«Перед соревнованиями дежурил на дискотеке». Тренер по боксу Александр Помахо о лихих 90-х, Олимпиаде и нынешних амбициях

«Перед соревнованиями дежурил на дискотеке». Тренер по боксу Александр Помахо о лихих 90-х, Олимпиаде и нынешних амбициях

В спортивной отрасли нашего района, пожалуй, нет специалистов, чей тренерский опыт может сравниться по продолжительности с карьерой Александра Ивановича Помахо. Наш земляк вот уже сорок три года не расстается с боксом в качестве наставника, а если еще посчитать и годы личного выступления на ринге, то итоговая цифра уверенно перешагнет за полсотни, пишет "Лідская ггазета".

Понятно, что самое успешное время в истории лидского бокса связано именно с его тренерской работой. Среди воспитанников Александра Помахо фамилии тех, кто прославлял наш город на Олимпийских играх, чемпионатах мира и Европы. Несколько лет назад, после продолжительного периода работы в России, специалист вернулся в родной город, чтобы постараться вернуть местному боксу былую славу.

«Ученикам уделяешь времени больше, чем своим детям»

Александр Иванович, от тренеров по разным видам спорта часто приходилось слышать фразу «раньше был отбор, а сейчас – набор». В боксе ситуация такая же?

– Для единоборств она особенно актуальна. В секции по боксу действительно стояли очереди из детей. Некоторые не могли дождаться свободного места и уходили в другие виды спорта. Да и вообще, дети раньше были с характером. Росли во дворе, на улице, а не так, как сейчас, – в квартирах под колпаком интернета. Группы по боксу были укомплектованы ребятами из разных районов, между которыми шло соперничество, поэтому даже отбор на областные соревнования внутри секции был очень серьезным: на одно место претендовали 4-6 боксеров.

Ныне родители начинают поворачиваться в сторону единоборств, хотя сами дети не особо готовы к физическим нагрузкам. Популярны, так сказать, спортивно-развлекательные секции. Карате, например. Бокс же нравится тем, кто постарше. Часто студенты приходят к нам, просятся позаниматься. Для себя это хорошо, но для какого-то спортивного результата – не очень. В таком возрасте сложно показать что-то на соревнованиях. Но в армию парни идут – как им не помочь?

Сейчас в спорте наблюдается серьезное омоложение. Мы же в основном принимаем детей с десятилетнего возраста, но только через годы прорезается какой-то результат и становится видно, есть ли у парня перспективы.

IMG_1849.jpg

– Одно дело – найти перспективного боксера, другое – талантливого и увлеченного тренера…

– Мой, ныне покойный, наставник Евгений Кулинкович говорил: «Тренер – это раб своей судьбы». У него практически всегда собственная семья на втором плане, а ученикам уделяешь времени гораздо больше, чем собственным детям. Сейчас же и среди тренеров нет массовости, и вряд ли когда-то будет, ведь многое зависит от финансовой стороны вопроса. Некоторые уезжают, многие ищут более прибыльное дело.

Мне же 65 лет. Понятно, что тренирую я детей не ради денег. Просто в моем возрасте уже не нужно искать другое занятие в жизни, да я и в боксе еще многого не знаю! Пока есть порох в пороховницах, постараюсь сделать еще что-то для развития бокса в Лиде. Вот базу создали отличную, зал хороший, инвентаря в достатке. В общем, стараемся хорошо выполнять свою работу. Не скажу, что таланты к нам бегут (скорее ползут), однако костяк по возрастам собрали. Есть ребята, которые способны показывать хороший результат, да и тренерская бригада собралась хорошая. Хоть мы и пенсионеры, зато одно целое. А вообще, дело не остановить, если есть желание его продолжать.

«Первым тренером был кореец»

– Вы сами-то как в бокс попали?

– Я деревенский. Но учился в школе-интернате, в Лиде, где теперь располагается педагогический корпус местного колледжа. Мать меня определила сюда, так как понимала, что своих детей нужно постараться устроить в городе. Как-то увидел, как школьники гурьбой бегут куда-то, ну, и я за ними. Оказалось, на бокс. А еще раньше в деревню с учебы возвращался парень, который занимался боксом. Всегда привозил с собой перчатки, давал мальчишкам примерить. Иногда мы «проверяли» друг друга, и у меня неплохо получалось. В общем, я узнал, что в Лиде всего одна группа по боксу – в Доме офицеров. Занятия проводил кореец Валерий Те.

– Раньше слышал несколько историй о нем. Он на самом деле был корейцем?

– Кажется, да. Корейские корни в родословной этого тренера точно присутствовали, хотя родители его проживали в Узбекистане. В советское время на территории данной страны было много корейцев. Да и сейчас, наверное. Валерий Федорович служил здесь, после женился и остался работать в Лиде тренером. Знаю, что потом он заболел, начались семейные неурядицы – пришлось уехать обратно к родителям. Еще в 90-х пересекался с его детьми на соревнованиях, сказали, что там он и умер от своих болячек.

IMG_1772.jpg
Валерий Те – мой первый тренер. Он был отличным организатором, регулярно проводил первенство города по боксу. Потом я уехал в Гродно, поступил в институт, но нашкодил немного – подрался, – и старший тренер отправил меня в физкультурный техникум. Институт уже оканчивал заочно, когда сам начал работать тренером в Лиде…

– …где и вырастили плеяду известнейших боксеров – чемпиона Европы, участника Олимпийских игр.

– Бернадский, Янчи, Адамович, Филиппов – это поздние ребята, уже из 90-х. До них было очень трудно подготовить боксера международного уровня. Мои ученики становились победителями в своей стране, но чтобы поехать на международное соревнование, нужно было выиграть первенство СССР. А это турнир с участием лучших представителей пятнадцати республик. Кто-то побеждал честно, кто-то – с помощью денег и авторитета. Если стал сильнейшим благодаря своей подготовке, то автоматически становился главным претендентом на «золото» чемпионата мира или Олимпиады. В советское время в Беларуси бокс развивался, но все усилия, все средства буквально вкладывались в одного-двух самых перспективных спортсменов. Попасть в их число было чрезвычайно сложно.

Возможно, это прозвучит странно, но 90-е открыли нам, боксерам, дорогу в мир. К тому же наборы были очень массовыми, благодаря чему и удалось подготовить спортсменов, громко заявивших о себе. Было сложно: своим же ходом, за свои же деньги ездили на соревнования. Но для увлеченных людей это не помеха.

«После Олимпиады начали предлагать работу в России»

– В 90-е было неспокойно в плане криминала. Как удавалось дисциплинировать ребят, которые, как я думаю, так и норовили подраться?

– Драки район на район, стычки на танцплощадках… Все это было. Но никто из боксеров с прутьями по городу не бегал. Ну, зацепились и разошлись. Перед ответственными соревнованиями я сам шел на дискотеку в клуб обувной фабрики. Гнал бойцов по домам, так как с «фонарем» к поединку не допустят, да и травму получить можно. Каким бы ты сильным ни был, если толпа на толпу, то может и прилететь. Поэтому иногда жена вечером спрашивала: «Ты куда?» А я отвечал: «На танцы в «Каблук» (смеется).

К сожалению, были и те, кто ввязался в серьезный криминал. Я прекрасно понимал, что скоро это должно закончиться, лишь бы без последствий. Увы, кого-то даже не стало. Потом наступило безденежье… Но трудные периоды пережили, продолжали тренироваться и после показывать серьезные результаты, в том числе на международной арене. А после Олимпиады в Греции мне начали звонить, предлагать работу в России.

IMG_1830.jpgIMG_1833.jpg

– Участие Михаила Бернадского в Олимпиаде-2004 – это ваше высшее тренерское достижение?

– Миша был третьим в Европе, пятым на чемпионате мира, но Олимпийские игры всегда считались более значимыми соревнованиями. Особенно учитывая то, что ранее о них приходилось только мечтать, так как прорваться через союзную стену было просто нереально. Жаль, что не получилось добраться до пьедестала. Сначала Миша выиграл у колумбийца, а потом боролся за попадание в четвертьфинал против представителя Румынии. Решил ошарашить его танковым наскоком, но тот не поддался, оказался хитрее. Миша физически был готов хорошо, хотел продавить соперника напором, однако проиграл. Занял в итоге девятое место. Но я все равно считаю это хорошим достижением.

– Еще вы вырастили чемпиона Европы среди профессионалов – Валерия Янчи.

– На тот момент он сам себя тренировал. Хотя признаю, в Испанию Валера уехал с нашим «багажом». У меня он был чемпионом страны, побеждал на турнире во Франции. К моменту своего европейского триумфа Валера вышел на пик формы, сбросил вес. Но профессиональный бокс – это уже бизнес.

«Темнота, нехватка кислорода…»

– С каким настроением уезжали в Ненецкий автономный округ жить и работать?

– В Лиде к тому моменту все было хорошо. Продолжали тренироваться в Доме офицеров, но когда его преобразовали в школу искусств, понял, что надолго мы там не задержимся. Мальчишки в майках, потные… Какое там искусство?! Решили сделать зал в Северном городке, на территории бывшего госпиталя. Только начали строить – мне поступило предложение из города Нарьян-Мар. На севере России местных тренеров не нашлось, поэтому искали авантюриста, который согласится приехать и начать создавать там все с нуля. А мне что: пятьдесят лет всего-то, здоровья хватало! Еще квартиру выделили, деньги неплохие предложили.

– Почему там решили развивать бокс? Кто проявил инициативу?

– Один из местных чиновников. Раньше он сам занимался боксом, поэтому прикипел к этому виду спорта. Начали участвовать в турнирах, перелеты только на чартерных рейсах – иначе не доберешься. Деньги хорошие вкладывались, поэтому в мои задачи, кроме самого бокса, ничего больше не входило. А это для тренера очень важно. В плане акклиматизации было тяжело: постоянная темнота, недостаток кислорода. Перелеты бесконечные по всей территории России. Это теперь мне шестьдесят пять – лишние нагрузки не нужны. Тогда же смотрел на ситуацию с огромным интересом. 

Да и тыл мой был прикрыт: уехал в Нарьян-Мар вместе с семьей. Жена – молодец. Поддержала меня, сама согласилась разделить все трудности жизни на Севере. Хотя, повторюсь, главная проблема там с жильем: до сих пор некоторые люди живут в деревянных бараках 50-х годов постройки. Новое съемное жилье – дорогое. Нам же выделили однокомнатную квартиру, наподобие общежития. Перегородку поставили, и получилась «двушка».

IMG_1796.jpg

– Наверное, природа там все же особенная…

– Самое красивое время – в сентябре. Тундра как ковер, вытканный цветами. Желтые березы, лиственницы, все кругом в грибах и ягодах. Потеряться легко, поэтому лично я далеко из города не выходил. Сам же Нарьян-Мар расположен в устье большой реки Печоры, поэтому рыбалка там – круглогодичное занятие.

Обычно добирался оттуда в Беларусь самолетом, но потом узнал, что некоторые ездят и на машинах. Вот однажды сам решил поехать из Лиды в Нарьян-Мар на «Туареге». Романтика! Но дорога такая, что даже отвлечься боялся. Как говорят, дороги нет, есть только направление. Лужи, грязь, и так по шестьсот километров в день как минимум, чтобы не заночевать в лесу. Обязательно нужно было брать с собой бензопилу – на случай, если упавшее дерево перегородит путь. Через Печору – на барже вместе с машиной.

«Важно, чтобы в родном месте был порядок»

– Вы там пробыли более десяти лет. Что удалось сделать в плане развития бокса?

– В 2005-м уехал из Лиды, в 2016-м вернулся. Для начала привлек к работе молодого местного парня, который помогал мне по многим вопросам. Все-таки одному было трудно охватить такой объем. Как мне показалось, трудились мы продуктивно: быстро пошли кандидаты в мастера спорта, потом и мастера спорта. Выигрывали с юношами первенство России, даже несмотря на то что в каждом весе было по двадцать претендентов на медали. Страна-то большая. Это у нас по пять-шесть боксеров в весовых категориях, а в некоторых еще меньше. Та обстановка мне нравилась, для тренера и лучшего места не найти. В душе готов был снова поехать в Нарьян-Мар, однако надо поберечь себя, да и поработать еще на благо Лиды.

IMG_1811.jpg

– Знаю, что вы не только занялись возрождением местного бокса, но и решили навести порядок в родной деревне Черевки.

– Что-то глобальное я не сделаю: не миллионер. Пока что привел в порядок родительский дом. Кладбище огородил забором, улицу каменную откопал, все заросли повырезал. Деревня небольшая, всего-то пару домов осталось. Большинство людей использует их в качестве дач. Но мне нравится там работать – настоящая отдушина. Появится идея – может быть, еще что-то сделаю. Пока же самому нравится приезжать, да и гостям приятно. Все-таки это родное место, а для меня важно, чтобы там был порядок.

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!

Редакция газеты «Гродненская правда»