МАРТ, концерн «Беллегпром», белорусские производители и владельцы магазинов обсудили новые правила торговли в секонд-хендах

МАРТ, концерн «Беллегпром», белорусские производители и владельцы магазинов обсудили новые правила торговли в секонд-хендах

За последние четыре года магазины секонд-хенда в пять раз увеличили объемы ввоза своей продукции. Такому небывалому росту позавидует любой белорусский производитель одежды, да и не только. Впрочем, у этой тенденции есть свои нюансы. Весной и летом этого года Министерство антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ) выносило на общественное обсуждение проект постановления Совета Министров, которое в том числе должно разграничить продажу бывших в употреблении и новых вещей в магазинах секонд-хенда. Сейчас документ находится в Правительстве. Корреспонденты «Р» пообщались с разработчиками документа, производителями и продавцами и выслушали разные точки зрения, сообщает СБ.

Такой разный импорт

Для начала некоторые цифры и факты. По оценке концерна «Беллегпром», удельный вес импорта товаров типа секонд-хенда, поступающих в страну для перепродажи, в объеме чистого импорта потребительских товаров легкой промышленности составляет около 10 процентов. По экспертной оценке, фактическая сумма продаж (в розничных ценах) товаров типа секонд-хенда может быть оценена примерно в 250 миллионов долларов. При этом ввоз таких товаров декларируется по минимальной стоимости, соответствующей минимальному тарифу таможенной пошлины — 0,15 евро за один килограмм.

e92eb732f7c2439bbcda8b8170ca287e.jpg

 Тогда как реальная стоимость закупки у трейдеров в Германии, Польше, Литве одного килограмма таких товаров значительно выше — от 2 до 10 евро. Тем самым бюджет страны недополучает соответствующие таможенные пошлины. Эксперты концерна говорят: продажа одного килограмма секонд-хенда поштучно приносит выручку в размере 20—40 долларов. В то же время многие магазины секонд-хенда — ИП, работающие на упрощенном режиме налогообложения. Таким образом, «экономия» на НДС составляет на одном килограмме от 4 до 8 долларов (расчет сделан на основе приобретенных в магазинах секонд-хенда образцов стоковых товаров). Кроме того, продавцы б/у вещей не несут дополнительных расходов по маркировке, стандартизации или безопасности продукции.

По данным Белстата, в 2019 году в страну ввезено 48,5 тысячи тонн товаров секонд-хенда на сумму 87,3 миллиона долларов. Стоимость одного килограмма ввезенных товаров б/у составила 1,8 доллара.

В новом документе предлагается ввести определение того, что именно подразумевается под «товарами, бывшими в употреблении», а также ограничить продажу в одном торговом объекте новых и бывших в употреблении меховых изделий, обуви, одежды швейной и трикотажной (за исключением швейных и трикотажных бельевых изделий).

7d729c73f40dabcd18a890e497877ca9.jpg

По данным «Беллегпрома», часто под видом бывших в употреблении товаров легкой промышленности в страну ввозятся для реализации новые товары «сток» (остатки морально устаревших или не проданных в сезон товаров), на которые занижается таможенная стоимость и не приходится оформлять ряд документов, необходимых для ввоза новых изделий. При этом можно наблюдать ситуацию, когда в магазинах секонд-хенда представлен стоковый товар в полной размерно-ростовочной шкале, который по своей сути не является товаром, бывшим в употреблении.

В целях оценки регулирующего воздействия проекта постановления МАРТ дополнительно провел опрос более десяти крупнейших продавцов бывших в употреблении товаров легкой промышленности, в результате которого установлено: средняя таможенная стоимость бывших в употреблении одежды и обуви, импортированных и реализованных в рознице в январе — мае 2020 года, составила от 1,2 до 6,68 евро за один килограмм веса, а их средняя розничная цена — 4,28—40,69 рубля за килограмм веса, что значительно ниже стоимости аналогичных новых товаров.

Вместе с тем в таких магазинах реализуются не только бывшие в употреблении товары легкой промышленности, но и другие группы новых товаров (в том числе отечественных производителей), удельный вес продажи которых в общем объеме розничного товарооборота составляет от 1,4 до 11,4 процента в стоимостном выражении. В этих магазинах представлены такие новые товары отечественных производителей, как вешалки, пакеты, одежда трикотажная, белье нижнее, чулочно-носочные изделия, белье постельное, сумки и другие группы товаров.

f2f3f9f6fd347c35b9c65bc9f1d99a9d.jpg

Сомнительные преимущества

Член Совета по развитию предпринимательства при Президенте, гендиректор «Марк Формэль» Андрей Сериков обращает внимание: вопрос честной конкуренции, который поднимается в документе, затрагивает не только белорусских производителей легкой промышленности, но и ретейл — те компании, которые легально ввозят импортную одежду в страну и в полном объеме уплачивают все налоги и пошлины.

— Сейчас у магазинов секонд-хенда есть несколько конкурентных преимуществ, которые привели к тому, что за четыре года объем ввезенной ими одежды вырос в пять раз — до 48,5 тысячи тонн в прошлом году. Это вдвое больше общего объема сырья, которое переработали все текстильные и швейные предприятия страны.

По мнению бизнесмена, к бурному росту «секондов» привело несколько факторов. Во-первых, они уплачивают минимальную таможенную пошлину. Во-вторых, магазины секонд-хенда, в отличие от производителей и легальных импортеров, не уплачивают НДС в размере 20 процентов.

— Они ввозят килограммы, а продают товар поштучно. При этом доля новой продукции в таких магазинах достигает 50 процентов. Наша позиция такая: на рынке будут стоковые магазины, магазины секонд-хенда, но тогда стоит платить такие же налоги, как любой другой производитель легпрома, — сказал Андрей Сериков.

f0ac605a027c0a2c599f2b0f0a234e18.jpg

Выгодные решения

Руководитель компании, управляющей сетью магазинов, торгующих товарами типа секонд-хенда, Петр Ходасевич озвучивает нам позицию со стороны бизнеса, который он представляет:

— Мы поддерживаем усилия концерна «Беллегпром» в стремлении упорядочить рынок товаров легкой промышленности, в частности правила реализации одежды секонд-хенд, а также создание равных конкурентных условий работы для всех участников рынка. Видится правильным разделить этот вопрос на два блока: экономический и аспекты регулирования правил реализации бывших в употреблении непродовольственных товаров легкой промышленности. Что касается предложенного в проекте постановления определения термина «бывшие в употреблении непродовольственные товары», то, на наш взгляд, оно является вполне объективным.

Вместе с тем, обращает внимание Петр Ходасевич, концерн справедливо поднимает вопрос о реализации и декларировании новой одежды «сток» под видом и по правилам работы с одеждой секонд-хенд, а также об уклонении от уплаты таможенных платежей в полном объеме:

— В связи со спецификой самого товара это сложный вопрос. И единственным, на наш взгляд, решением проблемы является создание условий, при которых занижение таможенной стоимости будет экономически нецелесообразным. Это может быть обязательное применение общеустановленной системы налогообложения с уплатой НДС при реализации товаров б/у. Что могло бы решить как минимум два главных вопроса: поступление платежей в бюджет страны в полном объеме и создание равных и справедливых условий конкуренции для отечественных производителей, уплачивающих налоги в полном объеме, и организаций, реализующих товары б/у. Кстати, мы не согласны с утверждением, что половина реализуемой в наших магазинах продукции является новой.

А вот предложения о внесении изменений в правила о продаже отдельных видов товаров игроки считают спорными.

— На наш взгляд, действующая редакция в полной мере отражала интересы сторон и покупателей. В частности, предлагается запрет на продажу бывших в употреблении непродовольственных товаров, за исключением букинистических изданий, в одном товарном отделе (секции) вместе с новыми товарами, — поясняет Петр Ходасевич. — Например, 20 наших магазинов имеют секции, в которых реализуются товары чулочно-носочной группы отечественного производства. Они никак не пересекаются с товарами секонд-хенда. Не совсем понятно, с какой целью запрещать реализацию такой продукции в подобных объектах торговли. Если же цель — отделение секонд-хенда от «стока», то достаточно выполнять правила, изложенные в действующей редакции.

ОФИЦИАЛЬНО

Вадим ЛАМКОВ, заместитель председателя концерна «Беллегпром», объясняет, почему именно концерн выступил с инициативой разработать постановление:

— Концерн подчиняется Правительству и объединяет многие предприятия легкой промышленности, при этом мы выражаем интересы не только членов концерна, но и тех, кто в него не входит, если такой запрос есть. Мы активно обмениваемся информацией и вместе ищем решение общих проблем. Постановление, которое МАРТ выносил на общественное обсуждение, — это консолидированная и выверенная позиция, поддержанная госпредприятиями и частным бизнесом, который легально работает в стране.

— Есть ли какая-то критическая доля импорта б/у одежды, которая угрожает рынку?

— Мы не говорим о том, что есть какая-то критическая доля импорта б/у вещей, которая обваливает рынок. Нас не беспокоит секонд-хенд сам по себе, это не проблема. Проблема — сопутствующие ему явления: ввоз под маркой секонд-хенда новых товаров и так называемого серого импорта (новых вещей, выведенных по различным причинам из оборота на рынках других государств). Надо говорить о том, что есть товары, ввезенные к нам не по правилам. Сегодня в отдельных магазинах секонд-хенда можно найти стройные ряды новых вещей — вот это уже угроза, потому что такие товары гораздо дешевле аналогичных легально ввезенных импортных или отечественных и они выведены за рамки правового поля.

Возьмите любой иностранный бренд, который легально работает в Беларуси: компании сами отправляют свою продукцию как стоковую (например, часть коллекции, которую не удалось распродать), но при этом они честно уплачивают все пошлины и НДС и имеют все необходимые документы и сертификаты. С ними мы работаем и конкурируем на равных условиях. Но когда стоковые вещи ввозятся по стоимости и под видом б/у вещей в страну, это несправедливо. 

— Если постановление будет принято, стоит ли ожидать снижения доли стоковой одежды на внутреннем рынке?

— Вопрос не совсем корректен. Стоковая одежда всегда была на рынке и будет. Мы не боремся с этим явлением и не пытаемся устранить конкурентов. Однако если в законодательстве будет четко установлено требование, что магазины секонд-хенда должны продавать только б/у вещи, полагаю, ввозимые объемы сократятся. Для этого надо четко разделить, условно, поношенное тряпье от стоковой одежды. Люди сами увидят честные цены, честные товары и сами сделают свой выбор — на рынке могут остаться все. Но правила игры должны быть одинаковыми и честными.

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!

Редакция газеты «Гродненская правда»