В Мир вернулись письма, отправленные из замка 80 лет назад (+видео)

Почти всё это время бумаги бережно хранились в семье адресата «глубокоуважаемой Веры Владимировны», урождённой Клейнмихель. С 1930-х годов их не касалась рука исследователя. Сегодня корреспонденцию изучают буквально по буквам.



Век назад привилегированного статуса в русской орфографии лишились буквы «ять» и «фита». Однако старые аристократы по-прежнему писали название белорусского Мира через «еръ». И куда –  в «Пружану», а не Пружаны. Оттуда 74 листа – в Париж, а потом в Варшаву. Сегодня на конвертах – шифр музейного фонда и учётные номера.      

Ольга Новицкая, заместитель директора музея «Замковый комплекс «Мир»: «Легче всего читаются письма князя Василия. Он мог бы стать последним владельцем Мирского замка, но князь Михаил Святополк-Мирский усыновил другого своего племянника. Понятный почерк, излагает мысли чётко, конкретно. Мы привыкли о Василии рассказывать до этого, что он был эксцентричным человеком». 

Как выводил «еръ» на бумаге вельможа, здесь ранее не видели. Заканчиваются письма одинаково: «Вася Мирский». В конце 1930-х годов по просьбе Веры Шебеко князь наводил порядки в имении на Брестчине. Счета, проекты хозпостроек в «Пружане» –  теперь обратно.    

Переговоры с бывшим владельцем эпистолярного наследия длились почти полгода. Думали, покупать весь архив или лишь ту часть, которая касается «дел Мирских». Сумму, заплаченную за документы, в музее не разглашают. 

В строках – истории целого региона. К примеру, часть писем отправлена из «Любчи над Неманом». Оказалось, рядом с Миром была лисья ферма. Хорошо забытое старое может стать новым для туристов. Среди участников переписки были также Павел Кондратенко (отчим князя Василия) и его мать Надежда...         

Елена Денис, заведующая отделом музея «Замковый комплекс «Мир»: «К нам поступило 24 полных письма и 32 листа разрозненных. Только после прочтения и изучения мы сможем скомпоновать их. Они будут храниться как одна коллекция. Музейный фонд Беларуси таким образом пополнился». 

События, о которых сообщали чернилами, – это хорошая основа для сценария телесаги. Выявить артефакты помогла экс-директор музея, а ныне депутат парламента Ольга Попко. Разбирают текст по буквам дней, когда Мир ещё писали через «еръ».