«Мы выходим на лед с единственной целью – победить». Игрок ХК «Неман» Егор Степанов: о хоккее, семье и болельщиках

В рамках проекта «Овертайм за чашкой чая» к нам заглянула еще одна семья, которая не представляет свою жизнь без хоккея – семья Степановых. Егор проводит уже седьмой сезон за «Неман», и уже сложно представить состав «красно-черных» без хоккеиста под 33-м номером. Все дело, пожалуй, в универсальности Степанова как игрока: единственная позиция на площадке, где Егор еще не играл – это вратарская. Чтобы не разговаривать исключительно про ледовые баталии и разбавить интервью теплотой и обаянием, к нам присоединились жена Егора Мария и их дочка Ева.


FqdxQj8R9qA.jpg

Зимой с клюшкой, летом с клюшкой...

– До хоккея я занимался боксом, – начинает рассказывать Егор. – Ну, как занимался: четыре дня отходил и понял, что бокс – это не мое. Затем с братом ходили на футбол, задержался там чуть побольше – около месяца. А потом в Витебске открылся ледовый дворец, где сразу объявили набор в хоккейную секцию. Начинать в 9 лет, конечно, было поздновато, но вместе с братом решили пойти туда. Сначала многое не получалось, но хотелось доказать тренеру обратное. Со своим первым наставником, Вячеславом Кривошеем, все еще общаюсь, хоть он до сих пор работает в Витебске. Безмерно благодарен ему за то, что поставил на коньки и отправил в большой спорт.

– Ты довольно долго играл в Витебске и только в 2011 году ты переехал в Гродно. Что повлияло на переход в «Неман»?

– Не что, а кто, – включается в разговор Мария. – Жена повлияла, – и оба супруга тут же рассмеялись.

– Хорошо, тогда про переезд поговорим чуть позже. Расскажите, как вы познакомились?

– В детском саду, – отвечает Мария. – В одной группе были! – уточняет Егор. – Правда, после этого очень долго не общались, хоть и жили в соседних домах.

– В детстве мне Егор казался немного странным, – вспоминает Мария. – Зимой с клюшкой, летом с клюшкой... Хоккеем я в то время не интересовалась и на матчи не ходила. Поэтому и не обращала на него внимания.

– Ну да, конечно! Помню, как возвращался с тренировки, – вспоминает Егор. – В одной руке клюшка, в другой баул. Почти добрался домой, и тут в меня кто-то косточками от вишни начал швыряться. Смотрю наверх – Маша! А говорит, что внимания не обращала, – улыбается хоккеист.

G6195OAG3zQ.jpg

Семья чемпионов

– Вернемся к переходу в «Неман». Как это все-таки произошло?

–Через тренера узнал, что «Неман» предложил мне приехать на просмотр. Недолго думая, согласился. Гродненский клуб уже тогда привлекал организацией, имел немало громких побед. Тренером в то время был Дмитрий Кравченко. Он, кстати, на первой же тренировке поставил меня играть в защите.

– Однако спустя пять лет ты решил сорваться с насиженного места и переехать в Гомель, а уже через полсезона вернулся обратно. Почему не задержался в «Гомеле»?

– Все очень просто: попадал под возрастной лимит. Звали к себе не только «Гомель», но еще и «Юность» с «Шахтером». Правда, с уходом тянул до последнего – уж больно не хотелось уезжать. Но по итогу все-таки отправился на юг Беларуси.Перед подписанием контрактая встретился в Минске с руководством «Гомеля», – вспоминает Егор. – Директор клуба обещал, что и зарплата будет хорошая, и премиальные... По итогу ни первого, ни второго не было. Я у него спрашивал: «Ну мы же с вами обсуждали все детали. Вы обещали, глядя в глаза, что деньги будут выплачиваться вовремя, а что теперь?», на что он мне ответил: «Ну потерпите, все будет хорошо». В конце концов терпение закончилось, потому и попросил об уходе. Правда, сперва помог «Гомелю» выйти в финал Континентального кубка, после чего со мной частично рассчитались – и я покинул клуб.

– Этот переезд положительно сказался на нашей семье, – добавляет Мария. – Как говорится, муж познается в декрете, а жена – в бедности. У нас все звездочки так и сложились, проверку на прочность прошли сразу с двух сторон.

image-10-03-20-01-50.png

– Как раз к вопросу о семейных обязанностях: дома Егор такой же универсал, как и на площадке?

– Да, в этом плане мне безумно повезло. Я работающая мама, очень много времени посвящаю своему любимому делу. Огромное спасибо Егору за то, что он позволяет мне реализовать себя.

– Так что, если не будет денег, то будет она зарабатывать, – шутит Егор.

– Ну а почему бы и нет, у нас хороший тандем: муж – трехкратный чемпион страны по хоккею, жена – чемпион по перманентному макияжу. Последние соревнования, на которые я ездила, – это GoldenNeedle в Санкт-Петербурге, там заняла первое место. Все это благодаря Егору: пока я в отъезде, он и с ребенком может посидеть, и ужин шикарный приготовить.

«Критика идет нам только на пользу»

– Егор, скажи: ты уже вдоволь поиграл и в защите, и в нападении. А вот сможешь в случае чего заменить Виталия Труса или Максима Городецкого на воротах?

– Полноценно их заменить невозможно, но вот встать и попытаться словить шайбу – почему бы и нет! Один раз даже как-то примерял вратарскую униформу перед Новым годом. У нас можно было поменяться местами с вратарем. Кроме меня тогда изъявил желание и Слава Лисичкин (один из опытнейших игроков «Немана», ныне выступающий за «Динамо» из Молодечно – прим. автора). Вот у него хорошо получалось. А защитником может стать любой нападающий, Рома Малиновский это уже прекрасно доказал. Игорь Варивончик попробовал себя в этой роли – и тоже справился. Просто ты должен немного перекроить себя, привыкнуть к другой функции: не завершать атаки, а наоборот – начинать их. Самое проблемное для нападающего при игре в обороне – это, наверное, катание: защитники в основном катаются спиной, к этому нужно привыкнуть. Научиться, впрочем, никогда не поздно.

– И кто из форвардов быстрее всего привык к своей новой позиции?

– Ну, Рома больше всех уже отыграл в обороне, и, раз тренеры его не убирают, значит у Ромы все отлично получается. Уже знаю, что он мне скажет: «Егор, не хвали меня, пожалуйста, а то снова в защиту поставят, а я не хочу!» – смеется хоккеист.

8X9vktstQts.jpg

– Кого ты на площадке из одноклубников понимаешь с полувзгляда?

– Каждый из нас знает, что делать в той или иной ситуации, подстраиваемся под любого партнера. Например, играю в звене с Крыскиным, он с шайбой, и я под него должен открыться – и наоборот. И так в любом сочетании. Только, наверное, у братьев Малявок все немного по-другому, они и с закрытыми глазами друг друга на льду отыщут.

– Мария, а как часто удается смотреть за играми мужа?

– Раньше я была абсолютно на каждом домашнем матче, теперь немного от этого отдалилась. Если честно – безумно этому рада. Когда ты в это погружаешься, то постоянно переживаешь и за мужа, и вместе с мужем. Бывало, что Егор хорошо отыграл, забил гол или отдал передачу, то все равно в Интернете хватало негативных отзывов. Это обидно, ведь Егор уже давно играет за «Неман», предан и клубу, и городу. И слышать на матче какие-то гневные выкрики от мужчин с пивными животами в адрес наших ребят мне действительно неприятно.

– Но все равно бытует мнение, что самые лучшие хоккейные болельщики у нас, в Гродно, рекорд посещаемости в этом сезоне немалый – 2142 человека.

– Вот что бывает, когда воскресный матч начинается не в час дня, а в пять вечера! – отвечает Егор. – Тогда и болельщиков на трибунах сразу больше.

– Да, самые лучшие болельщики действительно в Гродно, – соглашается Мария. – Это костяк из фан-сектора, который болеет за команду не только дома, но и на выезде. Они создают непередаваемую атмосферу и относятся к своему клубу и игрокам по-человечески, стараются поддержать их в трудные минуты.

– Мне кажется, все игроки читают подобные комментарии на форумах и в группах, – добавляет Егор. – Всегда так было: когда у команды все хорошо, то и болельщики всегда рады. Как только игра идет на спад, то «увольняют» и тренера, и игроков. С другой стороны, это критика, а она нам идет только на пользу. Например, напишет кто-то, что команда никакая, нет игры, нет какой-то цельной картинки, а мы по-спортивному разозлимся и выдадим достойный отрезок. Нет такого, что мы выходим на лед с желанием проиграть: у нас цель только одна – это победа. Бывает, перебросаем соперника, но шайба упрямо не идет в ворота, а у соперника три броска в створ – три гола. Или проиграли по буллитам, которые по сути являются лотереей. А потом напишут, что «слили» игру.

«Во время ангины все равно рвался на лед. Не пустили...»

– Представь, что ты можешь собрать себе «дрим-тим» – целую пятерку хоккеистов, с которыми ты играл или хотел бы сыграть. Кто с тобой бы вышел на лед?

– Для начала нужно определиться, где самому играть, а то я уже не знаю, кто я: защитник или нападающий... – вздыхает хоккеист. – Ну, допустим я сыграю слева в защите. Тогда вторым защитником будет Андрей Коршунов, мне всегда нравилось с ним играть. Нападающие... Ну понятное дело, что любой захочет сыграть с Овечкиным или Кузнецовым, но давай лучше выберу из наших. Слева поставлю Максима Осипова, с которым уже играл в нападении на Континентальном кубке. Справа на площадке будет Александр Жидких – опытнейший хоккеист, много где поиграл. В центр... нет, ну без Ремеза (Никита Ремезов, центрфорвард «Немана» – прим. автора) никуда! Ну что, остался вратарь? Макет знаете такой, резиновый? Вот ему очень сложно забить, – смеется хоккеист. – Ну а в скобках пусть будет Виталик Трус, надеюсь, он не обидится.

– Обычно я прошу описать одним словом своих партнеров по звену, но ты успел уже поиграть в любых сочетаниях...

– Пусть будет так: защитники – все надежные, а нападающие – все забивные.

– Расскажи про атмосферу в раздевалке перед матчем: там обычно царит напряженная тишина или больше шутите?

– Когда все вокруг скованные, то так можно и перегореть перед матчем. Лучше быть немного расслабленным, но при этом готовым. Поэтому на разминке можем иногда друг друга и подколоть.


1Xk7Zn1i7pQ.jpg

– Ты относительно недавно выбыл из строя не из-за травмы, как это обычно бывает у хоккеистов, а из-за ангины. Где-то не уследил за собой?

– Сам себя сглазил, наверное, ведь буквально за несколько дней до этого как раз говорил, что уже лет десять как не болел! И вот после игры собирались вместе с Машей куда-то поехать, но чувствовал себя плохо. Подумал: легкая простуда, и то навряд ли.

– Мы с ним живем вместе уже одиннадцать лет, и он впервые попросил у меня градусник, – добавляет Мария. – А мы только недавно обсуждали, что мужчина при температуре 37,2 уже залазит под одеяло и не высунется оттуда, пока не выздоровеет. И вот он отдает мне термометр, а там 39,8.

– И все равно хотел играть, – смеется Егор. – Когда сбили температуру до 38, то уже рвался на лед, но не пустили. Вообще хоккеисты привыкли играть с мелкими травмами. Когда у меня была трещина в ключице, то выходил на лед. Тогда главным тренером был Спиридонов, и для него это не было поводом для пропуска игры.

«Папа – хоккеист, мама – губистка, а я буду фигуристкой!»

– В этом сезоне в «регулярке» ты набрал 21 очко – неплохой результат для игрока, играющего и в обороне, и в атаке. В чем секрет одного из твоих лучших сезонов в экстралиге?

– Честно – не знаю. Это зависит и от партнеров, и от твоего времени на льду. Заметил, что чем больше я играю в защите, тем больше времени я провожу на площадке. Так что, пожалуй, спасибо тренерам за немалое количество игрового времени, благодаря которому я и набираю очки.

– Есть какое-то слабое место у Егора Степанова как хоккеиста, что у него получается не так хорошо, как хотелось бы?

– Ну вот как раз скажу, что не так много очков набираю. Пусть и хорошо иду в этом сезоне, но всегда хочется больше, как ни крути. И бросать хотел бы сильнее и точнее. Правда, руки для этого нужно золотые, а у меня, наверное, так – позолоченные, – улыбается Егор.

Ева, дочка Егора и Маши, как истинная непоседа за все интервью успела побывать и возле мамы, и на коленях у папы, а под конец и вовсе спряталась под стол. Видимо, не хотела, чтобы ее заваливали вопросами. Егор, впрочем, сумел выудить ее оттуда с помощью карандашей и альбомного листика.

– Давай, нарисуй, под каким номером твой папа играет, не балуйся, – увещевал Еву папа. Спустя несколько секунд из-под стола показался листик, на котором красовались две тройки. А затем оттуда появилась и сама Ева.

– Как-то раз на вопрос «А кем твои родители работают?» Ева с гордостью ответила: «Папа – хоккеист, мама – губистка, а я стану фигуристкой!», – вспоминает Мария.– Ей очень понравилось заниматься в Гомеле, но в Гродно фигурного катания, к сожалению, нет.

Ева, как и ее мама, обожает рисовать. Пример этому – огромный плакат, который Мария вместе с дочкой сделали за одну ночь. С этим полотном они поехали в Минск на «Чижовка-Арену», чтобы там поддержать «Неман» в финале против столичной «Юности».В той серии гродненцы хоть и уступили 4:1, но боролись в каждом матче: три встречи из пяти, например, завершились только в овертайме. Подобный перфоманс семья Степановых может повторить и в этом году. Для этого «Неману» нужно в полуфинальной серии победить солигорский «Шахтер». Пока что неизвестно, кто сыграет во втором полуфинале, но не исключено, что произойдет небольшое дежавю. Главное, чтобы конец был несколько другим, где «красно-черные» победно вскидывают кубок над головой под крики гродненских болельщиков. Так оно будет или нет – узнаем уже в апреле. 

Редакция газеты «Гродненская правда»