Проект «Няня вместо мамы» работает в Гродненской области

Леонида Новогродская — няня. Только работает в Гродненской инфекционной больнице, присматривает за «социальными» детками — теми, кто уже проживает в детских домах или же недавно забран из семьи и дальнейшая его судьба пока не известна. На бейджике Леониды Петровны так и написано: «Няня вместо мамы», по названию проекта, который уже несколько лет в больницах реализует Белорусское Общество Красного Креста. Причем исключительно на пожертвования неравнодушных граждан.

df9b048a66b20d4b6f6b08d8e61e5d56.jpg

— Каждый рабочий день начинаю с беседы с медсестрами на посту инфекционного отделения, — Леонида Петровна в проекте уже полгода. — Узнаю, что произошло за время моего отсутствия, какие задачи на сегодня, поступили ли новые детки.

В наш приезд у няни оказались сразу четверо подопечных. 14–летняя Арина и 9–летняя Агата из Понемуньского детского дома, а Александр и Теодор, которым нет еще и трех, из городского дома малютки. Все в одном боксе. Заходим в гости. Выглядят ребята вполне здоровыми. Собеседница объясняет: попали в инфекционку одновременно — пока лежали в детской больнице, кто с ОРВИ, кто с бронхитом, были в контакте с ребенком, заболевшим ветрянкой. Так что сейчас на карантине. А значит, пробудут в боксе три недели минимум. В коридор выходить не разрешается. Только если на прогулку во двор больницы с разрешения врача. Со старшими–то проблем нет — все понимают. А как быть с младшими? Кто за ними присмотрит? У медсестер ведь другие обязанности: разносить медикаменты, выполнять назначения врачей, проводить процедуры... Да и в отделении не один бокс, а 30 коек. Так что няня тут — человек очень нужный. Умыть малышей, переодеть, поменять памперс, покормить, поиграть, почитать сказки... Хоть как–то скрасить их пребывание в больнице. Впрочем, Леонида Петровна, педагог со стажем, старается не только развлекать детей, но и проводить развивающие занятия по возрастам.

— Это сейчас в боксе только двое дошколят. А если четверо, пятеро? Тогда только на кормление уходит больше часа... Да и ситуации разные бывают. Иногда и медсестер приходится просить о помощи, одна не справляюсь, — признается Леонида Петровна.

Пока разговариваем, Тео начинает капризничать. Ему всего полтора года, и нужен глаз да глаз. Стоит на мгновение упустить из виду, как уже шишка на лбу... А ведь главная забота няни — обеспечить безопасность детей. Так что, говорит, даже те полчаса, которые в ее графике предусмотрены как обеденное время, старается из бокса не выходить.

Теодор тем временем все настойчивее требует внимания. Няня берет мальчишку на руки, подходит с ним к окошку:

Смотри, Теди, какая машинка стоит. Синего цвета...

Ребенок успокаивается, слушает с интересом. И про деревья, с которых листья уже облетели. И про прохожих в теплой одежде...

— Не тяжело с ребенком на руках?

Бывает. Хотя каждая няня сама для себя решает, брать ли ребенка на руки. Мы ведь в больницах только 8 часов. А что делать персоналу остальные 16, если малыш привыкнет? Но я считаю, иногда это просто необходимо. Да и как работать, если не отдавать детям частичку себя? Часто в больнице оказываются дети, только–только изъятые из семей. Мне не рассказывают их истории. Но порой все понятно без слов. Да и адаптируются все по–разному. Есть детки, которые день–два повспоминают папу, маму, и все. А недавно, например, в отделение попал двухлетний мальчишка. Едва ли не все время стоял у окна и повторял «мама едет, папа идет»... Без конца. Психологически наблюдать за этим очень нелегко. Нужно к каждому найти подход, попытаться хоть на время отвлечь от навязчивых мыслей, заинтересовать игрой...

c9673669e6070a95603bcc27deea6900.jpg

Сотрудница Гродненской областной организации БОКК Инесса Ларионова, координатор проекта в регионе, говорит, что не все няни долго на этой работе выдерживают:

Бывает, у женщины возникает сильная привязанность к ребенку. А когда приходит время расставаться, у многих первое желание — усыновить... Да и зарплата у них совсем невысокая. Около 300 рублей. Проект ведь существует исключительно на пожертвования.

Есть и другое наблюдение. Некоторые родители намеренно настраивают детей на то, что жить под опекой государства выгодно, особенно если в семье мал  

мала меньше. Мол, выйдешь из детского дома и можешь претендовать и на поступление на льготных условиях, и на получение жилья. Сами же родители связи с детьми не теряют... Своего рода социальное иждивенчество.

...Няня бережно укладывает в кроватку Теодора, который за нашими разговорами, казалось, уже успел заснуть у нее на руках. Но не тут–то было. Снова начинается плач... Леонида Петровна спокойна: знает, что мальчишка еще долго будет крутиться, пока удобно не устроится, а затем уснет. А тут уже Саша рядом с лошадкой в руках, тоже ждет внимания...

После обеда няня обычно идет во второе инфекционное отделение, где лежат уже больные дети, оставшиеся без попечения родителей. По наблюдениям сотрудников Белорусского Красного Креста, в среднем таких пациентов на стационарном лечении в каждой детской областной клинической больнице ежемесячно оказывается по 10 — 15, в возрасте от нескольких месяцев до 10 лет... И им тоже нужны не только медикаменты и процедуры, но и уход, банальное внимание и забота, пусть не мамы — просто неравнодушного человека.

— А после работы?

У меня четверо внуков от четырех лет до десяти. Кого из детского садика забрать нужно, кого на кружки отвести, когда родители заняты... Так что я всю жизнь в окружении детей, — улыбается Леонида Петровна. — Как–то легко получается находить с ними общий язык.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Татьяна Голякевич, главная медсестра Гродненской инфекционной больницы:

 863db16a41965d3ea578ed4f462d68f8.jpg

Проект «Няня вместо мамы» очень востребованный. Ведь обычно с детьми до 5 лет в больницах лежат мамы или папы, которые и занимаются уходом за ними. У медсестер другие функциональные обязанности. А как быть с «социальными» детками? Особенно, учитывая, что часто они попадают к нам после изъятия из семей и в медицинской помощи не нуждаются: проходят обследование и просто ждут, пока будут решены все юридические формальности. А потом — либо обратно домой, если родители одумаются, либо в дом малютки или детский дом, в зависимости от возраста. Конечно, и раньше их не оставляли без внимания: и медсестры, и санитарочки, и студенты медицинского колледжа, которые проходят у нас практику. Но они не могли находиться в боксе постоянно. Так что нередко дети оказывались предоставлены сами себе. Сейчас все иначе.

СПРАВКА «СБ»

С 2016 года Белорусское Общество Красного Креста работает над проектом «Няня вместо мамы», который помогает найти нянь для ухода и заботы о детях, оставшихся без попечения родителей. Он стартовал в Гродно. А начинался с инициативы всего нескольких родителей, объединившихся в волонтерскую группу. Однако они могли приходить в больницу только после основной работы. Поэтому было решено начать сбор средств для оплаты труда социальных нянь на полный рабочий день. Проект разместили на краудфандинговой платформе Talaka.by. Результат превзошел все ожидания. Финансовая поддержка начала приходить от неравнодушных людей не только из Беларуси, но и из зарубежья. В результате за почти три года собрали более 171,3 тысячи рублей. К слову, из них оплачивается не только работа нянь (сегодня они трудятся уже в больницах Брестской, Гомельской, Гродненской, Минской областей и Минска), но и подгузники, кремы, присыпки для малышей, иногда хватает на игрушки, раскраски, канцтовары. Сбор средств продолжается. В следующем году, планируется, в проекте будет уже 21 няня — в стационарах во всех областях. Поддержать инициативу «Няня вместо мамы» можно через кнопку «Пожертвовать» на сайте БОКК, ЕРИП или посредством WebPay.