Комсомольск-на-Амуре и поезд на льду. Пенсионер из Гродно рассказывает, чему его научила жизнь в Сибири

Комсомольск-на-Амуре и поезд на льду. Пенсионер из Гродно рассказывает, чему его научила жизнь в Сибири

Бывает, что люди, которых мы каждый день встречаем, не такие обычные, как нам кажется. Вот послушаешь их рассказы, и хоть книгу пиши! Ивану Саковичу - 69 лет. Но сразу и не скажешь, что седьмой десяток вышел на финишную прямую и совсем скоро стартует восьмой.  Легкая походка, дворянская осанка, ясные глаза, в которых читается большой жизненный опыт.

«Отапливали город по 6 месяцев, а то и больше»

Иван Викентьевич родился в Щучинcком районе, после 11 класса уехал в Восточную Сибирь поступать в Иркутский политехнический институт на инженера-теплоэнергетика. Видимо, на моем лице прочиталось удивление. Более 6 000 километров разделяют Щучин и этот северный город России! Собеседник улыбается и поясняет, что там у него жили родственники.  Сначала учиться уехал двоюродный брат, а потом и Иван Викентьевич. Но дальше больше – после выпускника распределили в Комсомольск-на-Амуре на тепловую электростанцию. Родина стала еще  дальше, теперь расстояние до Беларуси стало почти 10 000 километров. Тут и начинается история.

Безымянный.jpg

 Что такое Комсомольск-на-Амуре? Суровые и тяжелые зимы. Отапливали город по 6 месяцев, а то и больше.  После института пришел неопытный, совсем зеленый. Сразу мог занять должность мастера, но начальник котельного цеха прямо сказал мне, что я «сырой». Он предложил сначала побыть машинистом котлов. Мне это предложение пришлось по душе, решил, что так будет лучше. Год я проработал в этой должности  и знал каждый винтик в котельной. Почувствовал все своими руками. 

«Мне ошпарило все ноги ниже колена, но на больничный не пошел»

Аварийность на станциях того времени была неизбежна, технологии были не те, что сейчас. Топили углем, и если вместе с ним в топку попадал металл, он разрывал оборудование изнутри. Работа была тяжелая и опасная. Давление в трубах 140 атмосфер, температура воды 650 °C.

Однажды полкотла снаружи загорелось, угольная пыль воспламенилась,возник пажар. Мы бесстрашно бросились тушить 20-метровый огонь. Нужно было делать все очень быстро. Если бы пожар распространился, весь большой северный город остался бы без тепла. В -50 °C  – это катастрофа. С огнем справились за 15 минут.

Экстренных ситуаций в работе Ивана Викентьевича было много. И не всегда из них удавалось выйти целым и невредимым.

  Однажды случилась поломка в паропроводе, и нам нужно было открыть задвижку. Так и сяк мы ее – не открывается. Но мы с коллегой продолжили. Когда она открылась, пар под давлением выбросило в нашу сторону, он уже успел остыть, но все равно был очень горячим. Мне ошпарило все ноги ниже колена, но на больничный не пошел.

Безимени-55.jpg

«Многотонный поезд на льду, поначалу было дико!»

Станция работает круглосуточно, часто были ночные смены, на аварии Иван Викентьевич выходил днем и ночью  и в выходные. Нужно непрерывно подавать тепло. Надо – значит надо, энергетика научила его дисциплине, подчеркивает рассказчик.  Да, зимы были суровые, но они хорошо переносились, потому что люди были сплоченные. Север все-таки очень влияет на человека. Зима воспитывает.

Север научил быть чутким и добрым, не отказывать в помощи. Не то, чтобы я был холодным и злым, нет. Просто все хорошие качества проявились еще сильнее. Сибирь удивительно влияет на человека.  Когда мы с женой приехали в Комсомольск-на-Амуре, моста через реку не было. А когда приходила зима и Амур полностью замерзал, через него прокладывали рельсы, по толще льда ходили поезда и даже товарняки. Представляете, насколько толстый и крепкий лед! Первое время я на это смотрел завороженно и с опаской. Многотонный поезд на замерзшей реке, поначалу было дико. А потом привык. Еще паром ходил, а потом уже построили мост, – собеседник улыбается воспоминаниям и разводит руки в стороны, словно показывая его.

Безимени-3 - копия.JPG

Истребитель на песчаной косе

Иван Викентьевич задумался, было видно, что в своих мыслях он переносится в прошлое, пытается что-то там найти. И вот оно, нужное воспоминание! Собеседник возвращается в настоящее и оживленно рассказывает. 

Посреди Амура есть песчаная коса. Сама по себе она ничем не примечательна, но однажды я был свидетелем необычного случая.  Комсомольск-на-Амуре – это город военных заводов, есть и авиационный. И вот вылетает на испытания МиГ. Видимо, во время полета что-то случилось и нужно было экстренно сажать истребитель. Пилот решил сделать это на песчаной косе прямо посреди Амура. В небо взмыл гигантский столб пыли, он  полностью скрыл самолет. Было зрелищно.

«Я мог не уходить на пенсию»

После того как Иван Викентьевич вернулся в Беларусь в 1976 году, он стал работать на «Синтволокно»  начальником котельной (позднее название «Химволокно» – прим. автора). Но пришел не на готовый объект, а возводил котельную почти с нуля.  Он с теплом вспоминает это время.

Север я, несомненно, полюбил, но всегда тянуло на родину. В Гродно посчастливилось запускать котельные с нуля. Невероятное чувство, когда из трубы идет первый дым. Потрясающе, когда  запускаешь «неживой организм» и он начинает «дышать». Мы как дети радовались запуску котельной.  Я мог не уходить на пенсию, поступало много предложений, связанных с энергетикой. Но, несмотря на большую любовь к работе, решил уже отдохнуть. Энергетики мне хватило.

После 12 лет работы на «Синтволокно»  новый объект – тонкосуконный комбинат, туда энергетик тоже попал к началу строительства котельной. И вновь мог испытать радостные чувства, которые наполняют душу при первом запуске котельной. Следующий пункт – «Гродноэнерго», отдел научно-технического прогресса, где Иван Викентьевич работал заместителем начальника отдела. Пришло время руководить.

Безимени-99.jpg

 «Веду занятия по бильярду»

У Ивана Викентьевича  дача, на которой он сам строит баню вместе с сыновьями. Пар, естественно, то, что надо. Рассказчик подчеркивает, что он специально не нанимал рабочих. Он сам лучше знает, какая баня ему нужна.  Есть и огород, там огурцы, помидоры, картошка. Участок ухоженный, все с иголочки.

Сезон грибов – сразу в лес. Там, говорит собеседник, душа отдыхает и силы прибавляются. Да и азартное это дело, главное вовремя остановиться и не забрести в незнакомые места.

 До работы на машине, ночная смена и домой к делам.  Иван Викентьевич еще и жену на работу отвезет. Движение и еще раз движение.

Не знают, куда себя деть, вот в чем проблема пенсионеров. На пенсии нужно чем-то заниматься. Вот я работаю. Веду занятия по бильярду в доме ветеранов. У меня группа из 8 учеников, примерно моего возраста. Научиться бильярду сложно, нужны годы, чтобы понять класс игры. Я освоил – передаю опыт другим. Участвуем каждый год в районных соревнованиях.  Когда работал в «Гродноэнерго», однажды занял 1-е место  в области.   Думаете, мне ничего не болит, раз я так активничаю? А вот нет. Хватает проблем, но когда сидишь без дела, болит еще сильнее. Так что мой секрет – это не стоять на месте. Ведь любой механизм, если будет статичен, приходит в негодность. Так и человек.

IMG_3986.jpg