«Благодарен тренерам, что учили не только хоккею…» Роман Малиновский в проекте «Неман»: овертайм за чашкой чая»

«Благодарен тренерам, что учили не только хоккею…» Роман Малиновский в проекте «Неман»: овертайм за чашкой чая»

Все болельщики «Немана» прекрасно знают Малиновского-хоккеиста. Неизменный игрок стартовой пятерки «красно-черных», чемпион Беларуси и Украины на льду всегда сосредоточен, лишь изредка перебросится с партнерами по звену парой слов перед началом матча. Жестко встречает соперников у борта, активно отрабатывает в обороне, раздает голевые передачи основным снайперам «Немана» – Никите Ремезову и Артему Кислому. Все это – на площадке, однако вне льда можно увидеть другого Малиновского. Балагур и юморист, который горазд беззлобно подшутить и над товарищем по команде, и над нерадивым журналистом, опоздавшим на интервью.

K7RjKQhCtJs.jpg

На каверзные вопросы Роме помогала отвечать супруга Арина и дочка Милана. Правда, малышка не очень хотела беседовать: хмуро посмотрев на «дядю», она тут же спрятала личико на груди отца. Впрочем, через несколько минут девочка уже метеором носилась по парку Жилибера.

Ей такая прогулка только в радость, – произнес Рома, смотря на то, как Арина догоняет дочку. – Иногда за ней не угонишься: тот еще энерджайзер!

«С цветами в окна не лазил – Арина жила на первом этаже»

Начнем со стандартного вопроса, на который каждый хоккеист ответит по-разному: как ты пришел в хоккей?

– В хоккейную школу меня привел отец. Родители и не думали, что в будущем свяжу свою жизнь с хоккеем: просто отдали в секцию в семь лет, чтобы не шатался по улицам после школы. Да и в Новополоцке тогда особо и выбора не было – город попросту жил хоккеем.

 Если верить рассказам мамы, то туда я вообще не хотел ходить, – улыбается Рома. – Покупали шоколадки, игрушки, чтобы сын через слезы пошел на тренировку. Когда подрос, то на смену маме в этом плане пришел отец: помогал и с покупкой формы, и с поездками. Вообще у меня было замечательное детство! На досуге с пацанами в футбол гоняли, зимой – в хоккей. Как только узнавали, что вода в пруду замерзла, то тут же брали клюшки и мчались туда играть. Сейчас понимаешь, что и лед трещал, и утонуть могли, а тогда вообще не думали об этом. Правда, у родителей все равно разрешение спрашивали... Хотя, может и не спрашивали. Этого точно не помню, – с хитринкой в глазах улыбается Рома.

fCX_4Zzw1TY.jpg

– А с Ариной знакомы не с малых лет?

– Нет, что ты, познакомила нас одна общая подруга. Меня не смутило даже то, что Арина училась тогда в Москве. Подруга позвала ее на матч, причем я тогда даже не играл: встреча была между взрослыми командами, а я еще катался в юниорах. Арина же пришла посмотреть на своего дядю, который тогда играл в основе.

– Рома из тех мужчин, которые долго и галантно ухаживают?

– Видеться мы могли крайне редко: в тот момент я уже училась в Москве, выбираться удавалось только на выходные или во время каникул. Расстояние отношениям… – Арина на миг задумалась, – не сказала бы, что оно мешало. Скорее проверяло отношения на прочность, и они этот тест прошли «на ура». Кто-то не выдерживает и ломается. Наверное, мы просто не успели надоесть друг другу, – смеется девушка. – Романтические поступки…

– Чего ты на меня смотришь, вопрос-то тебе задали, – хитро улыбается Роман, – вот и отвечай.

– Нет, их хватало: Рома и цветы дарил без повода, и спонтанно ездили отдыхать, и ужины при свечах устраивал…

– Было такое, – соглашается хоккеист. – Правда, с цветами я в окна не лазил. Наверное, потому что жила Арина на первом этаже.

«Не думала, что выйду замуж за хоккеиста»

Арина, то, что у тебя муж – спортсмен, как-то наложило отпечаток на отношения?..

– Никогда и не думала, что выйду за хоккеиста. Вообще не понимала раньше девушек, которые хотят связать свою жизнь с военным. Это же мужчина в форме, который постоянно меняет место жительства! Впрочем, жизнь очень коварна, – смеется Арина. – Теперь у меня есть свой мужчина в форме, который постоянно меняет место жительства, и я – вместе с ним.

DSC_7929.jpg

То есть ты вместе с Ромой ездила уже с его донецкого отрезка карьеры?

– Да, я туда приехала из Москвы, когда окончила Российский государственный университет туризма и сервиса. Училась на бюджетном отделении на маркетолога, по итогу получила красный диплом. Поработала где-то год в столице, а потом уехала в Украину к Роме.

Из всех городов, где мне доводилось жить, комфортней всего было в Донецке и Гродно. Подкупил идеальный баланс: с одной стороны, не очень большие города, а с другой здесь всегда есть, где прогуляться, куда сходить с мужем или с ребенком.

Вот такие переезды накладывают на семью огромный отпечаток. Есть и другие особенности. Например, на какой-то работе можешь взять отпуск тогда, когда тебе захочется. У хоккеистов не так: закончился сезон – поезжай домой, к семье. Только начинаешь привыкать к домашней обстановке – начинается предсезонная подготовка. Думаю, что я не одна такая: все жены спортсменов так или иначе подстраиваются под своих мужей – иначе никак.

 – Арина, вот скажи: смогла бы ты в день вашего знакомства представить, что впоследствии выйдешь за Рому замуж?

– Нет, – смеется Арина, – вообще не было таких мыслей! Рома об этом знает…

– Вообще-то я ничего об этом не знаю, – ворчит хоккеист, который идет впереди вместе с Миланой на руках.

DSC_7981.jpg

– Ну вот теперь знаешь, – подкалывает мужа Арина, а затем продолжает уже серьезно. – На самом деле у нас в тот момент были разные цели. Рома хотел пробиться в состав «Химика», связать жизнь с хоккеем, а я делала большую ставку на учебу. О замужестве на тот момент вообще не думала. Но Рома все-таки добился своего. Он целеустремленный, этого у него не отнять.

– Кто еще своего добился, – перебивает муж, – быть может, это ты меня очаровала. Если честно, то мы не торопились с браком. Между моментом, когда начались серьезные отношения, и свадьбой, прошло шесть лет.

–Мы с Ромой считаем, что в жизни и так хватает тяжелых, неприятных моментов, – тотчас добавляет Арина. – Если ты решил связать ее с другим человеком, то он должен жизнь украшать и делать проще, а не отравлять. Рома умудрялся быть рядом, несмотря на то, что он жил в Новополоцке, а я в Москве. Несмотря на тысячи километров, чувствовалась поддержка.

«Хочу взять чемпионский титул и с «Неманом»

Что ты чувствуешь, когда твоего мужа от души впечатывают в борт?..

– На секунду сердце замирает, конечно. Ждешь того момента, когда он быстренько встанет и вновь побежит за шайбой. Даже в голове эту картинку держишь, что все обойдется, но понимаешь, насколько это больно. Слава Богу, за карьеру не было у нас серьезных травм.

– Вообще она каждый раз просит меня отписаться ей после игры. Говорит, что ей важно знать, все ли со мной хорошо, в порядке ли я. Написать не всегда получается, иногда забываешь, – не кривит душой Рома. – И вот представь: Арина сидит дома, начинает нервничать, переживать, а тут появляюсь я, живой и здоровый.

– Да неделю назад такое было! – улыбается супруга. –Только и остается, что сказать: «Ну я же просила, сколько можно повторять?! Напиши после игры, а потом делай, что хочешь!»

– Ну а я развожу руками: дескать, что со мной может случиться? Арина же в ответ выдает целый перечень того, что может произойти неприятного на хоккейной площадке. Приходится признать правоту жены, – с улыбкой резюмирует хоккеист.

DSC_7947.jpg

Тебе довольно часто приходится играть против бывших одноклубников. Вот расскажи, как можно на площадке от души вмять человека в борт, а после игры обняться и поговорить по душам?..

– Сперва было тяжело эмоционально, – признается форвард «Немана». – Прошлогодняя серия с «Шахтером» это наглядно показала. Игры были жесткими, играли кость в кость. На время плей-офф мы с ребятами из «Шахтера» даже не разговаривали, когда случайно пересекались в подтрибунке. Все прекрасно понимали, что такая у нас работа: играть приходится против близких друзей и даже братьев. Но на льду таким сантиментам места нет. Вот после серии встретились в неформальной обстановке с ребятами, поговорили, повспоминали, кто кого и как приложил.

С тем же «Шахтером» у тебя, наверное, связан и самый эмоциональный момент в карьере…

– Да, это однозначно сезон 2014/2015, в котором «Шахтер» стал чемпионом. После финальной серии чувствовал себя как выжатый лимон. Ничего не осталось, никаких эмоций. Хочется повторить что-то такое и с «Неманом», но пока не вышло: в прошлом сезоне взяли серебро и выиграли Кубок Салея. Это, конечно, очень ценный трофей, но с чемпионством все же не сравнится.

 – А как же чемпионство с «Донбассом»? Там ведь в последнем матче серии выиграли по буллитам.

– Ну, знаешь, последний матч действительно выдался не из легких, а вот первые три мы выиграли без особых проблем, – вспоминает Рома. – Приехали на четвертую игру расслабленными, уже записали себя в чемпионы. Соперник с этим не согласился, уперся рогом и стоял до конца. Тем интереснее сражаться и побеждать. Вообще любое чемпионство – это непередаваемые эмоции. Особняком стоит самое первое высокое достижение. Под руководством Сергея Михайловича Пушкова в 2009 году победили на чемпионате мира среди юниоров в группе В и вышли в элитный дивизион. Обыграли всех подчистую, радовались как дети. Впрочем, от них мы тогда недалеко ушли, – смеется хоккеист. – Сейчас о том времени вспоминаешь с улыбкой.

5vBaIWa-JJ8.jpg

«Старики» учили нас школе жизни. Сейчас этого не хватает»

– Ты начинал играть еще в юниорской лиге за «Химик»?

– Да, потом уже катался за фарм-клуб. Фарм-клуб сейчас и тогда – это две разные вещи. У молодежи перед глазами был живой пример, как нужно двигаться и вести себя на льду. К нам часто «спускали» целую пятерку опытных игроков, чтобы помочь команде в каких-то принципиальных матчах. В Новополоцке тогда как раз работал Сергей Михайлович Пушков, который меня приметил в 17 лет. В этом возрасте меня впервые заявили в основной состав, довелось поиграть с настоящими мужиками. Они меня скорее не учили играть в хоккей, а показали настоящую школу жизни.

Что ты имеешь в виду?

– Если в раздевалку приходил какой-то молодой хоккеист, еще неоперившийся, то ему могли и слова не дать сказать. Ты должен был работать так, чтобы не возникало вопросов ни от тренера, ни от товарищей по команде. Если вопросы появлялись, то ты молча должен был выслушать, кивнуть и работать еще усерднее. Сейчас поколения поменялись, появился возрастной лимит и молодежь чувствует себя раскованно. С одной стороны, это прекрасно, а с другой – ушла борьба за место в составе.

В качестве примера «стариков», которые учили нас жизни, приведу нашего Кэпа, Андрея Коршунова. Он, считаю, мог еще поиграть несколько сезонов, но стал заложником ситуации, того самого возрастного лимита. Он мог и словом тебе помочь, советом, потому что опыта у него хватило на десяток таких, как я. Он мог и «напихать», если ты был неправ. Причем Андрей делал это грамотно: ты не обижался, а слушал его и впитывал все слова как губка. Сейчас, повторюсь, такого не хватает.

zdaEaGkm9XU.jpg

– Помнишь своих первых тренеров, которыми привили тебе азы игры?

– Первого тренера, наверное, помнит каждый. У меня это был Александр Якушев. Помимо него в Новополоцке со мной еще работали Владимир Мартынов, Алексей Галай, Андрей Коробов… Благодарен по сей день им за то, что они учили меня не только хоккею. Вообще в детстве этот вид спорта большей частью не про скорости, количество шайб, технику, силовые приемы и прочее, – рассуждает хоккеист. – Ребенка в спорт отдают родители, но вот дисциплине и порядку учат именно в секции. Эти качества, считай, их подарок на будущее.

«На первую зарплату купил… майку»

– В одном из сезонов количество штрафных минут у тебя перевалило за 60. Неужели ты из тех, кто любит помахать кулаками?

– Знаешь, не скажу, что я часто скидываю перчатки и дерусь на льду, но, если понадобится, быстро их сниму, не сомневайся, – смеется форвард «Немана». – От вызова на поединок никогда не отказывался, и сейчас приму, особенно если нужно заступиться за партнера. Чаще всего, конечно, защищаем голкиперов от нападающих соперника. Для каждой пятерки вратарь – это святое.

Ребята, которые имели кое-какой опыт выступлений за океаном, рассказывали такие истории. На вбрасывании к ним подкатывал игрок и спрашивал: «Хочешь подраться? Нужно завести парней, давай кулаками помашем?» От такого предложения обычно не отказываются. Таких парней, которые больше любят побоксировать, нежели играть в хоккей, называют тафгаями. В нужный момент они и лидера защитят, и за честь клуба скинут перчатки и лицом к лицу сойдутся с таким же борцом. Никаких ударов исподтишка или со спины – честный бой один на один.

_HJqXRjhq00.jpg

Может помнишь, какая у тебя была первая зарплата и что ты на нее купил?

– Свой первый контракт я заключил в 15 лет, получал тогда максимум 100 долларов в месяц. Слушай, ну для 2003 года это, наверное, были неплохие деньги. Я пошел на рынок и купил себе майку, еще с надписью на всю грудь Broadway – прямо как бренд одежды. Все остальное отдал матери: родители уже тогда жили раздельно, поэтому в 15 лет старался помогать матери.Мама очень простой человек, почти всю жизнь проработала заместителем начальника общежития. Отец кем только ни работал, везде пытался найти себя – был и водителем, и пожарным.Кстати, именно он научил меня ценить деньги. Где-то в 15 лет я захотел себе новый телефон. Ну как это так: все пацаны уже бегают с новенькими гаджетами, а я нет. Папа, конечно, мог его купить, но решил преподать урок. Устроил меня грузчиком на целое лето, чтобы на своей спине прочувствовал, откуда берутся деньги. Конечно, отец мне потом добавил денег, зато фразу «я хочу» из своего словаря убрал. Хочешь – заработай на это сам.

«Самое главное увлечение в жизни – это дочка»

– У многих спортсменов все интересы вертятся вокруг спорта – такова спортивная жизнь. Тебя можно причислить к этой когорте или есть какие-то занятные и нестандартные увлечения?

– В данный момент мое главное увлечение – это ребенок, – шутит хоккеист. –Тяга к путешествиям сойдет за хобби? Ну тогда есть: вместе с женой любим путешествовать. В этом году удалось исполнить давнюю мечту – съездить в Испанию. Если быть точным – в Каталонию. Достаточно давно болею за «Барселону», поэтому с удовольствием съездил на родину этого великого клуба.

DSC_7960.jpg

Побывал на легендарном «Камп Ноу», стадионе «сине-гранатовых»?

– К сожалению, нет. Я вообще хотел попасть на матч, но мы приехали в межсезонье, и тогда не было никаких игр. Немного полюбовался издали – и все. С поездками стараемся не повторяться. У нас с Ариной одна политика: нужно побывать везде, где мы до этого не были.

С клубами у тебя, кстати, похожая ситуация: еще ни разу не возвращался в какую-то команду. Считаешь, что нельзя войти в одну реку дважды?

– В хоккее никогда ни о чем нельзя загадывать, – практически в один голос произносят Рома и Арина, затем продолжает только хоккеист. – Ни разу не думал, что любой клуб – это перевернутая страница, к которой я ни в жизни не вернусь. Возможно всякое. Вон, ты пару недель назад с Никитой (Крыскиным – прим. автора) беседовал, а теперь он в «Динамо» перешел. Может ты фартовый? – подшучивает Рома.

– В твоем профиле между именем и фамилией написано «Малик#11. «Малик» – это из-за фамилии, а вот число 11 откуда? Ведь в «Немане» ты играешь под 15-м номером.

B7oWClughEU.jpg

– Маликом меня называли очень давно, причем только близкие друзья. На льду кличут или Малиной, или еще короче – Мали. Что касается номера, то с «барабанными палочками» на спине я играл и в «Химике», и в «Донбассе». Однако постепенно этот номер у меня «отняли». Все началось с Миши Хоромандо. Мы же с ним одногодки, познакомились и начали дружить еще с игр за сборную U18. Он сразу застолбил за собой 11-й номер, и мне пришлось искать другой. По-моему, вот тогда я в первый раз и взял себе 15-й номер, под которым уже играю последние семь лет. Несмотря на это, мы все равно подружились, – шутит Рома. – Миша как раз один из тех, кто помог мне обжиться в Гродно, когда я перешел в «Неман». В Солигорске собирались продлевать со мной контракт, но мы не договорились по условиям. В город над Неманом приехал в основном по двум причинам. Первая – это Сергей Михайлович, с которым мы были прекрасно знакомы. Вторая – это коллектив. Например, с братьями Малявко и тем же Мишей дружим уже чуть больше десяти лет. Еще с Витей Туркиным и Антоном Елисеенко хорошо общаемся.

«У меня принцип: нужно все говорить в лицо

– Ты уже не в первый раз упоминал Мишу Хоромандо. Быть может, в его розыгрыше на День рождения принимал непосредственное участие?

– Это тот, который с тортом? Конечно, ну а кто же еще? – хохочет Рома. – Поскольку у нас все парни в команде с чувством юмора, то никаких проблем не возникло, все идею поддержали. Даже Миша… Ну, у него выбора не было. Да и как тут будешь против? С Днем рождения поздравили? Поздравили. Праздник? Праздник. Ну вот и все, наслаждайся.

oi3SYssGDxY.jpg

– Легионеры тоже поняли суть прикола?

– Да, они же все в Европе играли, там чего-то подобного хватает. Правда, исполнение другое: вместо торта в ход идет пена. А так, улыбнулись, посмеялись вместе с нами, всей раздевалкой.

Кстати, нет проблем с коммуникацией? Сергей Пушков как-то сказал, что в раздевалке можно услышать разговоры на четырех языках: русском, английском, финском, шведском.

– Ну на шведском я ничего не скажу, каюсь. Уровень владения английским не блестящий, но парни меня прекрасно понимают, а я понимаю их – никаких языковых барьеров. Хоккейные термины похожие. Без разницы, на каком языке вы общаетесь, когда «пас» звучит одинаково и по-русски, и по-английски.

С кем тебе комфортнее всего играть в звене?

– Да меня и в нынешнем сочетании с Артемом Кислым и Никитой Ремезовым все устраивает.

– Ну тогда назови по одному прилагательному, которое их описывает как человека и как игрока.

– Ух, – в первый раз за все интервью Рома довольно долго думал над ответом. – Озадачил так озадачил! Ладно, смотри: Артем в жизни спокойный, непробиваемый, а в хоккее техничный. Никита же весельчак и шутник, а на льду… Давай фразой отвечу: хорошо видит площадку и быстро разбирается в любой ситуации.

G-TfW8c_g_w.jpg

– Напоследок расскажи о Сергее Михайловиче Пушкове. Каков он как тренер и как человек?

– Он всегда с нами честен и искренен. Есть тренера, которые сначала поблагодарят после матча за игру, а на пресс-конференции устроят разнос. Сергей Михайлович ни разу так не поступал. Вдобавок он очень хороший психолог. Прекрасно понимает, что всему свое время: где-то «завинтит гайки», а где-то сделает тренировку повеселее, чтобы парни посмеялись и расслабились. У нас есть майка, которую одевает главный «неудачник» команды на тренировке, тот, кто последним не забивает буллит. Она розового цвета, спереди значок «Немана», а сзади нарисован Буратино. Ну, чтобы показать, что ты сегодня тот еще кусок дерева. Кстати, знаешь, кто получил последним майку с Буратинкой? – внезапно спрашивает хоккеист и тут же смеется. – Я получил! Сергей Михайлович был очень доволен, сказал: «Майка нашла своего обладателя». Часто ли мне «прилетает» от тренера? Часто, и притом абсолютно заслуженно. У меня на этот счет простая позиция: лучше пусть тебе скажут в лицо все, что думают – и хорошее, и плохое, чем будут молчать и держать тебя в неведении.