Что такое искусственная вентиляция легких, для чего нужны аппараты ИВЛ и сколько их в Беларуси?

Что такое искусственная вентиляция легких, для чего нужны аппараты ИВЛ и сколько их в Беларуси?

То, что медикам сейчас приходится нелегко, никто отрицать не будет. Работа, связанная с риском. Без права на ошибку, как и всегда. И к тому же в особых условиях. Кто-то живёт прямо в больнице, кто-то не видит родных неделями. В этой ситуации важна любая поддержка, и материальная, конечно, тоже лишней не будет.


Сегодня будем изучать много цифр. Медицинские сводки, надбавки. Детально разбираться, потому что это очень важно. И касается всех нас. Но одно важное уточнение. Давайте право лечить отдадим врачам – и не будем даже пытаться быть критиками или псевдоэкспертами с высоты своего дивана. Тезис, который не устаёт повторять Президент: каждый должен заниматься своим делом. Это про то, что врач должен лечить. Врач. Именно медики знают больше нас с вами. И разбираются в медицине лучше всех.

Вот, например, аппарат искусственной вентиляции лёгких. По данным Минздрава, в Беларуси их 2200 и ещё 1500 наркозно-дыхательных аппаратов. Многие думают: если человека к ним подключают, мол, всё, готовься к худшему. Мы решили изучить (с помощью врачей, конечно): а что такое искусственная вентиляция лёгких, для чего нужны аппараты и всё ли так, как говорят комментаторы в сети.

Столичная больница скорой медицинской помощи – авангард противостояния коронавирусу и не только. Здесь принимают пациентов с различными заболеваниями. И в некоторых случаях справится помогает именно аппарат искусственной вентиляции лёгких. Конечно, чаще поднять уровень кислорода в артериальной крови помогают манипуляции попроще. Но сначала его надо определить. 

Ольга Светлицкая, доцент кафедры анестезиологии и реаниматологии Белорусской медицинской академии последипломного образования: 

«Вот такой совершенно обычный датчик – он одевается на пальчик пациенту в приёмном покое, в отделении терапии, в отделении пульмонологии, в инфекционном отделении или в реанимации, и этот датчик позволяет оценить сатурацию – то есть насыщение артериальной крови кислородом. В норме эта сатурация составляет свыше 95%. Вот я себе надела, у меня 97% - у меня всё хорошо». 

Если меньше – врач начинает разбираться, в чём, собственно, дело. И совсем не обязательно сразу пускать в ход тяжёлую артиллерию. Поднять уровень кислорода на несколько единиц можно, просто перевернув пациента на живот.

Ольга Светлицкая, доцент кафедры анестезиологии и реаниматологии Белорусской медицинской академии последипломного образования:

«Под грудь подкладывается подушка, и он лежит как бы на животе, но подушка под грудью, чтобы живот не сдавливался и не нажимался, чтобы не увеличивалось внутрибрюшное давление – этим мы достигаем такого эффекта, что лучше вентилируются те зоны в лёгких, которые плохо вентилировались, лёжа на спине». 

Если этого недостаточно, в ход идут нозальные катетеры, которые тоже могут значительно увеличить содержание кислорода в крови пациента. Для сравнения: концентрация кислорода в обычном воздухе – 21%, с помощью кислородных катетеров – в два раза больше.

И только в самых тяжёлых случаях функцию дыхания полностью перекладывают на аппарат ИВЛ. Кстати, сами медики термина «искусственная вентиляция лёгких» избегают – чаще говорят «респираторная поддержка». Это важно, потому что умные аппараты ИВЛ не столько заменяют дыхательную функцию, сколько поддерживают самостоятельные попытки вдоха и, фактически, добавляют необходимый объём воздуха. Да, процедура не очень комфортная – трубка вставляется в трахею. Поэтому больного погружают в медикаментозный сон.

Ольга Светлицкая, доцент кафедры анестезиологии и реаниматологии Белорусской медицинской академии последипломного образования: 

«Пневмония – это тяжёлый удар по организму. Тяжело дышать – то есть в этот момент человек не производит никакой работы по дыханию – он расслабляется, он спит, за него эту функцию выполняет этот аппарат искусственной вентиляции легких. Вот если такой кислород даёт нам возможность 40%, то этот аппарат искусственной вентиляции даёт нам возможность дать и 60, и 65».

В столичной больнице скорой помощи аппаратов ИВЛ больше сотни. И самого разного производства – Швейцария, Германия. Но больше всего – отечественных. Производят их в Минске. Это не просто машина для дыхания – ещё и компьютер с серьёзным софтом, который фиксирует больше десятка параметров состояния пациентов. И, как говорят в шахматах, все ходы записываются. По минутам.

За 22 года работы освоили производство уже пяти видов аппаратов ИВЛ. Четыре из них выпускают по сей день. Стоимость самых актуальных моделей – порядка 10 тысяч долларов.

Николай Макаров, директор компании «Респект Плюс»: 

«Мы уже в этом году 115 аппаратов поставили для лечебных учреждений республики – сейчас 35 готовятся к отгрузке. Ну и при необходимости можем дополнительно поставлять».

Спрос на оборудование сейчас повышенный. Отсюда стратегия: сначала обеспечим себя. Циклы производства сокращают – в ближайшее время планируют собирать до 70 аппаратов в месяц. И это предприятие на каникулы уж точно не уйдёт, так что цифра 2200 аппаратов ИВЛ на страну – вовсе не окончательная. 

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!

Редакция газеты «Гродненская правда»