История жизни и военной дружбы ветерана Великой Отечественной Михаила Федотова, записанная в стихах внуком

История жизни и военной дружбы ветерана Великой Отечественной Михаила Федотова, записанная в стихах внуком

Скажите, чему бы теперь позавидовали мои сверстники, юноши и девушки, пережившие войну? Правильно. Миру! Свободе! Светлому дню! Солнцу! Мне кажется, что в мирное время даже солнце светит иначе: оно теплее и ярче.

А как было тогда, в те далекие 1941-1945 года? Тогда было  темно в самый ясный день, сыро – в самый сухой день и тоскливо – в самый радостный праздник. Но на  войне была не только стрельба, не только бомбежка, не только смерть. Там было место дружбе, верности, преданности. Может история моего прадедушки Михаила Степановича Федотова и не такая героическая, но я точно знаю, что она самая лучшая, потому что это история МОЕЙ СЕМЬИ. Ее мне рассказал мой дедушка, а я вам расскажу так…

ц2.JPG

У всех заранее прошу прощенья,

Быть может, и не время вспоминать,

Но я-то помню, помню, как про дружбу

Мне дед однажды вздумал рассказать.

«Была война, все та же, мировая.

В далекой Пруссии   действия те шли», -

И слёзы с глаз рукою убирая,

Дед протирал медали… не  свои.

 Не стал он мне рассказывать сюжеты

И предыстории  военные вести.

Он донести пытался те моменты,

Что не до мозга, а до сердца бы дошли.

 Дед говорил, что на войне не только битва,

Что место есть и дружбе, и любви,

И умолял, чтоб не были забыты

Все те слова, что с губ его сошли.

Из кителя дрожащею рукою

С того кармана, что у сердца, на груди,

Достал дед фото с надписью простою:

У дружбы срока нет, и нет его в любви.

На фото  прадед мой  казался «жарким перцем».

«А рядом кто?»- спросил я  невзначай.

Я расскажу, ты только слушай сердцем

И про слова мои, прошу, не забывай.

«Отец мойс Витей с самых первых дней знаком был.

Война сближала их и делала сильней.

И  видели  они бомбёжки и разгромы,

А дружба становилась всё прочней.

 У Вити девушка была простая,

Он  за неё в огонь и в воду  бы пошёл.

Была любовь у них как будто неземная,

И всё им с Ниной было ни по чём…

 Вдруг  рёв машин.  И гул с небес пошел.

И –  взрыв: осколки бомбы разлетелись,

Как будто сад вишневый вмиг отцвел,

И –  много раненых, глаза у них зарделись.

 И очень много  крови. Ампутация  руки.

Всё, что  пережил он, врагу не пожелает,

Оглох вмиг кто-то, кто-то без ноги…

Кто веру потерял, тот понимает.

В больнице той, куда всех привезли,

На коридорах раненые были.
Отцу тут легче стало,и он  решил пройти
По тем палатам –там  страданья жили.

Вдруг сердце как-то бешено забилось:

В палатах  этих тишь, как будто мир уснул.

И вот с одной из коек тех больничных

Отцу вдруг  Витя смело руку протянул.

И каждый день в палате той он  был.

Он  мог не есть, но только б Витю слушать.

Одной рукой ему писал, чтоб Витя  не забыл

Попить, принять таблетки и покушать.

Всё оборвалось весенним днём,

Когда, зайдя в палату  как обычно,
Он   друга  у окошка не нашёл…

Да простынь новая на койке той больничной…

Он  побежал, подстёгнутый как плетью,

Одним желаньем, жгущим как огнём:

Узнать, где Витя, вместе посидеть с ним

И, как обычно, вспомнить обо всём.

« А Виктора не стало ночью этой»-

Сказал тут  голос.  Всё померкло вдруг,

«Он под подушкой Вам оставил два конверта»…

Вот так  его покинул лучший друг.

Что было дальше, он почти не помнит,

И ту потерю пережить так и не  смог,

И  каждый вдох давался с такой болью,

Что иногда дышать почти не мог.

И лишь когда немного оклемался,

Когда уж смог  с постели как-то  встать,

Когда он с волею и мыслями собрался,

Решил он письма Вити прочитать.

В одном  конверте было их жефото:

Там после боя - радостные  оба,

В глазах огни, стоят в полоборота,

Ну, а сейчас меж ними -  сотни миль.

А во втором конверте была просьба,

И он не смог бы другу отказать,

Тот попросил, чтоб Нину поддержал мой прадед,

Чтоб рядом был с ней, не дал бы ей упасть.

Ещё просил, чтоб ей не говорил ,

Про все подробности страдания его,

Чтобы не знала девушка солдата,

Что и мужчинам в жизни нелегко.

Дед не сказал тогда какой ценою,

Но прадед мой  добился Нининой руки,

И счастлив был, что по одной дороге,

Они  с ней вместе этот путь прошли.

Нет срока давности  у дружбы,

И уж поверьте, нет его в любви,

И пусть все знают, что судьбы преграды

Он  не прошёл бы  без Витиной руки».

Дед замолчал, из глаз полились слёзы,

Он говорить не мог - я тоже бы не смог,
Упомянул, что на душе морозы,
И не забыть  войны тойнекролог.

И те медали, что нам всем напоминали

Далекие военные года,

Когда солдаты знамя поднимали

И в бой кидались, жизни не щадя,

Дед положил опять на китель полинялый:


«Пусть будет память будущим векам,

Пусть помнят: пережили люди час незабывалый,

Нет места на земле чужим врагам»

Редакция газеты «Гродненская правда»