По зову сердца: как гродненец помогает африканским детям

Многие в окружении Руслана Яроцкого не верили, что состоится следующая гуманитарная миссия в Кению, но в начале 2018 года он вновь отправился в эту далекую страну, а сейчас планирует третью гуманитарную миссию.

00513993626d35649a61c6058c6aa103_L.jpg

Килограммы…карандашей

– После первой поездки мне самому казалось, что никогда больше по своей воле туда не вернусь. Потом месяц-другой прошел, и потянуло обратно. Приехали – и я за день вспомнил, почему не хотел ехать в Кению: нестабильность, нет уверенности в безопасности, – рассказывает Руслан. – В больших городах, где много туристов, это, может, не так заметно, но мы ездили в глубинку. Местным кажется, что им удалось создать государство, а нам кажется, что это какая-то форма анархии. С каждой новой поездкой в Африку все больше люблю свою страну.

В первую поездку Руслан и его друг Дмитрий посетили детский приют, расположенный в кенийской деревне Джамбини, и помогли его воспитанникам. Ребята учились практически в «полевых» условиях, и гродненцы привезли им около 150 килограммов школьных принадлежностей. Помимо собственных средств, мужчины рассчитывали на помощь прихода – храма святителя Луки и верующих Гродно. Неравнодушные люди откликнулись на их призыв и собрали немалую сумму. Всем миром готовились и ко второй гуманитарной миссии.

– По традиции привезли детям конфеты, игрушки и канцелярские принадлежности. Хотелось бы помочь больше, но очень сложно что-то ввезти (есть ограничения по весу). Да, можно было второй раз не лететь самим, но в Африке процветает мошенничество, и из-за бедности есть сильное искушение использовать средства не по назначению, – рассуждает Руслан. – Когда человек думает, как найти деньги на еду, неудивительно, что он потратится на нее, а не на то, чтобы купить тетради и ручки. Хотя у нас такого еще не было, но вокруг подобные ситуации наблюдали, и лучше всего контролировать процесс.

Будет вода!
Сейчас в приюте около 150-170 учеников в возрасте от 4 до 16 лет. Сироты, которым некуда пойти, постоянно живут на территории, но большинство ребят, к счастью, разбирают по домам прихожане и родственники. Здесь дети получают базовое образование, и у них появляется шанс на нормальную жизнь. Разумеется, понятие «нормальная жизнь» у них и у нас – это разные вещи, но все же есть какая-то перспектива.

Приют находится высоко в горах – две с половиной тысячи метров над уровнем моря. Гродненцам было тяжело, поднявшись на такую высоту, но температура в целом более-менее комфортная: + 28. Местным, если нет 30 градусов, холодно. Часто, особенно дети, простывают... Школа располагается на арендованной земле, но сейчас для нее смогли купить участок, пожертвования на покупку которого приходили со всего мира. Там работал похожий интернат, и хотя территория давно заброшена, есть базовые строения, которые можно использовать. Отец Джон, курирующий приют, побывал в православных приходах США и собрал еще около 30 тысяч долларов, чтобы сделать скважину и провести воду.

– Приют еще не переехал, но это хороший задел на будущее. Еще немного времени, и он сможет находиться в свободном плавании. Во время поездки поработали на новом участке: сделали забор от хищников. Мы привыкли, чтобы все было на уровне, а им это не нужно . Главное – утилитарная функция. Получился частокол, пространство между которым завалено различным мусором, – рассказывает Руслан. – А в первую поездку делали курятник, чтобы в угали – кашу из муки и воды, которой обычно кормят учеников, – можно было добавить хотя бы яйцо.

Приятно, что курятник поддерживают в хорошем состоянии до сих пор – это важно. Руслан говорит, что сколько бы детей ни видел в кенийской глубинке, сытого не встречал ни разу. Ты его покормил и еще предложишь – не откажется. Наверное, живет генетическая память о том, что завтра может еды и не быть…

V.jpg

Подвиг среди песка

Несколько дней гродненцы занимались с детьми, закупали в маркетах продукты и воду. С местными в городах общались на английском, а в деревнях, где иностранный не знают, переводчиком был Джон. Вообще, в Кении говорят на суахили, но его наречий около 40 и разобраться с ними очень сложно. Руслан знает только пару самых распространенных фраз. С детьми наладить контакт помогала игра: во время нее не важно, на каком языке ты говоришь. Они чувствуют теплое отношение.

Посещали гродненцы и семьи священников, которые находятся в очень тяжелых условиях. Руслан объясняет это тем, что у них нет какой-то фиксированной зарплаты: живут на пожертвования, но эти суммы очень маленькие. Как могут, ищут выход. Джон, например, арендует поле и выращивает цветы. Работает с семьей с пяти утра до восьми-девяти, потом едет в приют, а после вновь возвращается и уходит лишь с наступлением темноты... И вот когда Руслан и Дмитрий навещали одного из служителей церкви, он, несмотря на собственное бедственное положение, предложил помощь семьям, воспитывающим детей-инвалидов. Мужчины согласились, но они даже не представляли, каков масштаб проблемы. Сформировали посылки со всем необходимым на две-три недели, приехали в деревню и … были шокированы увиденным.

– Прямо на песке под каким-то деревом собрались семьи с детьми, у которых есть физические или психические отклонения. Большая часть населения не может позволить себе элементарное лечение. Самый простой пример: я во время второй поездки заболел, а наш багаж, где были лекарства, улетел куда-то в Новую Зеландию. Нас отвели на рынок, где в газету насыпали каких-то таблеток. Я их купил, но так и не отважился выпить, – рассказывает Руслан. – И вот эти дети, многим из которых уже больше двадцати лет –  тяжкое бремя для своих родителей, но родители о них, как могут, заботятся. Это настоящий подвиг среди песка, нищеты и грязи. После увиденного долго приходишь в себя и понимаешь, что многие твои проблемы – лишь каприз.

Куда дальше?

Следующую поездку Руслан запланировал на ноябрь, когда уменьшится наплыв туристов. Уже есть группа энтузиастов, готовых заниматься этой работой и осознающих ее важность. Гродненец отмечает, что силами одного прихода что-то сделать сложно. К благому делу присоединились десятки людей не только из Гродненской области, но и других регионов Беларуси. Среди них как православные, так и католики – дело ведь не в религии.

– Мы хотели сделать фильм обо всем этом, но поскольку заказать профессиональную ленту дорого, не могли себе этого позволить. А ребята из Вильнюса делают для нас ролик. Я думаю, уже в сентябре он будет готов, и мы сможем показывать его на встречах, – планирует Руслан. – Ситуация с приютом проясняется: есть своя земля, есть школа, есть вода – можно просто периодически посылать деньги. Сейчас надо решить, куда двигаться дальше?

Руслан еще не нашел ответ на этот вопрос, но знает, что есть немало мест, где ждут помощи: трущобы в Найроби, в которых живут около миллиона человек; лагерь беженцев на границе с Сомали, где который год теснятся в коробках и самодельных палатках семьи с маленькими детьми и стариками. Да, ситуацию пытаются исправить волонтеры из разных стран, но предстоит сделать еще очень многое.