«Я виноват, что недосмотрел детей». В Зельве отцу, убившему 4-летнюю дочь, вынесли приговор

«Я виноват, что недосмотрел детей». В Зельве отцу, убившему 4-летнюю дочь, вынесли приговор

В зале суда Зельвенского района Гродненский областной суд завершил рассмотрение уголовного дела в отношении 25-летнего мужчины, который обвиняется в убийстве четырехлетней дочери и истязании двоих своих детей. В жуткой истории поставлена точка.

Предыстория

Вечером 18 октября 2019 года в 21.10 девочка в бессознательном состоянии была доставлена медработниками скорой помощи в районную больницу и спустя несколько минут госпитализирована в реанимацию. Врачи диагностировали закрытую черепно-мозговую травму и зафиксировали множественные кровоподтеки и ссадины по всему телу. Несмотря на предпринятые усилия медперсонала, 20 октября девочка умерла.

Судмедэксперт установил причину смерти – закрытая черепно-мозговая травма в виде кровоизлияния в головной мозг. Количество ссадин в области головы (15!) указывало на то, что в эту часть тела имело место не менее шести травматических воздействий. Кроме того, на теле потерпевшей обнаружен 71 (!) кровоподтек и ссадины.

Поводом для этой истории, как выяснилось впоследствии, стал конфликт отца с дочерью. Сначала девочка без разрешения взрослых открыла холодильник. А чуть позже отказалась делать вечернюю гимнастику. По словам обвиняемого, он решил ее немного успокоить и стал наносить удары в спину, несколько раз по ягодицам, а затем дважды бросил на тахту. Девочка потеряла сознание и захрипела. Отец, испугавшись, стал делать искусственное дыхание. Его сожительница вызвала скорую.

По подозрении в нанесении ребенку телесных повреждений Зельвенским РОВД был задержан обвиняемый. Он рассказал в подробностях, как все происходило. Однако, узнав о смерти дочки, изменил показания. В частности, отмечал, что хоть и воспитывал дочерей с применением физической силы, привести к гибели удары, нанесенные М. в тот злополучный вечер, не могли. Да и сожительница, по его словам, иногда поднимала руку на детей.

Свидетели

В качестве свидетелей выступали сожительница обвиняемого, ее мать и отец, ряд экспертов, работавших над делом, и другие.

Мать сожительницы не отрицала, что ее 22-летняя дочь жаловалась на воспитание малышек их отцом с помощью побоев, просила совета. Сама женщина ни разу не видела, чтобы обвиняемый избивал дочерей. В свою очередь собственную дочь свидетельница охарактеризовала с положительной стороны. И опровергла все предположения, что она могла поднять руку на детей.

На уточняющие вопросы ответила и сожительница обвиняемого.

Из показаний свидетелей вырисовывалась картина накапливающего агрессию из-за финансовых трудностей мужчины, раздражающегося на собственных детей из-за их непослушания и вымещающего злость на беззащитных дочерях.

Обвинение

Государственный обвинитель подчеркнула, что на скамье обвиняемых – мужчина, отец, который дал жизнь двоим детям, двоим девочкам. К сожалению, один ребенок погиб. Не умер от болезни, а именно погиб от насилия, и причина его смерти – при жизни полученная травма головы. И обвинение в причинении этой травмы предъявлено находящемуся на скамье обвиняемых ее отцу.

Вторая девочка находится на государственном обеспечении, воспитывается в настоящее время в приемной семье, так как не может воспитываться в семье биологической. Потому что родная мать лишена родительских прав, а отец обвинен в убийстве, истязании и арестован.

По словам обвинителя, и в ходе предварительного следствия, и в судебном заседании обвиняемый категорически отрицал свою причастность к убийству дочери. Более того, он осознанно препятствовал установлению истины дела.

Не вызывает сомнений, что обвиняемый заведомо знал о малолетнем возрасте своей дочери, а также тот факт, что в момент избиения девочка находилась в беспомощном состоянии. Она была лишена малейшей возможности и в силу возраста, и в силу физического и психического состояния оказать избивавшему ее взрослому сильному человеку сопротивление, уклониться от ударов и от посягательства на ее жизнь, – отметила обвинитель и добавила: – В полном объеме соглашаюсь с выводами следствия и в той части, что убийство совершено обвиняемым с особой жестокостью. Нанося 4-летнему ребенку не менее 36 ударов руками и ногами, в том числе в жизненно важный орган – голову, он просто не мог не осознавать, что выбранный им способ лишения жизни ребенка причиняет особые физические страдания и продолжительную сильную боль.

Однако сказать, что в данном случае речь идет о заранее спланированном убийстве, нельзя.

Это скорее всего свидетельство того, что этот человек не мог держать себя в руках, что непослушание, капризы М. просто выводили его из себя и на сей раз вывели до такой степени, что наступила вспышка, помутнение. Так сам описал свое состояние обвиняемый.

При этом не было доказано, что мужчина находился в состоянии алкогольного опьянения, и прокурор предложила исключить данный признак из обвинения.

Гособвинитель попросила суд назначить наказание в виде 25 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Защита

Адвокат обвиняемого считает, что произошедшая трагедия –шокирующая и необъяснимая ситуация как для самого мужчины, так и окружающих его людей. И родственники, и руководство по прежнему месту работы, и сельчане характеризуют его с положительной стороны.

В тот страшный вечер отец «воспитывал» свою дочь привычным для него способом – накричал, шлепнул ладонью по попе, толкнул в спину, а затем на тахту. Но он уверен, что его действия не могли повлечь столь тяжелых последствий.

А наличие телесных повреждений на теле М. не может указывать на то, что все из них наносил обвиняемый.

Последнее слово обвиняемого

Все заседание суда обвиняемый сидел с опущенный головой, время от времени запрокидывая руки за голову. О чем он думал в эти часы, известно только ему. Но когда судья предоставил обвиняемому возможность сказать последнее слово, мужчина произнес: «Я виноват, раскаиваюсь в том, что недосмотрел своих детей. Но я не совершал такого преступления, в котором меня обвиняют».

Приговор

Судебная коллегия по уголовным делам Гродненского областного суда на основании представленных гособвинителем доказательств постановила в отношении обвиняемого приговор по пунктам 2 и 6 части 2 статьи 139 и части 2 статьи 154 Уголовного кодекса Республики Беларусь. Суд назначил обвиняемому 25 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Приговор в законную силу не вступил, может быть обжалован и опротестован в апелляционном порядке.

Редакция газеты «Гродненская правда»