Героическая история ветерана Ивана Чижонка, записанная его правнуком

Героическая история ветерана Ивана Чижонка, записанная его правнуком

Великая Отечественная война.75 лет Победы. Как давно это было для нас и как недавно для истории. Великая война и Великая трагедия для белорусского народа. Наверное, не было семьи, которую бы не затронула эта кровопролитная война. С каждым днем становится все меньше и меньше свидетелей тех дней. Пока живы ветераны и труженики тыла, их знают и помнят, и многих уже нет с нами, но подвиги их живут. Их стойкость, мужество и героизм, вызывает гордость и уважение у нас, молодого поколения. В своей работе я бы хотел рассказать об одном человеке, которым я очень горжусь. Это мой прадедушка - Чижонок Иван Иванович.

у1.JPG

Иван Иванович родился и вырос в деревне, где все, от мала до велика, трудились, выполняя посильную работу. Учиться он начал в сельской школе с 7 лет и после четвертого класса перешел в Любоничскую семилетку. В 1933 году его отец безвозмездно передал землю колхозу и в качестве служащего переехал работать в г. Бобруйск. Но от этого жизнь его семьи не улучшилась: материальный достаток оставался на минимальном уровне. В 1935 году прадедушка закончил 8 классов средней школы и поступил на учебу в Минский техникум электросвязи. Стипендия в размере 15 рублей при окладе его отца в 75 рублей несколько улучшила семейный бюджет. Однако на одну стипендию прожить было трудно и потому нередко ему приходилось подрабатывать разгрузкой вагонов на железнодорожной товарной станции.

у2.JPG

Тяжелые условия жизни, необходимость трудиться с детских лет, а затем и трудовое воспитание в школьные годы привили ему трудолюбие, воспитали уважение к людям, стремление приносить пользу обществу.

... Война застала его, 20-летнего парня, в армии, к тому времени он уже был призван. Его подразделение находилось в Друскенинкае (Литва). От Друскенинкая до немецкой границы было 10 км, поэтому с первых же дней войны они оказались в зоне боевых действий. 2 июля, ровно через 10 дней после начала войны он получил ранение, у него были в бедрах прострелены обе ноги. Так он попал в госпиталь, который вскоре эвакуировали в Тамбов.

В Тамбове он лечился три месяца, позже был направлен в батальон выздоравливающих, а уже в декабре 1941 года оказался в рядах защитников Москвы, в составе 54-ой отдельной стрелковой бригады в должности старшего радиста радиостанции. В то время ему довелось не только оборонять Москву, но и принимать участие в наступательной операции, направлением которой был город Калинин [1].

Летом 1944г. мой прадедушка - начальник радиостанции, в составе своей 325-й стрелковой дивизии, был непосредственным и активным участником одной из крупнейших наступательных операций Великой Отечественной войны, кодовое название которой «Багратион» - сегодня известно каждому.

у3.JPG

«Главный удар наших войск, - рассказывал он нам, - был направлен на Бобруйск. Для того чтобы сдержать наше наступление, немецкое командование именно сюда начало перебрасывать значительную часть своих соединений из района Витебска. Надо было, во что бы то ни стало воспрепятствовать этому и командование Первого Прибалтийского фронта решилось на необычный, обманный манёвр»[2,с.7].

Заключался он в том, чтобы создать правдоподобную иллюзию готовящегося крупного наступления Советской армии именно в районе Витебска. «Для этого, - он продолжал рассказ, - со своих позиций были сняты 11 мощных радиостанций, которые работали на штабы армий и дивизий, и на автомашинах отведены в тыл. Каждой из этих станций, объединённых в единую радиосеть, был определен свой маршрут движения в сторону фронта, время остановок в населённых пунктах, время выхода в эфир и текст передаваемой радиограммы».

у4.JPG

Двигались станции только ночью, в очень непростых дорожных условиях, и к рассвету тщательно маскировались. Уже в первый день этой операции, рассчитанной на трое суток, немецкая радиоразведка обнаружила их передвижение. С немецких аэродромов была выслана авиаразведка, самолёты которой и подтвердили передвижение наших войск к линии фронта.На деле же это «передвижение» было мастерски проделанной имитацией. Действительно, часть пехотных подразделений, сопровождаемая макетами танков и орудий, днем двигалась в сторону фронта. Но ночью, на машинах они увозились обратно, и на утро игра повторялась. В итоге цель была достигнута - немецкое командование поверило в то, что наступление готовится именно в направлении Витебска, и вернуло в этот район ранее снятые части. Не трудно догадаться, насколько существенно это облегчило реальное наступление Советской армии, закрывшей «крышку» знаменитого «бобруйского котла» [3,с.4].

В конце 44-го и начале 45-го годов дороги войны привели прадедушку в Восточную Пруссию, где он участвовал в боях за Кенигсберг. 10 апреля 1945 года Кенигсберг нашими войсками был взят. Там он и встретил День Победы. В соответствии с постановлением правительства мобилизовался в ноябре 1945 года как специалист.

Из самых ярких воспоминаний войны прадедушка рассказывал нам...

- После разгрома немецко-фашистских войск под Бобруйском облегчилось и проведение наших боевых действий на севере Белоруссии. 325-я стрелковая дивизия с боями продвигалась от Великих Лук через Полоцк к Двинску (теперь г. Даугавпилс). Мы были свидетелями того, как в некоторых местах противник сам, без боя оставлял свои позиции.

В течение отдельных суток наша дивизия продвигалась по 30- 50 км и вскоре с боем освободила город Двинск, за что была удостоена почетного наименования «Двинской». Несколько позже мы вышли к границе Восточной Пруссии в районе города Тильзит (теперь г. Советск). Здесь немцы хорошо укрепились, решив до конца отстаивать свою землю.

А тем временем наступила зима. Штаб немецкой дивизии, противостоящей нашей 325-й стрелковой «Двинской» дивизии, находился в лесу и воздушной разведкой не обнаруживался. За линию фронта была направлена разведывательная группа, которой удалось-таки обнаружить расположение штаба немецкой дивизии, но дать точные ориентиры для ведения артиллерийского огня никак не представлялось возможным из-за отсутствия поблизости ориентира, нанесенного на карту. Возникла срочная необходимость корректировки огня.

Всем ходом шла подготовка к наступлению, во время которого нам нужно было оперативно решить одну важную задачу: вывести из строя штаб немецкой дивизии и тем самым нарушить управление подразделениями противника. К этому времени я был командиром радиовзвода и в моём подчинении находились 6 переносных станций и одна автомобильная. Задача радиовзвода заключалась в обеспечении радиосвязи между штабом армии и штабами полков и дивизионов, входивших в состав нашей дивизии.

От командира 781-го отдельного батальона связи майора Пантюхова я получил задание направить переносную радиостанцию с двумя радистами вместе с разведгруппой, чтобы можно было на месте вести корректировку артиллерийского огня. Задание было очень ответственным, так как от него напрямую зависел успех нашего наступления, а значит, и жизнь многих солдат, моих боевых товарищей. В этих условиях никак нельзя было допустить хотя бы самого незначительного сбоя в работе радиостанции, что в полевых условиях во время боя было совсем не редкостью.

Для качественного, надлежащего выполнения этой боевой задачи нужен был радист, досконально знающий устройство станции и способный при необходимости быстро устранить неполадки в её работе. Мне казалось, что я подходил для этого как нельзя лучше, поскольку был радиотехником и имел немалый боевой опыт. Вот почему я и предложил командиру батальона связи разрешить мне идти на выполнение этого задания. Моё предложение было принято.

Вместе с разведотделением в количестве 7 человек я и радист Александр Буров ночью скрытно перешли линию фронта и к утру оказались уже вблизи немецкого штаба. Под покровом темноты я с радиостанцией выдвинулсявперед, ближе к противнику (приблизительно метров 200) и замаскировался, а разведотделение заняло оборону, готовясь оказать мне при необходимости помощь.На первом этапе задача состояла в том, чтобы как можно точнее определить моё местонахождение. Я включил радиостанцию и с помощью азбуки Морзе связался с артиллерийским дивизионом. Артиллеристам с помощью пеленгаторов удалось определить точку моего нахождения, в которую и был произведен одиночный пробный выстрел. В этом был большой риск, поскольку выстрел был сделан боевым снарядом. Вероятность того, что им могла быть повреждена станция, ранен или убит я, была очень высока. К тому времени наши ребята из артиллерии уже набрались боевого опыта и стреляли довольно метко.

Но, к счастью, выпущенный снаряд разорвался в метрах 50, не задев меня. Чуть позже я сообщил артиллеристам, сколько и куда нужно было добавить. Третий выстрел был максимально точным, снаряд попал в самую середину расположения вражеского штаба. Пристрелка, таким образом, был закончена. Но я, тем не менее, вынужден был до вечера оставаться в укрытии, т.к. выходить из него оставалось крайне опасным. С заходом солнца, под укрытием темноты я присоединился к разведчикам, и ночью мы вместе благополучно возвратились в свои подразделения.

В эту же самую ночь началось и наступление наших войск по всему фронту. Несколько залпов знаменитых «катюш» накрыли штаб немецкой дивизии. Оборона противника была сломлена. Немцы начали беспорядочно отступать[5,с.6 ].

За выполнение этого боевого задания мой прадедушка был удостоен своей третьей боевой награды - ордена Отечественной войны 2 степени.

у6.JPG

Особенно необходимо отметить патриотизм и энтузиазм наших солдат. Уже в первые месяцы войны, несмотря на тяжелейшую ситуацию на фронтах, убедительно было доказано - немецкую армию можно победить. Стойкость, мужество, беспредельный героизм наших воинов развеяли миф о непобедимости гитлеровских полчищ.

- Все мы, - говорил он - несмотря на холод и бездорожье, тяготы войны переносили без ропота и нытья. А ведь приходилось, и не раз, спать на снегу при морозе в 30 градусов, подчас впроголодь. Понятное дело, из-за снежных заносов зимой и бездорожья по весне доставка продуктов была затруднена. Даже боеприпасы (особенно в половодье) от базы до места дислокации носить приходилось на собственных плечах.

Каждый бой, каждая встреча с противником прибавляли нам военного опыта, учили самой трудной из наук - науке побеждать. Именно тогда воевать мы стали не столько числом, сколько умением. И мы победили![4,с.5].

Война принесла нашему народу не только великое горе неисчислимых людских потерь, но и огромные разрушения всего народного хозяйства. Потребность в специалистах самого разного профиля была очень острой. У прадедушки уже имелось техническое образование, полученное ещё до войны, и потому на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР 10 ноября 1945 года он был демобилизован из рядов Советской армии.

Во время войны его родители были партизанами в районе г. Гродно, где и поселились после её окончания. Местный радиоузел не смог предоставить ему работы по специальности, поэтому ему пришлось немного поменять специальность. Начиная работать в Гродненской энергосистеме, которая тогда восстанавливалась, мой прадедушка прошел путь профессионального становления от дежурного техника Гродненской электростанции до управляющего РЭУ «Гродноэнерго».   Больше 35 лет он был на заслуженном отдыхе, но всегда активно участвовал в общественно значимых мероприятиях.

у7.JPG

Сейчас прадедушки уже нет с нами. Он прожил долгую жизнь. Прадедушка признавался, что рецепт его долголетия прост: вовремя бросил курить и не употреблял спиртного. Всегда любил, когда в доме собирались дети, внуки и правнуки. Для нас он всегда будет примером жизненной стойкости, целеустремленности, доброты, человечности.

Мы все очень гордимся нашим прадедушкой, дедушкой и папой - Чижонком Иваном Ивановичем!