе было заработать себе на жизнь? Узоры для полотен придумывали сами, подсматривали друг у друга. «Моя мама была очень способная к ткачеству, ей расскажут, а она раз – и вывела узор на покрывале или скатерти. Она и меня обучила всему. Вот узоры для занавесок на окна я сама делала», – добавила пенсионерка.

Мария Ивановна Савонь проживает одна. Из хозяйства у нее две курочки да огород. Несмотря на возраст, женщина все делает сама. Говорит, что сложно, но за столько лет уже привыкла. Жалеет только об одном: что малая родина – родительский дом – потихоньку «умирает», а подделать его уже некому…

…Уезжать из Барович не хотелось. Напротив, было желание еще задержаться, побродить по деревне. Не каждый день удается прикоснуться к живой истории почти вековой давности. Мозг автоматически наполнялся своеобразными иллюзорными картинками: вот маленькая Мария Ивановна Савонь играет со своими братом и сестрой, вот кошка спит, вот местные деревенские жители гонят коров… Понимаю, что с этим диковинным глинобитным домом не связано никаких значимых исторических фактов и событий, но он значим для людей, продолжающих жить здесь сегодня. А это уже немало.
"Лідская газета"
Комментарии (0)