"О телевидении, о Гродно, о себе". Интервью с легендарными дикторами телевизионной программы «Время» Игорем Кирилловым и Анной Шатиловой

"О телевидении, о Гродно, о себе". Интервью с легендарными дикторами телевизионной программы «Время» Игорем Кирилловым и Анной Шатиловой

Замечательный подарок гродненцам в честь своего 75-летия сделало открытое акционерное общество «Молочный Мир». Гостями Гродненщины стали легендарные дикторы телевизионной программы «Время», известной каждому советскому зрителю, Игорь Кириллов и Анна Шатилова. Они приехали в город над Неманом, чтобы провести юбилейный вечер ведущего гродненского предприятия.

Журналистам «Гродзенскай праўды» выпала счастливая возможность сопровождать московских гостей в прогулке по городу, знакомить с достопримечательностями старинного Гродно и провести рядом с Анной Николаевной, которая приехала вместе с внуком Севой, Игорем Леонидовичем и его обаятельной супругой Татьяной много приятных часов. Все это время мы общались, гости делились впечатлениями о Беларуси и Гродненщине, вспоминали яркие эпизоды своей работы на телевидении, рассказывали о своей жизни. Мы не стали делать с ними традиционных интервью. Просто постарались запомнить и записать все, что услышали за три дня общения. А сейчас хотим поделиться этим рассказом с нашими читателями.

http://grodnonews.by/uploads2/dictory2.jpg

Как это было
Анна Шатилова:
– Еще в школьные годы участвовала в художественной самодеятельности. А поступила на физико-математический факультет. И уже очень скоро поняла: высшая математика – совсем не мой предмет. А вскоре после возвращения с Целины (был в моей юности целинный период) увидела в институте объявление: «На телевидение требуются дикторы. Желающие приглашаются на конкурсный отбор». Пошла без раздумий и попала в пятерку счастливчиков, выбранную из пятисот претендентов. Не все из нас в результате появились на экране. Мне удалось. Но это было очень непросто.

Начинала на радио, где азам дикторской профессии училась у легендарных Ольги Высоцкой и Владимира Герцика. Ольга Высоцкая в то время вела самые ответственные прямые трансляции: с Красной площади, из Кремлевского дворца, Колонного зала. Именно она вместе с Юрием Левитаном 9 мая 1945 года читала сообщение о капитуляции фашистской Германии, а позже вела прямую трансляцию с Парада Победы. Ольга Сергеевна работала со мной над текстами, учила, что нужно выделить, на что обратить внимание. Очень теплые отношения сложились с Юрием Борисовичем Левитаном.

Работу на телевидении начинала на Шаболовке. Помню, как впервые читала сообщение ТАСС. Неожиданно, в самом конце рабочего дня, когда все программы с моим участием закончились, стала собираться домой. И только подумала, что рабочий день завершился и можно расслабиться, как меня вызывают в студию. Взволнованный выпускающий редактор сообщает: «Срочное сообщение ТАСС – убийство Джона Кеннеди. Готовься, будешь читать!». – «Пусть прочтет кто-то другой, я ведь ни разу тассовские новости не читала», – заволновалась я. Но в поздний час других дикторов на студии не было. И, едва пробежав текст глазами (а в тассовских сообщениях знаки препинания обозначались словами, потому для быстрого прочтения требовался навык), я озвучила новость в прямом эфире. Это был 1963 год, я только начинала работу на телевидении, жила в съемной комнате густонаселенной коммунальной квартиры. Поздним вечером вернулась домой и застала на кухне все восемь семей. Все ожидали меня с вопросами, с надеждой услышать подробности.

Оставив физмат, я получила высшее образование на филологическом факультете. Именно этот факт в сочетании с моей славянской внешностью сыграл решающую роль в важном эпизоде профессиональной жизни. Из Японии поступило предложение прислать диктора из СССР для уроков русского языка. Выбрали меня, и целый год я работала в Стране восходящего солнца. Вернувшись, стала появляться на экране в красном (именно красный пиджак стал впоследствии «фирменным» стилем Анны Шатиловой – прим. автора). Красный цвет и сейчас очень люблю.

Игорь Кириллов:
– Теперь у дикторов есть поддержка – телесуфлер. А в наше время таких возможностей не было. Сообщения зачитывались с обычных листочков, и в прямом эфире случалось всякое.
http://grodnonews.by/uploads2/dictory4.jpg
Главные новости приходили, конечно, из ТАСС. Иногда в последние минуты перед эфиром. Приходилось ориентироваться в считанные секунды. Помню, шел 1968 год. Завершались печально известные чехословацкие события. В СССР с визитом прибыл новый руководитель Чехословакии Дубчек. Мы ожидали заключительное коммюнике. И, поскольку телевидение сильно конкурировало с радио, очень хотели сообщить новость первыми, хотя бы на две минуты. Когда получили четыре части текста, решили начинать. Остальное должны были донести в студию по ходу.

И вот я зачитываю коммюнике перед камерой. С удовлетворением, дескать, научим радио, как надо работать. Сначала читаю в обычном темпе, на третьей странице начинаю его замедлять. Четвертую дочитываю с максимальными интервалами, покрываясь холодным потом, а продолжения нет и нет. Завершая чтение четвертой страницы, я уже лихорадочно соображал, как спасти ситуацию. Решил поступить, как в этом случае делал Левитан. То есть сказать: «Повторяю!» и читать текст с начала. В это время краем глаза увидел сотрудника, который ползком, протискиваясь между приборами, пробирался к моему столу с листочком в зубах. Скажу честно, испытал при виде этой картины огромное облегчение.

Оказалось, что в ТАСС вышла заминка между четвертой и пятой частями. Позже я рассказал эту историю Владимиру Меньшову, и он использовал ее в фильме «Зависть Богов».

Анна Шатилова:
– Нужно сказать, что новости из ТАСС частенько приходили буквально за минуты до эфира. И когда в 1988 году генеральным директором ТАСС назначили первого заместителя председателя Государственного комитета СССР по телевидению и радиовещанию Леонида Кравченко, мы все очень настоятельно его просили изменить эту создающую напряжение практику. И он обещал. Но, увы, перестроить систему не смог. Сообщения так и продолжали поступать с задержкой.

Истории в прямом эфире
Игорь Кириллов:
– В прямом эфире очень важно быстро ориентироваться в ситуации и находить решения. Ведь бывало, что рядом находился собеседник, который вдруг начинал вести себя совершенно неожиданно. Как, например, случилось в разговоре со знаменитым узбекским хлопководом, трижды Героем Социалистического Труда Хамракулом Турсункуловым. Он много раз давал интервью на телеэкране, и когда в очередной раз я беседовал с ним в прямом эфире, ничто не предвещало проблем. Я задал вопрос, собеседник ответил четко и грамотно: «Мы, хлопководы Узбекистана, благодарны партии и правительству...». Довольный результатом, я поблагодарил за беседу, а он вместо того, чтобы попрощаться, вдруг повернулся ко второй установленной в студии камере и слово в слово повторил только что сказанное. Пока он говорил, я подумал: «Ну, ничего страшного, может, кто-то задержался, не успел к началу программы, услышит теперь». Когда гость замолчал, тронул его за руку и настойчиво сказал: «Спасибо!». – «Да не проблема, – услышал в ответ, – я могу еще раз». И тут же, повернувшись к третьей камере, хлопковод в третий раз произнес свою речь.

Позже, когда мы уже пили чай после эфира, я спросил: «В чем дело? Почему вы повторили ответ трижды?». Все оказалось просто. Буквально накануне известный хлопковод отвечал на вопросы журналиста в программе, которая выходила в записи. И там его просили повторять ответы по нескольку раз, чтобы снять с разных ракурсов и в разных планах. А сейчас Хамракул Турсункулов торопился по делам и, чтобы сэкономить время, решил проявить инициативу.

Анна Шатилова:
– Я люблю прямые эфиры, хотя они требуют напряжения, никто не застрахован от неожиданностей. Совсем молодым диктором, помнится, участвовала в программе, где чествовали советских космонавтов. Гостей, которые поздравляли отважных покорителей космоса, мы объявляли по очереди. Нам выдавали бумажки с их именами и должностями, и мы их озвучивали. Мне попался гость со сложной восточной фамилией, и я упорно тренировалась, стараясь хорошо ее запомнить. Встала, отчитала свой текст и счастливая тем, что фамилия удалась, опустилась на стул. Вдруг вижу, как одна из моих коллег буквально согнулась от смеха. Не понимаю, почему? Лишь потом мне объяснили, что фамилию я объявила верно, а вот с должностью промахнулась. Назвала директора ликероводочного завода директором винно-водочного магазина.

Гораздо позже, в 1991-м, мне выпала миссия озвучить сообщение о денежной реформе Павлова. Заняла свое место в студии и начала читать. При этом звук не пошел. Не знаю, что это было, может, диверсия, но я очень долго в прямом эфире вела переговоры с рабочей группой, пока они выясняли причину. Оказалось, оборван провод к моему микрофону. Текст я в итоге все-таки прочитала, но по Москве потом ходила байка, будто Шатилова увидела сообщение, вспомнила, что у нее в загашнике припрятаны восемь тысяч рублей, и, пока их не обменяли, не заговорила.

Игорь Кириллов:
– После прямого эфира всегда переживаешь, если что-то, даже в мелочах, не получилось. А бывало по-разному. Иногда все шло гладко, как по маслу. А случалось, что-то не ладилось в студии с первой минуты. Едешь после этого в троллейбусе, видишь возвращающихся домой людей и думаешь: «Хорошо, что они этого не увидели».

Это было за кадром
Игорь Кириллов:
– В мою обязанность входило озвучивание на телеэкране докладов высшего руководства страны. Тексты сдабривались словами «как подчеркнул товарищ Брежнев», «как отметил Леонид Ильич» и зачитывались с экрана. И однажды трансляция началась, Генеральный секретарь приступил к докладу, а через несколько минут показ приостановили, продолжение текста читал уже я. Пока я его зачитывал, площадь у телестудии заполнили автомобили аккредитованных в Москве иностранных корреспондентов. Зарубежные журналисты решили, что у Брежнева проблемы со здоровьем, и ждали развития событий, чтобы первыми сообщить сенсационную новость. Фальстарт дало авторитетное тогда издание «Фигаро». Его информация считалась достоверной, на него равнялись другие информационные службы. Каково же было их разочарование, когда в конце доклада вновь включили прямой эфир и страна увидела в президиуме Леонида Ильича. После этого авторитет «Фигаро» был подорван.

Еще один поразивший меня случай произошел в день, когда наши ПВО по ошибке сбили южнокорейский самолет, приняв его за разведчика. Перед началом программы «Время», как всегда, просматривал сообщения, в том числе и это. В нем сообщался факт именно в таком изложении, говорилось, что это была ошибка руководства региональных войск ПВО. А буквально за секунды до начала эфира, когда уже звучала знакомая всем мелодия Свиридова «Время, вперед!», ко мне подбежал взволнованный коллега и заменил листок. Каково же было мое удивление, когда я увидел совершенно иной текст, с противоположным объяснением произошедшего. Ту первую версию мы узнали лишь много лет спустя.

После одной закадровой истории я бросил курить трубку. В 1976-м Туле присвоили звание города-героя, и Брежнев отправился лично вручать руководству города Золотую Звезду. Современных средств связи не было и в помине, событие снимали на обычную кинопленку, которую должны были доставить в студию и смонтировать к программе «Время». В ожидании пленки мы все волновались, и волнение нарастало по мере приближения эфира.
Чтобы снять напряжение, мы с коллегой вышли на улицу и закурили. И как раз в этот момент к зданию на полном ходу подлетели мотоциклисты. Высокий майор в крагах, в забрызганной грязью одежде (шел декабрь, и погода не баловала) прошел с ценным грузом мимо нас и, обернувшись, сказал: «Конечно, мы рискуем жизнью, а Кириллов трубку покуривает». Трубка в те времена считалась атрибутом снобизма. И в тот же день я перешел на обычные сигареты.

Анна Шатилова:
– И еще один закадровый момент врезался в память. Мы с Игорем Леонидовичем комментировали все главные события, происходившие на Красной площади. При этом сами их воочию не видели. Сидели в студии окнами на площадь, но за происходящим наблюдали на мониторе. Игорь Леонидович не раз порывался встать и в свободную минуту выглянуть в окно. Но сопровождающий всякий раз его останавливал. Лишь позже нам объяснили, что к окнам в такие моменты подходить запрещалось. Таково было требование охраны, а подошедший мог и пострадать в целях безопасности руководителей государства.

О жизни
Анна Шатилова приехала в Гродно со старшим внуком Севой. Ему одиннадцать, и для того, чтобы поехать с бабушкой, пришлось пропустить два школьных дня.
http://grodnonews.by/uploads2/dictory1.jpg
– Учебу ты наверстаешь, – заметила Анна Николаевна уже в первые минуты нашей прогулки по Гродно. – Зато посмотри, какая вокруг красота! Как много интересного ты узнаешь! Какое здесь небо и воздух, как хорошо дышится.

Приятных моментов прогулке прибавили и жители нашего города. Как оказалось, гродненцы хорошо помнят и знают легендарного диктора советского телевидения и сейчас смотрят передачи с ее участием на Первом канале. На нем по сей день работают Анна Шатилова и Игорь Кириллов, являются лицами Первого канала и часто появляются на экране в разных передачах.

Анну Николаевну узнали буквально через несколько шагов и потом на протяжении нашего часового похода по Старому городу останавливали много раз, благодарили за приезд в наш город, желали еще долгих лет на экране, просили автографы. Гостья с удовольствием выполняла просьбы и каждый раз прибавляла: «Со мной приехал и Игорь Кириллов. Завтра мы будем вести в драмтеатре юбилей «Молочного Мира».

– С ним мне легко и просто, – говорит об Игоре Леонидовиче его жена Татьяна.

Они познакомились после того, как первая супруга Кириллова ушла из жизни. Жизнерадостная и открытая, она всегда старалась улыбнуться, создать хорошее настроение.

Случайное знакомство вскоре переросло в нечто большее, и когда у Татьяны на работе случились проблемы, Игорь Леонидович предложил свою помощь. Они поженились и теперь поддерживают друг друга.

Дочь Игоря Леонидовича живет в Германии.

– Она музыкальный руководитель в театре, – поделился гордый ее успехами отец.– Сейчас работает с балетной труппой – это ее последнее увлечение.

– Ей хорошо, и я доволен, – резюмирует Кириллов.

Дети Татьяны остались на родине, в Кишиневе (в 2000-м, в тяжелые для Молдовы времена, она приехала в Москву и осталась в российской столице). У дочери два высших образования, по специальности она банковский работник. В прошлом году вышла замуж. Сын, спортсмен и красавец, учится в университете. С Кирилловым у обоих самые теплые отношения, о чем свидетельствуют многочисленные фотографии, которые Татьяна с удовольствием нам показала.

Сама она по специальности – дизайнер обуви и уж точно человек творческий. Обувью сейчас не занимается, зато любит фотографировать. У нее получаются отличные пейзажи.

О Гродно и гродненцах
Анна Шатилова:
– Беларусью восхищаются все мои знакомые, кому довелось здесь побывать. Я же была в вашей республике всего один раз, в далеком 1969 году на съемках художественного фильма. И теперь, приехав в Гродно, понимаю и разделяю восхищение моих друзей. У вас повсюду чистота и порядок, изобилие хороших товаров в магазинах. Вы сохранили лучшие традиции.

Пока мы гуляли по городу, нас узнавали, люди подходили с теплыми словами. Значит, нас помнят, работали мы не зря.

Теперь я буду ярким пропагандистом Беларуси. Рекомендую всем друзьям и знакомым: визы нет, пограничников нет, покупайте билет и отправляйтесь в путешествие. Увидите много интересного и прекрасно отдохнете.

Игорь Кириллов:
– Много раз бывал в Беларуси. Белорусский народ – особенный, теплый и деликатный. С высоким уровнем культуры и интеллигентности. Доброжелательность, уверенность, спокойствие – это ощущается повсюду.

Ваш совершенно изумительный город Гродно нас покорил. Вы сохранили архитектурный облик старинного города. У вас нет огромных высоток, которые совершенно не вписываются в стиль. Именно это огорчает во многих исторических городах.

И еще, что очень важно, у вас не только хорошие дороги, но и работающие заводы, сельскохозяйственные предприятия.

Гродненцам хочу пожелать: берегите величайшее богатство – ваш изумительный город. Сохраняйте свою доброжелательность и передавайте ее молодым поколениям!

Наше братство имеет глубокую историю. Пусть оно живет и в наших потомках!