Начальник управления уголовного розыска криминальной милиции УВД облисполкома Сергей Аполоник: «Если ты в угрозыске – значит, в постоянной готовности»

 Начальник управления уголовного розыска криминальной милиции УВД облисполкома Сергей Аполоник: «Если ты в угрозыске – значит, в постоянной готовности»

Об истории этой важной структуры в системе органов внутренних дел, ее нынешних буднях – беседа с начальником управления уголовного розыска криминальной милиции УВД облисполкома Сергеем Аполоником.

– Сергей Михайлович, приказ коллегии НКВД от 5 октября 1918 года о создании отделений уголовного розыска стал точкой отсчета в истории вашей службы. И свою работу советский уголовный розыск начал в очень непростых условиях.

– Это действительно так. Разруха, гражданская война создали благоприятную почву для расцвета криминала. Очень непросто пришлось тогда сотрудникам уголовного розыска на белорусской земле, ведь их отделения практически формировались на прифронтовой территории. У многих сотрудников не было опыта, не говоря уже о профессиональной подготовке, но это компенсировалось желанием помогать людям и личным мужеством в противостоянии с криминалом. По архивным данным, только за 8 месяцев 1920 года белорусская милиция потеряла почти 600 человек, среди которых было немало сотрудников угро. Кстати, именно в 20-м году началась и история гродненского уголовного розыска. Когда город освобождали части Красной Армии, 20 июля было создано управление рабоче-крестьянской милиции, при штабе которого организовали отделение уголовного розыска, насчитывавшего 32 сотрудника. Просуществовало оно недолго, но и за это короткое время удалось повлиять на криминальную ситуацию в городе и его окрестностях, где действовали несколько банд, среди которых и своей численностью, и дерзостью особенно отличалась так называемая Савиновская банда.

224146-03.JPG

– Легкой службу в уголовном розыске в любое время никак не назовешь. Но крайнего напряжения сил особенно требовали 40-50 годы прошлого века.

–  Эти годы были крайне сложными для всего народа. Как и все советские люди, сотрудники уголовного розыска в годы Великой Отечественной войны с честью решали поставленные перед ними задачи, многие мужественно воевали на фронтах и в партизанских отрядах. В буквальном смысле воевать им приходилось и после освобождения Гродно от гитлеровцев в 1944 году, и после того, как закончилась война. На Гродненщине в это время орудовали многочисленные банды, причем хорошо вооруженные. Хватало оружия и у населения. Согласно данным за 1945 год, у сельских жителей были изъяты 14 пулеметов, 180 автоматов, 720 винтовок, более 500 пистолетов и револьверов. Пришлось из наиболее опытных сотрудников уголовного розыска создавать оперативные группы и направлять их в районы, наиболее зараженные бандитизмом. Именно такой группой была обезврежена банда под руководством главаря по кличке Вильк, зверствовавшая под Радунью. Грамотные действия позволили арестовать 17 преступников.
Большую работу по ликвидации банд проделали сотрудники уголовного розыска Лидского отдела милиции под руководством Валентина Демидова, многое они сделали и по борьбе с детской беспризорностью.

Еще одним испытанием для правоохранителей стали так называемые лихие 90-е годы. По области, да и по стране, прокатилась волна рэкета, причем нередко с применением огнестрельного оружия. Чтобы не допустить разрастания криминала, не дать ему возможность почувствовать свою силу, было создано специальное подразделение по борьбе с организованной преступностью, в котором работало много оперативных сотрудников.

И с этой бедой в суверенной Беларуси справились первыми среди всех постсоветских государств, что в очередной раз подтвердило высокий профессионализм белорусского уголовного розыска. А в этой службе гродненские сыщики всегда были на лидирующих позициях в республике. И немалый вклад в успех внесли настоящие профессионалы, руководившие ранее управлением уголовного розыска УВД Гродненского облисполкома. Среди них Казимир Иванович Неведский, возглавлявший управление в декабре 1966 года. Боролся он не только с криминалом, на счету участника партизанского движения десятки уничтоженных гитлеровцев, взорванные вражеские автомашины и мосты. Как дань памяти полковнику Игорю Борисовичу Волкову УВД облисполкома учрежден приз в его честь. Это был оперативный работник высочайшего класса и богатейшего опыта, почти 20 лет он служил на различных должностях в угрозыске, а затем 9 лет возглавлял отдел уголовного розыска УВД. Всего на этой должности трудились десять человек, и каждый из них заслуживает самых теплых и благодарных слов.

– А как вы пришли в уголовный розыск?

– Моя служба в милиции началась в 1995 году с должности инспектора по делам несовершеннолетних Октябрьского РОВД в Гродно. Работал в этой сфере пять лет, и все это время меня тянуло к сыскному делу. В уголовный розыск предложили перейти в 2001 году. А поводом стало раскрытие мною вместе с напарником серии краж из гаражей в районе площади Декабристов.
Когда стал оперуполномоченным, пришлось изрядно, как у нас говорится, потоптать землю. Особенно пришлось побегать, когда нужно было изобличать серийного насильника, орудовавшего в районе Румлевского парка. Ушло на это несколько месяцев, но в конце концов, преступник понес заслуженное наказание. Если ты в угрозыске – значит, ты постоянно на ногах и в постоянной готовности. В нашей службе все должно делаться сегодня и сейчас. Любое промедление – это потерянные улики или затоптанные следы на месте преступления, да и показания свидетелей, как говорится, по горячим следам и спустя какое-то время – тоже две большие разницы. Так что волей-неволей личная жизнь у опера уходит на второй план. И я благодарен своей жене, что она с пониманием относилась к моей службе, которая не отпускала от себя ни днем, ни ночью.


be42bba07115768bb034a35ed3c9fda9.jpg

– Все ли выдерживают такой ритм?

– Мой опыт говорит, что случайных людей в нашей службе нет. И не только из-за напряженного ритма. У опера должна быть хватка к этому делу, дар к сыскной работе. У кого этого нет, как правило, уходят из розыска и находят себя в других сферах.

– Доводилось слышать фразу, что в борьбе с преступником сыщику порой приходится просчитывать не меньше вариантов, чем шахматисту в игре.

– Аналогия вполне допустима, но с одной поправкой: если на кону у шахматиста стоит зачастую лишь его спортивное самолюбие, то у оперативника – безопасность жизни, здоровье, имущество людей, и проиграть он не имеет права. Так что просчитывать ходы приходится, как это было не так давно с задержанием группы квартирных воров в Гродно. Попробуйте вычислить почти в 400-тысячном городе троицу «домушников», да еще и из серии так называемых гастролеров. Задача суперсложная, но она была решена.

В принципе, в любом деле приходится рассматривать несколько версий. И не всегда даже самая на первый взгляд очевидная выводит на след преступника. Наглядный пример тому – убийство престарелой женщины в Волковыске. Все улики, начиная с бутылки водки, стаканов, закуски на столе, буквально намекали, что к преступлению причастен кто-то из знакомых погибшей. Самая тщательная проверка всех этих подозреваемых не дала результата. Когда их круг расширился за пределы Волковыска, появились первые зацепки. Как потом выяснилось, убил бабушку ее внук, который проживал в Минске. А покусился он на ее деньги, полученные от продажи дачи. Он же инсценировал застолье в доме, чтобы пустить следствие по ложному следу.

224146-02.JPG

– Сергей Михайлович, сейчас на телеэкранах масса детективных сериалов, и если в них появляются опера, непременно жди стрельбы.

– Если честно, за время службы в милиции применять оружие не приходилось. Картинка со стрельбой эффектна только в кино, в реальной жизни уголовного розыска самая высокая оценка выставляется тогда, когда даже самый опасный преступник обезвреживается тихо и без шума. Это и есть профессионализм. Поэтому любая операция по задержанию готовится самым тщательным образом, чтобы исключить любые риски и застать преступника врасплох.

А если говорить о настоящем кино об уголовном розыске, для меня таким является «Место встречи изменить нельзя». Фильм этот об уже прошедшем времени, но он отражает сам дух, суть оперативной работы.

Многие по-разному воспринимают фразу Жеглова «Вор должен сидеть в тюрьме», а для меня она означает прежде всего хорошо известный постулат, что любое преступление не должно оставаться безнаказанным. Это основа безопасности в любом обществе. И с этой задачей милиция Гродненщины довольно успешно справляется. Раскрываемость преступлений на протяжении многих лет в нашей области была одной из самых высоких в стране, а за последние 10 лет ни одному преступнику, совершившему убийство, не удалось уйти от ответственности.

224146-01.JPG

В нашей службе все должно делаться сегодня и сейчас. Любое промедление – это потерянные улики или затоптанные следы на месте преступления, да и показания свидетелей, как говорится, по горячим следам и спустя какое-то время – тоже две большие разницы. Так что волей-неволей личная жизнь у опера уходит на второй план.