Диверсионные группы, агитжурналы и письма из окопа. Как фронтовики стали журналистами

Диверсионные группы, агитжурналы и письма из окопа. Как фронтовики стали журналистами

С фронтовых дорог на журналистскую ниву.

Мы хотим рассказать о наших коллегах, которые прошли нелегкими военными дорогами, а после Победы сменили боевое оружие на журналистское перо

Ветераны нашей газеты рассказывали, что сотрудники «Гродненской правды» первых послевоенных лет приходили на работу в застиранных военных гимнастерках и кирзовых сапогах. Еще болели их незажившие раны, еще снились огненные атаки, стояло в ушах победное «ура». Сменив боевое оружие на журналистское перо, они начинали писать биографию освобожденной от врага Гродненщины. Кто-то из них руководил газетой, кто-то стал известным в стране человеком, многие свой журналистский путь начали еще на фронте. Имена многих из них сегодня – в экспозициях музея истории газеты.

колос3.JPG

В Гродно и Минске редактора Андрея Колоса называли «газетным зубром». Длинные военные версты закалили его характер. А талант у него был с детства, уже в 14 лет посылал свои заметки в районную газету. В самом начале войны молодой лейтенант Колос попал в окружение. Под Смоленском его, контуженного, выхаживала сердобольная старушка. Едва оправившись, глухими лесными тропами пробрался в родную полесскую деревню. Здесь хозяйничали немцы, а он собрал группу бывших активистов и увел в лес. Вскоре стал командиром одного из отрядов партизанской бригады. Не раз и не два с группой народных мстителей мерзнул в траншее вдоль железной дороги, уходил от сторожевых немецких собак, преодолевал полноводную Припять под вражеским огнем…За подрыв моста через реку Птичь был удостоен первой награды – ордена Красного Знамени. Было парню 24 года. 

После войны и учебы получил направление в Волковыск. Здесь отчетливо понял, что значит «трое суток шагать, трое суток не спать ради нескольких строчек в газете». В «Гродненской правде» заметили и оценили острое перо журналиста Андрея Колоса. Здесь он успешно прошел все ступени творческого роста. В годы его редакторства областная газета была представлена на ВДНХ СССР. Тогда ее тираж достигал 80 тысяч экземпляров. Гродненский период редактора Колоса отмечен орденами «Знак Почета» и Трудового Красного Знамени. Впоследствии он много лет возглавлял коллектив республиканской «Сельской газеты».

Колос 3_2.jpg

Донской казак Андрей Соловьев мужал в суровые годы коллективизации. Мог стать председателем довоенного колхоза, а он выбрал Сталинградский институт журналистики и, окончив его, возглавил отдел писем сталинградской газеты «Красный Октябрь». В первые дни Великой Отечественной стал курсантом военного училища и почти четыре года служил в действующей армии. Политрук стрелковой роты был всегда на переднем крае, бесстрашно шел в атаку. Каждый день его военной биографии мог быть последним. Был ранен в бою, а подлечившись, поспешил вернуться в строй. В годы лихолетья Андрей Соловьев плодотворно работал в военной газете, в прямом смысле слова писал биографию подвига советских солдат. В «Гродненскую правду» журналист пришел в 1947 году и проработал три десятилетия. В свое время заместитель редактора Соловьев дал творческие уроки молодому Василию Быкову, поддерживал его первые пробы пера.

соловьев.JPG

Поэт-подпольщик Михась Василек в годы войны возглавлял Скидельский подпольный антифашистский комитет, был партизанским разведчиком, свои стихи публиковал в газетах под псевдонимом Гром.

Семнадцатилетний Василь Быков копал противотанковые окопы, учился в пехотном училище. Жизнь молодого офицера не раз висела на волоске: был дважды ранен. Родные даже получили известие, что лейтенант Быков погиб смертью храбрых и похоронен под Кировоградом. А он чудом остался жив и потом еще писал домой бодрые фронтовые письма прямо в окопах. Весть о Великой Победе встретил в Альпах.

В военной биографии Алексея Карпюка были подпольная диверсионная группа, арест, тюрьма, концлагерь, побег из него. Будущий писатель возглавлял партизанский отряд на Гродненщине, а затем в рядах Советской Армии освобождал Польшу и Германию, был дважды ранен…Впоследствии каждый из них в своем творчестве вновь и вновь возвращался к теме Великой Отечественной войны.

Карпюк.jpg

Алексей Синилов, несмотря на запреты врачей, ушел на фронт добровольцем. Участвовал в освобождении Кенигсберга и Пиллау. Имел множество боевых наград и благодарностей Верховного главнокомандующего. Некоторые из них хранятся в музее нашей газеты.

Боевым политруком и заместителем командира роты был в годы войны уже опытный журналист Василий Булай. В 50-х он возглавил коллектив нашей редакции.

булай.JPG

 В первые месяцы войны Александр Киркевич корректировал газету «Советская Белоруссия» и подпольный агитжурнал «Раздавим фашистскую гадину!». На фронт ушел добровольцем.

Журналист Борис Тронза до конца жизни носил застрявший в надбровье военный осколок. В годы лихолетья он начал писать свои первые заметки, затем стал известным журналистом, воспитал целую плеяду газетчиков.

Есть в музее нашей газеты самодельная карта. На ней очерчен путь военного подразделения, в котором служил фотокорреспондент «ГП» Виктор Костин. Этот путь пролегал от Москвы через Курск, Житомир, Львов, Потсдам и Вену. Став фотокором, в послевоенное время Костин вдоль и поперек исколесил нашу область. Его фото публиковались в республиканских и союзных изданиях. А знаменитый снимок «Пусть пушки молчат» появился на страницах газет многих стран мира.

костин.JPG

С оружием в руках защищал Родину и Виктор Солдатов. Шестнадцатилетним мальчишкой был зачислен в истребительный батальон. Возмужав, взял в руки боевое оружие. С победой дошел до Праги. Прямо с фронта приехал в Гродно, работал в нашей газете. Его рабочий стол соседствовал со столом Василя Быкова. Он много лет проработал собкором газеты «Известия» в Нью-Йорке и Вашингтоне.

Анне Лебедевой не было и шестнадцати, когда в числе добровольцев рыла окопы на подступах к Москве. Потом, не зная отдыха, когда кругом все горело, а земля содрогалась от взрывов, работала в передвижном прачечном отряде. В 1943 году написала свою первую заметку во фронтовую газету. Это и предопределило ее дальнейшую судьбу. В «ГП» она проработала более трех десятилетий.