Гродненщина - вчера и сегодня

«Хрустальный ангел» актрисы Людмилы Павловской

12.04.2018.
Она, как никто другой, любит рассказывать, а еще больше – показывать всякие немыслимые истории, которые с ней постоянно случаются. Может, поэтому режиссеры трижды «лишали ее голоса». Михаил Пташук хотел видеть ее в своей картине «В августе 44-го», многие пытались переманить к себе, а она… Она вот уже 35 лет верна гродненскому зрителю.

Итак, занавес открывается… Аплодисменты! На сцене – Людмила Павловская, талантливейшая, неподражаемая актриса областного театра кукол. В этом году Людмила Васильевна была отмечена главной белорусской наградой всех кукольников – «Хрустальным ангелом».

– Эта награда очень ценная для меня. Ангела дают не за конкретную роль, а за творческую деятельность. Значит, оценили мой скромный труд, работу на протяжении 35 лет в Гродненском областном театре кукол. В театре за 37 лет поставили более 120 спектаклей, и, скажу вам, примерно в сотне я была занята. Горжусь, что работаю именно в таком замечательном коллективе. Этот ангел – подарок для меня, моих коллег, нашего зрителя.

Л.Павловская - фото Сергея Курило.jpg

– Гродненский театр выбрал вас или вы его?


– Начинала я в Могилевском театре кукол, куда прошла по конкурсу. Поработала около года, и режиссер стал советовать учиться дальше. Тогда еще сомневалась: нужна ли я театру кукол, нужен ли он мне. Мечтала ведь о карьере драматической артистки. А потом уловила прелесть в том, что ты берешь любой предмет – и он оживает. Почувствовала, как он дышит, смотрит, думает… В театре кукол может играть все. Что ты наделишь жизнью, поверишь, что оно живое, то и живет. Для детей ведь кукла не механизм. Она разговаривает, думает, плачет, смеется. И когда я это почувствовала, уже не смогла оставить театр кукол. Поступила в нынешнюю Академию искусств, а после окончания, хоть и были возможности остаться в Минске, по приглашению театра приехала в Гродно.

– За время работы здесь были интересные предложения от других театров?


– Честно, были. Многие режиссеры хотели меня куда-то переманить. Даже Михаил Пташук. Он снимал в Гродно картину «В августе 44-го». Я участвовала в эпизоде со своей 10-летней дочкой. Заметил, говорил, со мной надо снять еще несколько кадров. А тут гастроли в Бресте, замены нет, и я уехала.

– Гродненские «куклы» слывут одним из самых гастролирующих театров. А вот за вами закрепилась слава актрисы, с которой постоянно случаются «казусы». И многие из них, знаю, даже становятся театральными байками. Как, например, история про то, как актриса (но мы-то благодаря одному из наших интервью уже знаем, что это вы) забыла роль. Да не какую-нибудь с длинным монологом, а роль кукушки: «ку-ку, ку-ку». Или как она срывала стоп-кран. Или как ее ночью забыли на автостоянке где-то в России...


– Да, было всякое. А еще, помните, на улице Советской был ювелирный магазин «Жемчужина»? Как-то пришла в театр охрипшая, еле разговариваю – голос грубый, низкий и с хрипотцой. А мне говорят обзвонить членов художественного совета. Всем позвонила, остался Саша Бобровский. Набираю, а в трубке – тонкий женский голос: «Алё». Ну, думаю, Светка (супруга Александра Бобровского, актриса театра кукол) и спрашиваю: «Твой дома?». В ответ все тем же тоненьким голосом: «Какой дом? Жемчужина слушает». Молодец Светка, подыграю ей. Я дальше: «Жемчужина, где твой алмаз?». «Какой алмаз?». Уточняю: самый большой. Еще пару реплик в том же духе, но никто из нас не колется. Говорю: «Короче, передай алмазу, завтра в 11 худсовет».  Слышу, на том конце кому-то уже плохо: «Какой алмаз, какой худсовет? Жемчужина слушает». И тут до меня доходит: «Вы что, реально магазин «Жемчужина»?»… На обоих концах повисла пауза. Как наши тогда все хохотали!

Золоченые лбы.jpg

Такие истории на протяжении всей жизни. Если кукла падает, то на меня. Декорация – тоже. Даже шутила: выдайте мне каску в театре. (Самое невероятное, что в студии купаловского университета, где с Людмилой Васильевной писали видеоинтервью, на актрису едва не упал баннер – прим. авт.). Когда играла барыню Гортензию в спектакле «Чудо Святого Антония», была декорация с крестом из бревен на всю стену. На одной репетиции он начал падать – сантиметрах в тридцати от меня задержался. Все были в шоке. Я верю, что у меня есть ангел-хранитель.

– А вообще, вы суеверный человек? Есть театральные приметы?

– Говорят, на сцену нужно выходить с правой ноги. Если вспомню, стараюсь так и делать.

Когда у меня ответственные спектакли, если вспомню и помолюсь, чтобы спектакль прошел хорошо, то даже когда что-то случается, оно незаметно. Помолюсь обычной молитвой, а в театре на сцене говорю: «Дух ли ты, энергия ли театра, помоги сегодня нам…». Это помогает.

2.jpg 

– Ваш юмор, легкость, талант попадать порой в нелепые ситуации… Казалось бы, за вами глаз да глаз. А главный режиссер Олег Жюгжда доверяет обязанности помощника режиссера.

– Наверное, в 12 спектаклях я помощник режиссера. Вы даже не представляете, сколько там нужно сделать  незаметной работы. Вовремя подать, подставить, сменить, куклу убрать, положить, одеть в темноте… Поэтому часто хожу с фонариком на лбу, ползаю, бегаю за сценой. Все, чтобы артист не глядя протянул руку и взял куклу или реквизит. Он не должен искать, потому что доверяет мне и знает: есть Люда, есть руки. В спектакле «Магічнае люстра пана Твардоўскага», к примеру, зеркало должно стоять так, чтобы попадала проекция. Приходилось иногда подползать незаметно и выравнивать. Конечно, есть спектакли, где мне хотелось бы работать как актрисе, но кто-то должен делать и эту работу, незаметную.

– Мне кажется, есть в Олеге Олеговиче талант видеть в актере какие-то новые грани, о которых сам человек может и не догадываться.

– Знаете почему? Он ведь очень наблюдательный. Кто-то что-то скажет, как-то поведет себя – просто в общении, во время наших встреч, в быту, так сказать. И Олег Олегович все это подмечает. Он чертовски талантлив. Иногда, и пусть он простит нас за это, мы применяем к нему слово «гениальный»..

– Догадываетесь, какие ваши роли могли так появиться?

– Думаю, Рыжего клоуна в «Невероятном иллюзионе». Это был шок для всех. Даже шили костюм для артиста-мужчины. Или Пэка и Филострата в спектакле «Сон в летнюю ночь». Роль Женщины в «Золоченых лбах». А как-то Олег Олегович сказал, что одна из моих лучших ролей за последние годы – жена лесоруба в спектакле «Мальчик-звезда».

Золоченые лбы 2.jpg

– Наверняка были и роли-преодоление…

– Был у нас спектакль «Цудоўная дудка», где я играла бабку. Сама роль вроде не сложная, но все время получалась неестественная. Тогда режиссер Николай Андреев сказал оставить куклу и сыграть самой: «сиди, пока не пойдет». И вдруг я прочувствовала ее страдание, все эмоции. Только после этого смогла сыграть куклой. Даже получила награду за лучшую роль.
Одна из ролей на преодоление – барыни Гортензии. Роль покойницы: героиня умерла и три дня лежит в доме умершая, пока остальные делят ее имущество. Все первое действие они делят, а я лежу. Во втором действии меня воскрешает святой в образе нищего. И тут я начинаю орать на всех, тогда он меня лишает голоса. Сложность даже не лежать все действие с горящей свечой так, чтобы она не шевелилась. Сложнее было подняться так, чтобы это было правдиво: за три дня со мной должно было что-то произойти, эти три дня я где-то была… Долго не получалось. Потом нашла ключик: моя героиня увидела там «свет». В тот момент, когда меня воскрешали, сцену освещал фонарь в центре. И вот я стала смотреть на него, не моргая. А когда лишали голоса, так и замирала – с открытым ртом, на крике. Тогда роль пошла. Говорили, мое лицо с широко открытыми глазами, которые порой ужасно слезились от яркого света, с открытым ртом приковывало внимание.

– Получается, Олег Олегович – не первый режиссер, который «лишил вас голоса». Я имею в виду «Золоченые лбы», где вы не озвучиваете ни одной куклы, в то время как Василию Прободяку достались все шесть…

– Рыжий клоун в «Невероятном иллюзионе» тоже без реплик. Как и Женщины в «Золоченых лбах», роль клоуна – одна из моих любимых.

1.jpg

– Какой будет следующая ваша роль? Что репетируете сейчас?

– Олег Олегович планирует поставить спектакль «Доктор Айболит». У нас уже был когда-то такой спектакль, его ставил Андреев. Там я играла собачку Аву и одну голову Тяни-Толкая. Тот спектакль списан, ведь он – другого времени. Олег Олегович сказал, в новой постановке будет занята вся молодежь. Я тоже. Правда, еще точно не знаю, кого буду играть, режиссер любит сохранить интригу.

А вообще, мне нравятся все роли. Каждая интересна и дорога по-своему. Люблю работать над новыми. Что еще мне невероятно нравится в театре – недолгий момент перед самим спектаклем. Особенно, когда дети. Легкий шумок, их нетерпение – что нам покажут, шепот, разговоры, рассаживание по местам… Обожаю эти мгновения. Стою за кулисами, слушаю, и это наполняет меня. Подпитываюсь их энергией, ожиданием. Чувствую: я должна оправдать их надежды.

Эти минуты помогают настроиться и сыграть искренне.

…Чтобы услышать овации, увидеть восхищенные глаза и, пусть не со сцены, а тихо про себя сказать: «До новых встреч, любимый зритель».
Фото Сергея КУРИЛО и из архива
Татьяна КУЗНЕЧЕНКОВА
Комментарии (0)
Анна 13.04.2018 в 11:48
Очень интересная актриса.
Ответить