Имя Константина Матюкевича будет выгравировано на Стене Почета среди многочисленных Праведников мира Израильского института памяти жертв Холокоста

Имя Константина Матюкевича будет выгравировано на Стене Почета  среди многочисленных Праведников мира Израильского института памяти жертв  Холокоста

Недавно на адрес Елены Константиновны Базан (в девичестве Матюкевич) пришло письмо из посольства Израиля в Минске. В нем сообщается, что имя ее отца – Константина Матюкевича будет выгравировано на Стене Почета среди многочисленных Праведников мира Израильского института памяти жертв Холокоста. И совсем скоро ей, наследнице отца, будут вручены почетный диплом и медаль Праведника мира, которыми посмертно награжден Константин Матюкевич в знак глубочайшей признательности за спасение еврейской семьи. Телефонный звонок из Израиля был для Елены Константиновны полной неожиданностью. Спустя 66 лет женщину нашел Михаил Куклянский, семью которого некогда спас ее отец

     Недавно на адрес Елены Константиновны Базан (в девичестве Матюкевич) пришло письмо из посольства Израиля в Минске. В нем сообщается, что имя ее отца – Константина Матюкевича будет выгравировано на Стене Почета среди многочисленных Праведников мира Израильского института памяти жертв Холокоста. И совсем скоро ей, наследнице отца, будут вручены почетный диплом и медаль Праведника мира, которыми посмертно награжден Константин Матюкевич в знак глубочайшей признательности за спасение еврейской семьи.
    Телефонный звонок из Израиля был для Елены Константиновны полной неожиданностью. Спустя 66 лет женщину нашел Михаил Куклянский, семью которого некогда спас ее отец. 84-летняя женщина подробностей тех событий не знала. Отец не считал свой поступок подвигом и никогда не рассказывал детям, какой смертельной опасности подвергал всю свою семью в годы Великой Отечественной.
    
    Елена Константиновна помнила военные годы и какую-то тревожную суету в их доме, заплаканную, встревоженную мать, взволнованного отца, строго приказавшего детям-подросткам: «Если у вас начнут что-нибудь спрашивать, отвечайте, что никого не видели и ничего не знаете». Жили они тогда в маленькой лесной деревушке Свентоянск, на самом берегу Немана. У отца с матерью было четверо детей, небольшое хозяйство помогало прокормить семью. Теперь в той деревушке в Гожском сельсовете стоят четыре-пять уцелевших домов, которые используются как дачи в весенне-летний сезон. Сохранился и дом Константина Матюкевича.
    
    Подробности тех далеких событий хорошо помнит житель Израиля Михаил Куклянский. По телефону в Гродно он рассказал, что в конце сентября 1941 года, когда в Литве немцы начали расстреливать евреев, аптекарь из литовского города Вейсеяй Саул Куклянский с тремя своими детьми – Аней, Мишей и Самуилом (их мать к тому времени уже погибла) переправился через Неман. Они намеревались убежать в Польшу, надеясь, что там будут в большей безопасности. В лесу встретили Константина Матюкевича, он их покормил и проводил к надежным людям. В Гродно Куклянские задержались, и в ноябре их поселили в гетто, где пришлось испытать все ужасы неволи. В феврале 1943 года отцу с сыновьями удалось бежать из гетто. Решили возвращаться назад в Литву. Пешком в лютый мороз и вьюгу добрались к дому Матюкевича. Он покормил гостей, перевез их на лодке через Неман, и уже литовские жители помогли им укрыться: выкопали яму в лесу, утеплили и замаскировали, помогали едой, теплой одеждой. Так в невероятно тяжелых условиях немецкой оккупации и преследования они выжили. Саула Куклянского, как и Константина Матюкевича, давно нет в живых. Сыновья Константина Петровича после войны выехали в Польшу, младшая дочь умерла, а Елена живет в Гродно.
    
    Минувшим летом Михаил Куклянский приезжал в Вильнюс со своими детьми и внуками, разыскал семьи литовцев, которые спасли его семью в войну, рискуя своей жизнью. Он не смог приехать в нашу республику, но поиски своего спасителя Матюкевича продолжал.
    
    Литовские кинодокументалисты создают фильм об этой истории спасения. Они были даже в Гродно, но тогда Елену Константиновну не нашли: у женщины другая фамилия, частный дом без домашнего телефона. Помогла счастливая случайность и гродненский врач и доцент Владимир Скавронский. Его друзья из Парижа, посетив вильнюсский еврейский музей, узнали историю спасения семьи Куклянских жителем Свентоянска. Но тогда служители музея сетовали, что не могут найти никого из семьи Матюкевичей. А французы вспомнили, что у Владимира Скавронского есть дача почти на литовской границе, на берегу Немана – в Свентоянске. Обратились к нему, и уже он нашел в Гродно Елену Константиновну Базан.
    
Светлана МУРИНА
Редакция газеты «Гродненская правда»