Какие культурные ценности спасают таможенники и что из этого можно увидеть в музеях Гродно и Вильнюса

Монеты, иконы, ювелирные украшения и столовое серебро. А еще — марки, картины и скульптуры, ордена и медали. Предметы старины с ходом времени только прибавляют в цене. По обороту рынок антиквариата давно занимает вторую строчку после торговли нефтью и газом, и совершенно неудивительно, что такие ценности порой получают статус контрабанды — соблазн переправить эти вещи за рубеж и там продать по немалой цене весьма велик. Вывозу раритетов противостоят таможенники, на границе все чаще появляется новое совре-менное оборудование, придуманное специально для того, чтобы тайное становилось явным. Зачастую оно не оставляет контрабандистам ни единого шанса, но, несмотря на это, попытки провезти через границу раритеты все еще имеют место. Какие культурные ценности спасают таможенники?

91c2ca028aff365a93c8de17c031d168.jpg
Неповторимая коллекция икон занимает небольшой зал и называется «Сакральное искусство». Всего здесь представлено 105 экспонатов

Корреспондент «Р» побывала по обе стороны границы и посетила музеи Гродно и Вильнюса, в которых хра-нятся конфискованные у злоумышленников предметы антиквариата.

Тяга к искусству

В Гродно отдельного музея спасенных ценностей нет, в отличие от Бреста, где расположена экспозиция «Спасенные художественные ценности», в которой экспонируются произведения искусства и предметы антиквариата, конфискованные таможенниками при попытке незаконного вывоза их за рубеж. Но городу над Неманом тоже есть чем гордиться. Для предметов старины, представляющих интерес и требующих специального обращения и хранения, в Гродненском историко-археологическом музее отведено целых три зала. Директор учреждения культуры Юрий Китурко работает в Новом замке, где, собственно, и располагается этот музей, уже более 20 лет.

e17bba4f09c9c9c07c20ea29deaa961a.jpg
Ольга АНИСЬКО многое может рассказать о музейных ценностях, поступивших с таможни.

— Изначально все конфискованные таможенниками вещи попадают на временное хранение. Спустя время торгово-промышленная палата начинает делить товары: что-то продается, что-то уничтожается, но предметы искусства и антиквариат — разговор отдельный, — начинает беседу Юрий Викторович. — Раньше предметы старины исследовала специальная комиссия Министерства культуры. Когда таможенные склады переполнялись, звонили нам, и мы, бывало, сразу получали 200—300, а то и 400—500 предметов. Привозили их к нам в музей, переписывали, маркировали. После этого комиссионно принималось решение о распределении, скажем, икон между всеми музеями страны. Работа эта велась под эгидой Национального художественного музея. Обычно все самые-самые предметы ценной контрабанды уезжали в Минск. Потом наступала наша очередь, все-таки основная работа лежала на наших сотрудниках. Ну и дальше по списку. Процесс этот был достаточно длительный. Многие иконы, не занесенные в музейные фонды, со временем передали в наши белорусские храмы.

— Двести икон! Неужели столько их вывозится за границу? — удивляюсь услышанному. — Откуда такие цифры?

5b8cda111aebe230691f71ca9fc2fee1.jpg— Не забывайте, речь идет о первой половине 1990-х годов, — уточняет временной отрезок собеседник. — И все эти предметы старины в свое время сняли с поездов, идущих по маршруту Ленинград—Варшава—Берлин. Он проходил через Гродно. В основном это были именно иконы. В те годы, соблазненные золотым тельцом, по деревням пустились лжегеологи, которые скупали «доски» у одиноких старух или же просто разворовывали беспризорные церкви. Прятали такую контрабанду, как правило, в межпотолочном пространстве. Не стеснялись, просто на дурака, видимо, рассчитывали. Даже не скрывали от чужого взгляда — везли и везли. Партиями по 5—10 штук. Было такое чувство, что контрабандисты задались целью вывезти все ценные иконы. И, надо сказать, они в этом преуспели. Лично для меня это стало очевидно, когда удалось побывать в польских антикварных магазинах. Средняя икона там стоила 100—200 долларов, хотя были и такие, чья стоимость исчислялась четырехзначными и даже пятизначными цифрами. Это были многосюжетные большие иконы со значительным количеством клейм. И не только в Польше они продавались, а по всей Западной Европе. 

Действительно, по воспоминаниям таможенников-«старожилов», с середины 1980-х резко оживились железнодорожные поездки в Польшу. Контрабанду с перрона вокзала отвозили тоннами. Везли золото, иконы, антикварную церковную утварь, украшения, медали и другие ценные награды. 

— Но те «лихие» годы давно позади. А с чем имеем дело сейчас?

— В последние годы поток «культурной» контрабанды заметно уменьшился, — признает директор музея. — При этом очень сильно перераспределился и поток спасенных предметов. Это связано с реконструкцией Мирского и Несвижского замков — многие ценности теперь отвозят в их экспозиции. Кстати, недавно наметилась иная тенденция: когда Россия стала жить богаче, контрабанда антиквариата вдруг потекла в обратном направлении. Правда, в большей степени к нам начали ввозить предметы декоративно-прикладного искусства: вазы, мебель, книги, статуэтки и так далее. В памяти почему-то всплывает набор французской юридической литературы. Оформление — шикарное, с позолоченными корешками. Видимо, есть люди, готовые платить за такое большие деньги. Читать, понятное дело, это никто не будет. Буквально в прошлом году наши таможенники задержали 5000 римских и византийских монет. В итоге эту контрабандную коллекцию поделили приблизительно поровну — между Гродненским историко-археологическим и Национальным историческим музеями.

ba1c542aeb36b723313b465d3749e18a.jpg
Для предметов старины, представляющих интерес и требующих специального обращения и хранения, в Гродненском историко-археологическом музее отведено целых три зала.

Малевич, Фаберже, фарфор и иконы

Все ценные предметы, изъятые таможенниками, передаются в музеи безвозмездно. Большинство из них они вряд ли могли бы позволить себе приобрести. В Гродненском историко-археологическом музее три зала, где можно увидеть спасенные раритеты: в одном собраны иконы, во втором — предметы декоративно-прикладного искусства, в третьем — живопись. 

А ведь все это планировалось вывезти за рубеж: серебро, фарфор, часы, вазы. Среди спасенных экспонатов, к примеру, шикарная коллекция мейсенского фарфора первой половины ХIХ века, а коллекцию серебра украшает большое сувенирное блюдо Фаберже. Заведующая сектором искусствоведов Ольга Анисько знает все о ценности этого предмета:

— Оно было сделано мастером Раппопортом в последней четверти XIX века в России, — показывает на содержимое стеклянной витрины специалист. — Он специализировался на исполнении больших декоративных произведений. Блюдо диаметром почти 40 сантиметров и весом 2330 граммов представляет собой декоративное оформление медалей времен царя Александра II, которые посвящались губернским сельскохозяйственным выставкам и юбилеям. В днище сувенира вмонтированы позолоченные медали. Рядом с блюдом самые разные «женские штучки»: пудреницы, сумочка, часы, броши. Представлено много столового серебра XVIII—XIX веков. Самые разные вазы украшают большой зал. Документы царской семьи, среди которых оригиналы записок княжны Ольги Александровны, которые она писала своей матери. Есть записка, подписанная Григорием Распутиным. Собрана неплохая коллекция живописи, в которую входят картины Исаака Левитана, работа Казимира Малевича «Мужчина с лопатой» 1910 года.

d44cdeadab9d5b65ee3addaf67a2c6b4.jpg
Картина Казимира МАЛЕВИЧА «Мужчина с лопатой» в музее в Гродно

Конечно, когда глядишь на все это разнообразие, первая мысль, которая крутится в голове: неужели это все оригиналы?

— Мы не можем дать стопроцентную гарантию, что это полотно вышло именно из-под кисти Малевича. Чтобы это утверждать, надо провести экспертизу, а это достаточно дорогостоящая процедура, и сейчас мы не можем ее себе позволить. Вот небольшой эскиз к известному полотну Кустодиева «Масленица», натюрморт русской художницы Натальи Гончаровой. Есть работы неизвестных авторов. Они немного «доработаны» — это делалось для того, чтобы при переправке через границу скрыть ценность картины. К тому же в основном они небольшого размера. Вы должны понимать: суть контрабанды в том, что крупные предметы искусства мимо бдительного ока таможенников не провезешь.

0d54ee3f3140764cd27b636c510ffc92.jpg
Один из перехваченных нашими таможенниками библиографических раритетов

Неповторимая коллекция икон занимает небольшой зал и называется «Сакральное искусство». Всего здесь представлено 105 экспонатов, среди которых — икона ХIХ века «Воскресение — Сошествие во ад» с пятью изображениями Христа в центральной части и сюжетами главных христианских праздников на восемнадцати клеймах. 

— Вот здесь представлена русская каноническая икона. Они практически никогда не подписывались. Но у нас есть уникальная икона под номером шесть, подписанная известным русским мастером-иконописцем Дмитрием Кориным. Она датируется 1852 годом. Отдельно представлены иконы староверов. Особенностью является медное литье, которое вмонтировано в саму икону. Есть иконы, написанные непрофессиональными иконописцами, но, тем не менее, представляющие огромную историко-культурную ценность.

Достояние республики

В запасниках гродненского музея хранится около 3000 икон, около 900 картин и 2000 предметов декоративно-прикладного искусства. Все они, судя по рассказам работников, попали сюда в 1990-х и 2000-х годах. Почему же Гродненский историко-археологический музей в последнее время редко пополняется новыми историко-культурными ценностями?

Оказывается, что вот уже более двух лет работа по распределению конфискованных товаров организована по-новому. Начальник управления по Гродненской области Департамента по гуманитарной деятельности Управления делами Президента Олег Мельников рассказывает, как решается судьба конфискованных товаров, представляющих культурную ценность:

a711fcce01e638af6c8d4202e7a51aae.jpg — На сегодняшний день наша работа определена Указом № 63 от 19 февраля 2016 года. Этим документом определен порядок работы с уполномоченными органами по определению исторической и культурной ценности предметов, которые изымаются у недобросовестных граждан. Важно подтвердить достоверность исторической ценности конфискованного имущества. Поэтому перед тем как передать нам предметы историко-культурной ценности, таможня, Следственный комитет или органы принудительного исполнения организуют проведение экспертизы. Подразделения нашего департамента находятся в Гродно, Ошмянах, Берестовице, Лиде. Мы охватываем все таможенные пункты, которые действуют в регионе. Затем привлекаем к работе сотрудников наших музеев, которые обладают достаточной компетенцией при окончательном принятии решений по тому или иному предмету.

— Кто сейчас определяет, куда в конечном итоге попадет спасенная ценность?

— Мы работаем в тесном взаимодействии с Министерством культуры. Именно оно определяет судьбу изъятого имущества. Получателями экспонатов являются все музеи страны. Это может быть Национальный исторический музей, Несвижский замок, Жлобинский историко-краеведческий музей. Однако большая часть в конечном итоге попадает в наши региональные музеи, чтобы пополнить их экспозиции.

— За 2,5 года нашей работы определили судьбу 42 материалов, — говорит Олег Иванович. — Наиболее ценные экспонаты размещены в Национальном историческом музее. Денарии Фаустины Младшей, арабские монеты XIV—XIX веков, акче Османской империи и многие другие. Были картины. Их передали в Национальный художественный музей. Например, полотно Смита 1879 года, картина Кристиана Фредерика (масло, Дания, 1914 год), Георга Польсена 1924 года. Было холодное оружие, к примеру, серьезная коллекция штык-ножей. Был очень интересный набор старинной мебели. Она пополнила экспозицию Жлобинского музея. Попадались весьма интересные книги. Перечислять можно долго.

Вильнюс и его Музей таможни

У любой контрабанды есть и обратная сторона. Что же можно увидеть в Музее таможни в Вильнюсе, где большую часть экспозиции составляют ценности, не доехавшие до нас? Говорят, он набирает популярность, даже в будние дни здесь можно встретить экскурсионные группы. В отличие от гродненского вильнюсский музей интерактивен, информация об экспонатах здесь хранится на сенсорных экранах, представлено много кадров кинохроники. И все здесь можно трогать, а денег с посетителей за вход не берут.

eb510e27aa313bd7e871d54509337757.jpg

В этом виде музей существует с 2008 года, однако основные экспонаты собирались десятилетиями, — рассказывает сотрудник вильнюсского Музея таможни Миндовгас Семенас. — Он был основан Витаутасом Якелайтисом в 1994 году и с того времени совершенствовался. Всего у нас представлено более 7000 экспонатов: от наследия Средних веков до наших дней.

— А что-то новое появляется?

— Что-то покупаем, что-то нам приносят в дар, — объясняет гид.

5abd3b11c60739839165300717f65bb1.jpg
В вильнюсском музее ценных предметов искусства мало. В основном экспозиция посвящена таможенному делу.

— Часто ли вас посещают иностранцы?

— Смотря кого считать иностранцами, — шутит собеседник. — Конечно же, приезжают белорусы и россияне, много групп из стран Западной Европы. 

— А что вызывает наибольший интерес у посетителей?

— Нет, не антиквариат, разочарую вас. Больше всего привлекает контрабанда. Особенно подделки. У нас тут можно открывать рынок. В свое время возили одежду, сумки с лейблами «Версаче», «Адидас», «Гуччи». Можем, кстати, научить вас, как распознавать фирменную одежду. Есть у нас макет легкового автомобиля в разрезе. На нем отмечены места, где водители чаще всего устраивают тайники: в багажнике, под запасным колесом, пассажирским ковриком, в потолке, дверцах. Еще интереснее бывают тайники в фурах. Есть змеи в спирту, львиные усы, которые якобы лечат от всех болезней, кораллы и изделия из них.

822fb296699ac86a57bb52211d8f6b30.jpg
В музее есть зал, где восстановлена обстановка кабинета на Клайпедской таможне

В музее есть зал, где восстановлена обстановка кабинета на Клайпедской таможне. На столе старинные телефоны, пишущая машинка, униформа таможенников 1937 года, государственные награды высших чинов. До 1940 года популярнейшей контрабандой в Литве были спиртные напитки, табак, косметика и мыло. Есть в музее небольшая экспозиция, посвященная восстанию 1863—1864 годов. Литовские книги печатались в соседней Польше и в Америке. А книгоноши по тайным тропинкам проносили их через границу. Конечно, некоторых контрабандистов ловили и жестоко наказывали. Однако объемы перемещаемой через границу литературы были такими, что на книгах выучилось целое поколение литовцев. В советское время большая часть контрабанды попадала в Литву морем. Поэтому один из залов музея как раз оформлен в виде большого морского контейнера. 

— Чем вы особенно гордитесь?

— Один из самых старинных экспонатов — пограничный столб. В 1795 году он стоял на границе России и Пруссии. Его нашли совершенно случайно. И, представьте себе, он прекрасно сохранился до наших дней. Есть у нас уникальный документ «шипкарте». Это разрешение, по которому мигрантов пропускали на пароход, отплывающий в Америку.

e7535f0930ec57ef540120b87bfd26e1.jpg
Уловки контрабандистов — отдельная тема экспозиции

Отдельный зал музея посвящен трагедии в Мядининкае, когда в 1991 году на этой литовско-белорусской заставе были убиты пограничники и таможенники. Чудом выжил тогда лишь один человек. Убийц так до сих пор и не нашли. 

— Что сегодня пытаются перевезти через белорусско-литовскую границу нечистые на руку граждане? — спрашиваю у экскурсовода.

— В основном пытаются скрыть запрещенные к провозу лекарства, наркотики и оружие. Везут антиквариат, чаще всего монеты, марки, банкноты, книги. 

Сложно сказать, какой музей интереснее и познавательнее. Уж очень они разные — наш музей, где во многом представлены изъятые культурные ценности, и литовский, где можно составить себе представление обо всех нюансах деятельности контрабандистов. Кстати, наши музеи в этом моменте уникальны, а вот музей в Вильнюсе — в Европе такой не единственный. Подобные экспозиции можно увидеть в музеях таможни в Гамбурге и Вене. В общем, времена и границы меняются, а контрабандисты были, есть и будут.

Топ-5 задержаний ценностей на Гродненской таможне в прошлом году

• В марте у жительницы Польши, следовавшей на автомобиле «Фольксваген» в Польшу через пункт пропуска «Берестовица», обнаружены незадекларированные книги, представляющие культурную ценность. Все они изданы в Варшаве — в 1874, 1903 и 1906 годах. 

• В июне гродненские таможенники пресекли незаконный ввоз почти трех тысяч единиц монет и банкнот, представляющих культурную ценность. Гражданин Армении следовал на территорию ЕАЭС через пункт пропуска «Берестовица» из Испании. Из конструктивной полости днища автомобиля Mercedes таможенники извлекли почти 1000 монет и более 1700 банкнот различных государств и номиналов, а еще карманные и наручные часы, медальоны.

• В июле белорус собирался незаконно переместить через границу артиллерийскую саблю и штык-нож конца XIX века. Транспортное средство следовало из Польши через пункт пропуска «Брузги». Еще один наш соотечественник попытался провезти немецкий штык-нож конца XIX века в ноябре. 

• Монеты начала XX века, медали времен Великой Отечественной войны, а также янтарь пытались незаконно переместить через таможенную границу ЕАЭС граждане Украины, следовавшие через пункт пропуска «Бенякони».

• Попытку вывоза книг по искусству и живописи, представляющих культурную ценность, пресекли гродненские таможенники. Книги находились в багажном отделении легкового автомобиля, на котором гражданин Казахстана следовал через пункт пропуска «Каменный Лог» в Литву.

СТОИТ ПОЧИТАТЬ

Как правильно перевозить медицинские препараты через границу. Комментарий Гродненской региональной таможни

Четыре грузовика с перебитыми VIN изъяты гродненскими таможенниками c начала года

Столетние медали, монеты и необработанный янтарь незаконно пытались перевезти через белорусско-литовскую границу граждане Украины