На передовой борьбы с коронавирусной инфекцией. Как работает скорая и неотложная медицинская помощь в Лиде в условиях пандемии?

На передовой борьбы с коронавирусной инфекцией. Как работает скорая и неотложная медицинская помощь в Лиде в условиях пандемии?

С начала прихода COVID-19 в Беларусь прошло полтора года.

Здоровье… Пандемия заставила нас еще раз задуматься об его ценности.

С начала прихода COVID-19 в Беларусь прошло полтора года. Уже нет того страха, что сковывал нас весной 2020 года, когда люди, напуганные неизвестным заморским вирусом, боялись покидать свои дома. Мы научились соседствовать с быстро распространившейся по всей планете болезнью, жить с нею. 

И даже теперь, когда мы умеем лечить данное заболевание, проблема коронавируса никуда не исчезла. Инфекция волнами прокатывается по стране, то проявляя максимальную агрессию, то, словно насытившись человеческими страданиями, ослабляя свою хватку. И с первых дней самые большие риски стать очередной жертвой COVID-19 – у медицинских работников. В их числе – специалисты станции скорой и неотложной медицинской помощи.

Журналист «Лідскай газеты» поинтересовался работой скорой помощи в условиях пандемии. Как работается тем, кто по первому зову спешит к жителям Лидского района, чтобы оказать неотложную медицинскую помощь, врачам, которые ежедневно находятся на передовой борьбы с опасным вирусом? Моим собеседником стала фельдшер Татьяна Жуковская, опыт работы которой на станции насчитывает 18 лет. 

– Татьяна Ивановна, увеличилась ли нагрузка на работников станции с приходом коронавируса в Лиду?

– Да, количество вызовов с первых дней выросло. Нынешняя, четвертая волна самая мощная, но к нагрузкам мы уже привыкли. 

– С какими жалобами обычно обращаются пациенты?

– Все как и прежде – с самыми различными: высокое давление, переломы, ножевые ранения, потеря сознания и многие другие. Но если говорить о ковиде, то это, как правило, высокая температура тела, общая слабость, человек ощущает нехватку воздуха, задыхается. В большинстве своем это не привитые от коронавируса лидчане. Обращаются к нам за помощью и пациенты с постковидным синдромом, у которых наблюдаются скачки давления, одышка, расстройство желудочно-кишечного тракта, долго держится общая слабость.

– Как вы решаете с коллегами, кто из врачей поедет на ковидный вызов? Ведь у врачей тоже есть свои семьи, и, думаю, им не очень-то хочется подвергать риску заражения опасной инфекцией своих родных и близких людей.

– В «скорой» разработан график дежурств. Один месяц предположительно ковидных пациентов обслуживают две бригады скорой помощи, следующий месяц – другие две. Медицинские работники, которые ездят на такие вызовы, привиты от инфекции COVID-19. Я работаю в одной из таких бригад со своими коллегами – фельдшером Ириной Коротковой и водителем Дмитрием Дятчиком. 

– Татьяна Ивановна, а как вообще определить, какой пациент тебя ждет на другом конце провода? Ведь наличие либо отсутствие COVID-19 определяется только благодаря дополнительным исследованиям – ПЦР-анализу либо экспресс-тесту.

– У нас работают опытные диспетчеры, которые грамотно задают вопросы, собирают анамнез. Не все лидчане хотят подробно рассказывать по телефону о состоянии пациента, но проводить опрос нужно для принятия правильного решения: какого врача направить по вызову, на каком автомобиле, а также требуется ли человеку скорая неотложная медицинская помощь или проблему можно решить амбулаторно. К сожалению, пациенты не всегда относятся к задаваемым вопросам с пониманием, но это необходимость.

– Есть ли возможность оказания экстренной помощи прямо в автомобиле?

– Да, конечно. Когда процент сатурации (показатель насыщения крови кислородом) снижается, пациенту требуется  медицинская помощь. Поэтому таких людей подключаем к кислороду на месте вызова бригады скорой медицинской помощи и в автомобиле, по дороге в инфекционное либо реанимационное отделение Лидской ЦРБ.

– Наверное, городские жители чаще болеют COVID-19? 

– Да, по городу вызовов больше. Но на селе люди тоже болеют коронавирусом.

– Встречается ли тяжелое протекание болезни у детей?

– К сожалению, есть и такие случаи. На вызовы к детям выезжает врач-педиатр. Ковид вообще значительно «помолодел» за это время: если ранее средние и тяжелые формы протекания болезни были характерны для людей, которым за 60, то сегодняшние штаммы тяжело переносят и некоторые 30-40-летние пациенты. 

– Хватает ли медикам «скорой» средств индивидуальной защиты?

– Да, мы всем обеспечены: костюмами, масками, щитками, перчатками, бахилами, дезинфицирующими средствами. После каждого вызова автомобиль  проходит обработку, одежда также обрабатывается и утилизируется.

– Насколько удобна и надежна защитная экипировка?

– В межсезонье, весной и осенью, в костюмах более-менее комфортно, а вот летом и зимой – нет. Летом в них жарко, зимой – холодно. От перепадов температуры очки и щитки запотевают. Со всеми неудобствами приходится мириться. Насколько экипировка надежная, сложно сказать... Думаю, что самое надежное средство на сегодняшний день – это вакцинация. Кстати, в нашем коллективе привилось 80 процентов специалистов, воздержались только те, кто имеет противопоказания.

– Татьяна Ивановна, как вы настраиваетесь на очередное дежурство?

– Всегда настраиваюсь на позитив, на то, что все будет хорошо: вовремя окажу человеку помощь и не возникнет никаких осложнений. Напуганных родственников также стараюсь настроить на этот лад, с верой в благополучный исход.

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!
Редакция газеты «Гродненская правда»