Гродненщина - вчера и сегодня

Ярмарки в Зельве: как это было?

24.08.2016.
Интересные сведения о неизвестных многим фактах проведения зельвенских ярмарок прошлых веков были приведены во время научно-практической конференции, состоявшейся в Зельве в рамках праздника несколько лет назад. Тогда историки и краеведы из Минска, Гродно, Волковыска, а также специалисты отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Зельвенского райисполкома поделились собранными ими уникальными сведениями об истории возникновения и развития ярмарок на Гродненщине. 
 О зельвенцах раньше говорили, что они живут один месяц в году, все остальное время существуют. Это потому, что на месяц здесь «поселялась» Анненская ярмарка. Что и говорить, в середине XIX столетия ярмарка в Зельве котировалась как вторая в Европе после Лейпцигской. Не удивительно, что это торгово-увеселительное мероприятие для зельвенских жителей было событием года. Впрочем, как и сейчас.
История этой ярмарки берет начало в 1501 году, когда привилегию от короля Александра Ягеллончика на ее проведение получила Анна Улинич – вдова бывшего хозяина Зельвы Михаила Начовича. 
Сколько лет после этой даты продолжалась ярмарка и с каким размахом, неизвестно, ведь про это не сохранилось каких-либо документов. Позже Зельва переходит к знаменитому и богатому роду Сапегов, а в 1720 году тогдашний владелец местечка Зельва Антоний Казимир Сапега получил от короля очередную привилегию на проведение в городке ежегодных «ярморок или торгов». После смерти бездетного Антония Сапеги Зельва перешла к его родичу Александру Сапеге, при котором начался расцвет ярмарки. Кроме недельной ярмарки, которая проводилась в конце июля, с 4 августа по 4 сентября начали проводиться торги, на которых вначале торговали только конями. В честь храмового праздника святой Анны ярмарка получила название Анненской. Сам Сапега из своих конюшен выставлял на продажу около 1000 коней. Со временем ярмарка и торги начали проводиться вместе с 25 июля по 25 августа.
Для Гродненской губернии зельвенская ярмарка имела наибольшее значение. Составить представление о ее популярности можно перечислением приезжающих на нее купцов. Так, в 1786 году ярмарку посетили торговцы из Гродненской, Минской, Виленской, Московской, Казанской губерний, Галиции, городов Варшавы и Данцига. С купцов из европейских стран брались различные денежные сборы: за въезд и выезд с товарами из местечка, за мелочную торговлю, содержание откупа прописанных заведений. 
Доход, получаемый от ярмарок Сапегами, в большей части шел в пользу римско-католического духовенства: щучинским пиарам, новогрудским бонифраторам, деречинским доминиканам, ружанским базилианам, березским картузам и др. Особый доход владельцам и поселку во время ярмарки приносили питейные заведения. Так, в Зельве работали кофейня, гостиница, три ресторана, трактир-столовая, четыре чайных ресторана, кафе, столовые, корчмы, пивоварни, бары и буфеты. 
Что же можно было купить тогда на ярмарке? Оказывается, в изобилии были сукно на любой кошелек и вкус, платки производства фабрик из Слонима, Волковыска, а также из Белостокской области. Продавались разные виды бумажных тканей: нанка, картуна, миткаль, ситец; льняные и пеньковые изделия, шелка, дамские шляпы и чепчики, галантерейные вещи, фарфоровая и фаянсовая посуда, хрусталь и зеркала, бумага разного сорта, пушные товары, иностранные краски, мыло. Из продовольствия: рыба, сахар, кофе, чай, швейцарский сыр, различные напитки и даже экзотические фрукты. Владельцами магазинов и мелких лавок были преимущественно евреи, которые в источниках встречаются под названием уличные торговцы. Они на торгах и ярмарках скупали разную мелочь, а потом перепродавали свой товар в селах и городах. Но чтобы заниматься торговой деятельностью, уже тогда должна была быть лицензия.
Главный предмет торговли составляли лошади, привозимые из разных мест в числе нескольких тысяч. Между тем табун самого владельца Зельвы канцлера ВКЛ Александра Сапеги, состоявший из жеребцов английской, турецкой, датской и неаполитанской пород, числом более тысячи, занимал первое место как по своему достоинству, так и по численности.
Торги проводились по вторникам и четвергам. Еженедельные торги в местечках были однодневными. Торговым днем мог быть любой день недели, но, как показывают источники, кроме субботы. Возможно, это было связано с тем, что значительный процент населения поселка составляли евреи, роль которых в ремесле и торговле была доминирующей. В субботу евреи обычно не занимались никакой деятельностью, в том числе торговлей.
Продавцам расхваливать свой товар криком запрещалось, а покупателям нельзя было трогать его руками (особенно это касалось мяса, печенья, конфет, масла, сыра, молока). За началом ярмарки и его организацией следили полицейские или торговые инспекторы, которые имели на левой руке белую повязку с надписью «Nadzуr targowy». За нарушение правил торговли предусматривался штраф до 50 злотых, а в результате его неуплаты – арест до 8 дней. Кстати, так как в местечке Зельва не было полиции, а из полицейских чинов на всю волость был один волостной пристав, то на время проведения ярмарки создавалась временная полиция.
На ярмарке не только торговали – здесь проводились различные культурные мероприятия. Также сюда приезжали артисты театра, представление которых происходило три раза на неделю, другие мастера по развлечению народа: циркачи, балаганщики. Чтобы полюбоваться различными зрелищами, а также самим принять участие в увеселительных мероприятиях, издавна на ярмарку приезжала масса мелкой шляхты. С тех времен сохранились следующие названия: «Лисья Норка» – погребок, которому была предоставлена монополия по продаже вин и других заграничных напитков; «Серебряный» – зал в кафегаузе для игры в карты, где на столах громоздились кучи разыгрываемых серебряных монет, «Пся Гурка» или «Собачья Горка» – зал в 49 квадратных сажень для вечерних и ночных увеселений на втором этаже деревянного дома. На этой Горке после наступления сумерек царило равенство и помещики веселились вместе со своими слугами: экономами, старостами, лакеями, кучерами. Здесь они проводили время в дамском обществе, состоящем большей частью из евреек. В одном углу зала помещался оркестр, в другом – стол с бутылками вин и ромом, закусками, кипящими самоварами. Вдоль стен зала были расставлены скамьи в виде амфитеатра, заполненные зрителями. Посреди зала оставлено небольшое место для танцующих. В отличие от слуг, помещики не пускались в пляс с женщинами.
Интересно, но на ярмарку съезжались не только добропорядочные люди, но и разного рода мошенники и воры, для которых огромная людская масса весьма благоприятствовала их криминальному промыслу. Полицейские не раз задерживали торговцев, которые пострадали от рук фальшивомонетчиков. 
С 15 августа (последние числа ярмарки) число помещиков, особенно помещиц, постепенно уменьшается. Ярмарку еще посещают приказчики, экономы, поселяне и евреи. Ослабевающий с каждым днем торг держится до 23 августа: в это время купцы начинали разъезжаться. К 25 числу ярмарка вовсе потухала, и  Зельва погружалась в свое обычное безмолвие. Жители местечка, обеспечив себя добытым на ярмарке доходом – за отдачу в наём домов, чуланов и сараев, за продовольствие своих постояльцев, за продажу напитков и провизии – на целый год успокаиваются от четырехнедельной тревоги в сладкой надежде на будущую ярмарку.

По материалам Зельвенской районной газеты «Праца»
Комментарии (0)