Кавалер двух орденов Ленина выставила за порог скупщиков наград

Кавалер двух орденов Ленина выставила за порог скупщиков наград

Ордена покупали отнюдь не коллекционеры. В состав этого изделия входит ванадий, редкоземельный металл, которого на нашей планете уже почти нет...

Кавалер двух орденов Ленина, бывшая доярка колхоза «1 Мая» Щучинского района Леонида МИШКЕЛЬ выставила за порог скупщиков наград.
Темень ночи разорвал то ли взрыв, то ли разряд молнии. Леонида вскочила с постели, взглянула в окно и, только увидев свет автомобильных фар, поняла, что прервало ее мирный сон.

– Что вам нужно? – дрожащим голосом спросила испуганная женщина.

Несколько лет назад умер ее любимый муж Янок, в город уехали все ее четверо детей. В большом доме в эту глухую ночь Леонида была одна.

– Бабушка, не пугайтесь, откройте, мы ордена ваши хотим купить, вот и все, – раздался голос из ночи.

Леонида Ивановна вышла во двор. Нежданных гостей в дом не пустила.

– Я что-то не могу понять, что, ребята, вам надо? – решила уточнить она, взяв себя в руки.

– У вас же есть ордена Ленина, мы купить их хотим. Мужики из вашей деревни уже продали…

… Кавалер двух орденов Ленина, простая доярка из колхоза «1 Мая» Щучинского района (ныне – ОАО «Щучинагропродукт») Леонида Мишкель точно знает: если бы не советская власть, судьба ее была бы очень тяжелой и незавидной. Родилась она в большой, но очень бедной семье. Замуж вышла за такого же парня – трудолюбивого, но бедного, как церковная мышь, Янка. Свои первые семейные шаги молодожены делали в долг. Даже одежду на свадьбу пришлось попросить чужую. О том, что будет дом – полная чаша, что заживут они, как люди, и думать не смели. Но власть, пришедшая в Западную Белоруссию с Востока, обнадежила. Колхозы начала создавать, куда, не задумываясь, подалась беднота.

– В колхоз я сразу же пошла дояркой, – вспоминает Леонида Мишкель. – Встану ни свет ни заря и бегом к своему стаду. Одной телочке веточек подстелю, другой соломки дам побольше. Как за детьми своими,  за скотинкой ухаживала… Зимой в холода ночевала на ферме, телят малых своим телом согревала…

– Ни о каких наградах, поверьте, я и не думала, – просто и бесхитростно рассказывает о своей жизни Леонида Мишкель. – А тут в правление вызывают. Орден, говорят, тебе пришел…

После этого трудовому энтузиазму Леониды вообще предела уже не было, потому через несколько лет на ее груди заблестел еще один орден Ленина. Руку ей подавал первый секретарь райкома партии, ее стали приглашать в президиум. При таком отношении можно было бы и остановиться. Может быть, так сделали бы многие, но только не Леонида Мишкель. Дважды орденоносец трудилась, как привыкла это делать всю жизнь. В райкоме партии ей по секрету сказали, что документы пошли на третий орден. Но тут грянула перестройка. Труда в жизни Мишкель  меньше не стало. Но награды труженикам давать перестали.

А жизнь шла своим чередом. Кроме сельского труда и маленьких человеческих радостей по поводу успехов детей и внуков, в жизни щучинской доярки, пожалуй, ничего и не было. До тех пор, пока в дверь не постучали ночные визитеры…

– Как это ордена купить? Мои? Трудовые? – недоумевала  Леонида Ивановна.

– Да что вы, бабушка, нашли о чем жалеть. Посмотрите в эту сумку. Здесь денег столько, что весь ваш Щучин купить можно. Вы нам – два ордена, мы вам – деньги на машину.

– Я еще раз посмотрела в сумку. Там и правда лежали деньги. За-пе-ча-та-нные!!! Нет, хлопцы мои, подождите. Дело такое, подумать мне нужно, – сказала я им. А сама решила: надо их как-то до утра отправить и срочно Вере, дочке, в Щучин позвонить.

– Мамочка, ничего не предпринимай, я сейчас же приеду, – ответила дочь.

Как только Вера оказалась в родительском доме, она успокоила маму и сказала:
– Я заберу ордена.

С тех пор семейные реликвии – то, чем гордятся Леонида Ивановна Мишкель, ее дети и внуки, – хранятся не у нее дома. И только поэтому на фотографии, которую сделала я, она без своих орденов. О том, что она не продала их, знает вся округа. По самым торжественным случаям дети привозят материнские награды, она надевает их и, гордо подняв голову, идет по деревне. А мужики те, что тогда позарились на деньги и продали свои награды, теперь ей завидуют. Жизнь показала: машина и орден – вещи несопоставимые.

А ордена покупали  отнюдь не коллекционеры. В состав этого изделия входит ванадий, редкоземельный металл, которого на нашей планете уже почти нет. А он необходим для компьютеров последнего поколения. Японские фирмы, которым он чрезвычайно необходим, дают за этот металл огромные деньги. Тут же появились дельцы, бросившиеся скупать былую славу у людей, живущих главным образом в глубинке. А там кто разобрался, что почем, кто промахнулся.