За трилогию Года малой родины в стране восстановлено более 20 знаковых усадебных комплексов

За трилогию Года малой родины в стране восстановлено более 20 знаковых усадебных комплексов

В Год малой родины в силах каждого человека сделать дорогой сердцу уголок немного лучше, краше. Причем для многих государственная идея возрождения малой родины стала личной. Некоторые даже возвращаются в места, где провели детство, чтобы открыть там музей или свое дело, построить церковь… Кроме того, есть и те, кто готов посвятить себя возрождению старинных поместий, с которыми связана судьба выдающихся государственных деятелей, ученых, историков и писателей. «Р» побывала в усадьбе, которую 20 с лишним лет семья из Гродно поднимала из руин: в фольварок Тизенгауза наконец вдохнули новую жизнь.

Вернуть былую славу

Госпогранкомитет подсчитал: в прошлом году в нашу страну приехали 4 924 000 гостей из-за рубежа. У иностранцев обязательный пункт путешествия — старинные усадьбы. Оксана Коханова, главный специалист отдела культурно-просветительной работы, искусств и учебных заведений Гродненского облисполкома, обрисовывает ситуацию в регионе:

Всего в Гродненской области есть 27 усадеб, внесенных в Государственный список историко-культурных ценностей Беларуси. Одни отданы под музеи или соцучреждения, другие ждут своих хозяев. Так, пять объектов уже продано на аукционах, еще три ждут новых владельцев. Например, усадьба в Щорсах, построенная в 1776 году. 

2.jpg
Так выглядела усадьба при КОЗЕЛ-ПОКЛЕВСКОМ.

Около 20 усадеб, по подсчетам местных историков, не включено в госсписок, но тоже требует реконструкции и постоянной заботы. Яркий пример — старинная усадьба Гурских в деревне Радзивилки Гродненского района. С годами некогда прекрасные постройки пришли в запустение — новому владельцу достались лишь развалины. «Святск Гурских» ведет свою историю с XVII века и по сей день: амбициозным хозяевам удалось вернуть поместью былую славу.

Также у туристов появилась еще одна точка притяжения — «Каролинский фольварк Тизенгауза», он в каких-то трех километрах от Гродно. Старинную усадьбу из руин восстановила семья Климук. Понадобилось много денег, терпения и 20 лет тяжелого труда. Некоторые работы еще ведутся, поместье растет и совершенствуется, но для гостей двери открыты круглый год. Мы отправились в деревню Каролино, чтобы окунуться в атмосферу XVII—XVIII веков. История и современность здесь слились воедино.

Друг короля и реформатор

Территория усадьбы внушительная — 2,5 га. Тут дома, мельница, каплица, ротонда, музей, конюшня, а к большому парку прилегает живописное озеро. История видна уже на входе: чтобы попасть в фольварк, миную аутентичную «браму». Старинные ворота сохранились с XVII века. Именно на них обратил внимание гродненский врач Павел Климук. Его старший сын Роман рассказывает:

Отец во время велопрогулки заметил это место. Ворота тогда были заросшими, территория за ними — заброшенной и неухоженной. Но этот клочок земли почему-то сильно запал папе в душу. Он вернулся в город и стал изучать исторические архивы. Оказалось, что это руины старинной усадьбы Антония Тизенгауза — политического и общественного деятеля Великого Княжества Литовского, одного из талантливейших финансистов своего времени.

3 (2).jpg
Понадобилось много денег, терпения и 20 лет тяжелых трудов: работы еще ведутся, поместье растет и совершенствуется, но для гостей двери открыты круглый год.

Протеже короля Станислава Августа Понятовского, министр финансов и королевский управляющий имел в распоряжении большие средства. Гродненский староста Тизенгауз всеми силами хотел сделать город лучше Варшавы или Парижа. Он провел экономические, культурные и градостроительные реформы. Меценат открыл ряд мануфактур: суконную, полотняную, оружейную, чулочную, каретную и другие. Он построил 162 здания в городе и окрестностях: жилые, административные и культурные. Основал театр, медицинскую академию, библиотеку, музей, заложил крупнейший в Европе на то время ботанический сад. В общем, вдохнул в Гродно жизнь и превратил город в одно из красивейших мест.

Позже Тизенгауза обвинили в растратах королевского имущества и лишили власти. Его имя практически вычеркнули из истории. Но мы хотим, чтобы жители и гости Гродно его не забывали, — Роман Климук открывает двери «Родового гнезда», главного здания усадьбы. 

Переступаю порог, и меня сразу ослепляет красота интерьера: он роскошный, помпезный, с элегантной мебелью из кожи и дуба, мраморными полами и картинами в позолоченных рамах. Помещения подобные тем, что были при Тизенгаузе. Но чтобы добиться такого внутреннего убранства дома, пришлось изрядно постараться. 

Изначально это было здание для балов, здесь принимали важных гостей — королей и подданных. Затем усадьба переходила из рук в руки. Была немецким госпиталем, помещением советского колхоза, школой. Позже здание поделили на квартиры, там до двухтысячных жили три семьи. Каждой из них мы купили по дому в этой же деревне, чтобы переселить людей и начать восстанавливать фольварк, — вспоминает собеседник.

4.jpg
Роман КЛИМУК: «Каплицу отстраивали пять лет — на ее месте была заброшенная хозпостройка».

Тайная комната масонов

Жилой была одна треть здания, вторая часть была завалена мусором, третья вовсе разрушалась. Здание восстанавливали по крупицам — понадобились рисунки с его изображениями времен Тизенгауза. Сведения собирали долго, в итоге получилось прекрасное «Родовое гнездо», где сегодня находятся административный корпус и гостиница. 

Роман Климук предлагает спуститься в тайную комнату. Проходим в мраморный зал, где многие элементы интерьера изготовлены из дорогой горной породы. Там взгляд цепляется за кованые железные изделия, шикарный камин, массивную мебель, старинное пианино. Мой экскурсовод гордится раритетом, ведь он в рабочем состоянии:

Этому инструменту более 250 лет. Пианино было в плачевном состоянии, но его вернули к жизни реставраторы. Теперь оно радует гостей на вечерах классической музыки. 

Через несколько минут мы стоим у массивной железной двери с необычной звездой.

Это один из символов масонов, его фрагмент мы обнаружили в земле на глубине 1,5 метра. Очень вдохновились находкой: это был сигнал, что мы на правильном пути. Стали копать, разгребать завалы — понадобилось несколько лет, чтобы добраться до тайной комнаты. Оказалось, во времена Тизенгауза ключ от двери в подземелье был только у хозяина усадьбы и управляющего. Благодаря историческим сводкам мы узнали, что именно здесь был главный зал масонов, в подземелье тайно собирались вельможные лица.

Вставляем ключ в замочную скважину, дверь открывается, и я попадаю в помещение с неярким, приглушенным светом. Телефон перестает «ловить»: мы на глубине почти четырех метров. В центре комнаты стоит массивный стол, вокруг него — деревянные стулья. Антуража добавляют сводчатые потолки с кирпичной кладкой. 

5.jpg
В музее можно увидеть самого ТИЗЕНГАУЗА — он сидит за столом в импровизированном кабинете.

 Всем, кто попадает в подземелье, рассказывают о тайной жизни Тизенгауза: он, как и многие великие деятели, был масоном. Но это еще не все сюрпризы, которые ждут гостей усадьбы: чего только стоит старинный винный погреб, который французы заложили в 1812 году! Его использовали для перевалочной базы хранения винных и коньячных изделий.

В советские годы в погребе хранили колхозные отбросы. Подвальное помещение было завалено на 60 процентов. Чтобы освободить его от мусора, пришлось сильно постараться. Когда восстанавливали погреб, нашли кирпич с числом 1812 и печатью руки мастера — раньше они так оставляли свое клеймо, — Роман рассказывает, а я очарована подземельем. Особенную атмосферу создает арочная конструкция потолков — они сделаны без единой железобетонной конструкции. 

Новая жизнь руин

Выходим из подземелья — и оказываемся на противоположной стороне здания, у речки Татарки. Роман Климук предлагает пройти к самому берегу:

Речка формирует три каскадных озера, перед нами — среднее. Мы годами вывозили из него мусор. Водоем, как говорится, «за забором», но у хорошего хозяина и там должно быть все чисто. Теперь тут плавают утки, лебеди, а вокруг мы ежегодно садим деревья. 

На лоне живописной наднеманской природы находится часовня, где сегодня венчают супружеские пары, крестят младенцев, а по выходным проводят службы для местных прихожан. Каплицу отстраивали пять лет — на ее месте была заброшенная хозпостройка.

6.jpg
В третьем тысячелетии у туристов появилась новая точка притяжения — «Каролинский фольварк ТИЗЕНГАУЗА» под Гродно.

 — Мы передали каплицу в дар католической церкви, от нее получили мощи святых и икону, которая сейчас украшает алтарь. Люди, которые здесь молятся и размышляют о жизни, замечают: это особое место с сильной энергетикой. Именно тут в голову приходят верные решения, которые влияют на дальнейшую судьбу, — делится собеседник.

И вправду, нахожусь в часовне всего минут десять, а чувствую особую атмосферу всем телом. На душе становится спокойно, внутренние переживания уже не кажутся глобальными проблемами, из каплицы ухожу умиротворенной. 

Роман Павлович ведет в конюшню по брусчатой дороге — каждый «кирпичик» сделан вручную по дизайну XVII века. На глаза попадается дом, который выбивается из общего архитектурного стиля. Там раньше жил управляющий, что начинал строительство усадьбы Тизенгауза. Если везде наблюдаются закругленные формы окон, то здесь они стрельчатые — как на протестантской кирхе в Гродно, которая впервые упоминается в 1793 году. Немецкий архитектор причастен к строительству и усадьбы, и городской кирхи в стиле неоготики.

Проходим большую деревянную мельницу, конюшню с лошадьми. Дальше на нашем пути дом «Дубы». После реконструкции здание очень преобразилось — попадаю в камерный зал, где изображены гербы родов, которые внесли огромный вклад в развитие страны: Радзивиллы, Сапеги, Огинские, Тышкевичи… Изучаю экспозицию современного искусства с репродукциями известных картин. В музее можно увидеть самого Тизенгауза — он сидит за столом в импровизированном кабинете. Рядом — императрица Елизавета II и король Станислав Август Понятовский. А на стенде рядом можно узнать, как реставрировали усадьбу.

7.jpg

 — В первой половине XX века, еще до войны, фольварк принадлежал богатому Козел-Поклевскому. Он развивал самолетостроение, занимался продажей зерна, разводил крупный рогатый скот и лошадей. Семья была большая — вот они, на фото, — Роман указывает на черно-белый снимок, который сохранился до наших дней. Рядом на стенде изображения усадьбы до реставрационных работ. Становится понятно: к новому тысячелетию от фольварка остались практически руины — восстановить надо было почти 90 процентов.

Идею возродить старинный фольварк поддержала Наталья Климук, супруга Павла. За дело принялись всей семьей, родители и дети: Роман, Антон и младшенький Степан. 

Было нелегко. Но, как говорится, глаза боятся, а руки делают, — смеется Роман. 

Сегодня в историческое поместье приезжают и белорусы, и гости из ближнего зарубежья. 

Цифры скажут все

Сегодня, по данным Министерства культуры, в Государственный список историко-культурных ценностей Беларуси включено 150 старинных усадеб и усадебных комплексов, в том числе в Брестской области — 23, в Витебской — 25, в Гродненской — 27, в Гомельской — 15, в Минской — 53, в Могилевской — 3, в Минске — 4. 

Количество таких объектов — всего 8 процентов от общего числа памятников архитектуры, включенных в госсписок. Большая часть усадеб находится на балансе местных органов базового территориального уровня и приспособлена под новые социально-культурные функции, отдельные усадьбы музеефицированы. За последних три года в стране восстановлено более 20 объектов. Наталья Хвир, начальник управления по охране историко-культурного наследия Министерства культуры, приводит примеры:

За последние годы восстановлены и музеефицированы бывшая усадьба Немцевичей в деревне Скоки Брестского района, бывший дворец Пусловских в Коссово Ивацевичского района, усадьба Огинских в агрогородке Залесье Сморгонского района, усадебный дом в деревне Красный Берег Ветковского района, дворцово-парковый ансамбль Булгаков в агрогородке Жиличи Кировского района, дом купца Антошкевича в Могилеве, Лошицкий усадебно-парковый комплекс, комплекс бывшей городской усадьбы в Минске и другие.


8.jpg
В часовне чувствуется особая атмосфера

Наталья Хвир разъясняет:

Потенциальных инвесторов ищут местные исполнительные и распорядительные органы. Одно из условий ремонтно-реставрационных работ — сохранение архитектурной целостности и декора зданий, его отличительных духовных, художественных и документальных особенностей. Также нужно сохранить традиционную исторически сложившуюся среду. Законодательством запрещены научно необоснованное изменение историко-культурной ценности, ухудшение условий ее восприятия. Руководить разработкой научно-проектной документации на выполнение ремонтно-реставрационных работ на историко-культурных ценностях могут только аттестованные специалисты. 

Наталья Хвир акцентирует внимание, что в нашей стране есть множество положительных примеров, когда за восстановление историко-культурных ценностей берутся частники. Это бывшая усадьба в деревне Подороск Волковысского района, остатки бывшей усадьбы в деревне Сула Столбцовского района, бывшая усадьба «Наднеман» Наркевича-Иодки в Узденском районе, здание бывшей усадьбы Федоровичей в городском поселке Шарковщина и другие. Правда, многое еще предстоит сделать. По информации за прошлый год, 56 бывших усадеб и фрагментов усадебно-парковых комплексов не используются либо находятся в очень плачевном состоянии. Областным и Минскому городскому исполкому рекомендовано размещать их перечень на сайтах, а также указывать счета, куда можно перечислять средства для реставрации и восстановления этих объектов. 

И еще один момент: ценных старинных усадеб, которые могли бы быть включены в госсписок, значительно больше. Придавать такой статус должны местные исполкомы, но с момента вступления в силу Кодекса Республики Беларусь о культуре (3 февраля 2017 года. — Прим. ред.) ни в одной области не воспользовались этим правом.

9.jpg
Чтобы добиться такого внутреннего убранства дома, пришлось изрядно постараться