Больничные истории: от печали до радости

Больничные истории: от печали до радости

Давно не лежала я в больницах. Сражалась с болью своими средствами и в поликлинике. Но без стационара, к сожалению, не пришлось обойтись. Когда поселили в палату из пяти человек, как-то загрустила.

И вот наступает тихий час. Это особенное, неповторимое время для общения с соседками по палате. Все они примерно одного возраста – после пятидесяти лет, предпенсионные, но до чего красивые женщины! С замысловатой прической веселая хохотушка Таисия, яркая и строгая в своей красоте, с большим чувством юмора Мира, зажигательная, добрая и очень отзывчивая Алла и нежная, хрупкая голубоглазая Лилия. Все – из близлежащих деревень Гродненского района.

У каждой своя судьба, свои проблемы, радости и печали. Только боль у нас одна на всех – суставы. Но как же мужественно они сражаются со своей болью!

На протяжении двух недель длился теплый, доброжелательный сериал их незатейливых судеб. А телефонные звонки от мужей – это отдельная история. «О боже, какой мужчина!» – такая мелодия у одной из них на звонок мужа, у другой – «Только ты, единственный!..» и т.д., и т.п.

«Любонька, Любочка, лапушка!» – я думала, что женщина разговаривает с дочерью или племянницей… Ан нет, это она мужа так величает после каждой его реплики. «Солнышко, хороший мой, ты покушал?» – вторит ей другая… Замечательно то, что это не было игрой на публику, это их естественное общение в быту, как жить и дышать, вместе растить детей и внуков, радоваться своим домашним питомцам и собранному урожаю фруктов и овощей.
Сельские красавицы и умелицы, они все могут и умеют, все знают о сельской жизни, с молоком матери впитали быт, нрав, уважительное отношение к мужчинам. Мой хозяин (о муже) – гордая фраза в их устах. И есть в этом высший смысл и великая житейская мудрость – сохранить такие нежные и преданные отношения спустя три десятилетия совместной жизни.

Женщины гордятся своими мужьями: ветеринаром, садоводом, трактористом, дальнобойщиком, который, кстати, перед каждым рейсом забегал в больницу просто поцеловать и подбодрить свою милую. Вот так-то!

После каждой процедуры радуются, как дети («сестрички такие ласковые»), доктору внимают, как послушные школьницы. И пища больничная хороша, и боль потихонечку уходит – во всем они находят позитив.

А потом еще полночи исповедуются обо всем… «Скорее бы весна…Опустить руки в землю, запустить, – робко поправила сама себя рассказчица, – силу и исцеление от немощи физической, хвори душевной в земле черпать…». «Люблю деревню», – добавила вторая. «Как вы там в городе в этих скворечниках живете? Не понимаю…», – риторически изрекла третья.

Соседки по палате были крайне удивлены, когда наряду с родственниками и друзьями меня навестили соседи по площадке. «А говорят, что в городе люди не знаются с соседями и даже не знают, как их зовут…» После этого я почувствовала, что женщины где-то даже зауважали меня, городскую. И особой симпатией прониклись, когда каждый день в любую погоду, как на свидание в далекой юности, с другого конца города спешил ко мне в больницу муж.

Любопытно, что с такими женщинами начинаешь воспринимать жизнь такой, какая она есть. Учишься любить то, что есть. Начинаешь понимать, что счастье – это вовсе не громкие события и салюты, а чаще тишина и покой в душе.

Милые мои врачевательницы, если бы взглядами можно было лечить, то после общения с вами, гродненскими мадоннами, можно считать меня стопроцентно здоровой.
Редакция газеты «Гродненская правда»