Сибирские сосны, черная березка и клен в стиле бонсай: в ботаническом саду Гродно стало больше деревьев (+видео)

Сибирские сосны, черная березка и клен в стиле бонсай: в ботаническом саду Гродно стало больше деревьев (+видео)

Воссозданием  ботанического сада на небольшом участке в парке Жилибера в Гродно несколько лет назад занялась энтузиастка Наталья Канюк.


С 2011 года благодаря ее инициативе  здесь появилось порядка 7 десятков кустарников и растений – редких, необычных, непривычных. Когда два года назад ее не стало, дело Натальи Канюк продолжило жить. И теперь экспозиция ботанического сада постоянно пополняется силами таких же неравнодушных людей, какой была она сама. В этот раз в ботаническом саду появилось пять новых экземпляров, в том числе две кедровые сибирские сосны. Их привезли активисты движения по восстановлению лесов из Вологодской области России. Две маленькие и пока неприметные веточки сосны были посажены в гродненскую землю. Более большие саженцы уже имеют на это гораздо меньше шансов. Прибавились к «зеленой» коллекции также пихта и остролистный клен. Это обычный клен, которых много на улицах Гродно, однако его отличие в необычной «стрижке» - сейчас он обработан в технике бонсай в два яруса, что делает дерево необычным.  Высадили и черную березу – о ней Наталья Канюк мечтала, но увидеть высаженной не успела.

Юрий Солтан, учредитель парка аттракционов:

- Наталья Григорьевна просила поискать – целый список нам составила в свое время. Мы нашли эту березу. Но женщина умерла два года назад. С тех пор дерево стояло у нас в кадке.Сейчас появилась возможность почтить память настоящего патриота, неравнодушного человека, настоящего гродненца. И вот эта береза нашла свое место.

Сейчас шефство над ботаническим садом осуществляют предприятие «Гроднозеленстрой» и близлежащие школы. Они присматривают за деревьями, поливают их.

В коллекции сада есть уникальные и нетипичные экземпляры.

Татьяна Полишевич, ландшафтный архитектор предприятия «Гроднозеленстрой»:

- На территории есть съедобные каштаны. Мы когда-то думали, что они пропали, потому что  засохли, но деревья пустили поросль. И с тех пор три каштана есть.    Еще на территории есть  сумах, о котором мечтала Наталья Григорьевна, но мы его посадили уже после того, как её не стало.