Армия Крайова: бывшие полицаи и дезертиры? Выдержки из протоколов допроса

Армия Крайова: бывшие полицаи и дезертиры? Выдержки из протоколов допроса

Чтобы не ошибаться в оценках событий сегодняшних дней, нужно хорошо знать историю. Только так можно четко понимать исторические корни многих звучащих сегодня заявлений, попыток неприкрытого вмешательства, особенно со стороны стран-соседок, во внутренние дела белорусского государства.

Недавняя возмутительная история, произошедшая в польской школе в Бресте с участием консула Польши, – один из таких примеров. Детям внушали, что преступник Ромуальд Райс и его группа, расстрелявшая этнических белорусов в приграничных деревнях, – герои в борьбе с коммунизмом.

Соседи сегодня, к сожалению, предпринимают немало. Таких попыток переписать историю в собственных интересах. Чтобы четко видеть подоплеку этих шагов и их корыстные мотивы, нужно чаще заглядывать в прошлое, где кроются многие ответы.

В этом поможет цикл исторических публикаций в газете «Гродзенская праўда». Об истинных мотивах польской Армии Крайовой – можно прочитать здесьздесь, здесь и здесь. 

Из протокола допроса Вацлава Клочко: «Проживая на временно оккупированной территории, я с марта 1944 года по день освобождения Минской области служил у немецких оккупационных властей в должности рядового полицейского при Колдовской районной полиции, нес службу по охране арестованных немцами советских граждан, здания полиции и различных сооружений. В казарму пришел немец-жандарм, а с ним вместе начальник полиции, нас отобрали 24 человека, заполнили на  каждого анкету на немецком языке, отобрали подписи-обязательства о том, что мы, в том числе и я, обязуемся нести честно службу, выполнять приказы жандармерии и полиции. С приходом частей Красной Армии и изгнания немецких частей из Минска я  эвакуировался в немецкий тыл вместе с другими полицейскими, чтобы избежать призыва в Красную Армию. По дороге я сбежал и в конце сентября 1944 года в районе Лиды вступил в состав отряда белопольских партизан «Рагнер». Я знаю, что наша банда занималась грабежами мирного населения, расстреливала советский актив и попавших в руки бандитов советских военнослужащих. В период моего пребывания в банде Рагнера был расстрелян лейтенант Красной Армии, фамилию не знаю. Моя практическая преступная деятельность, как участника белопольского антисоветско-повстанческого формирования заключалась в том, что я как бандит имел оружие, принимал участие в насильственном изъятии продовольствия у населения Лидского района для отрядов АК, нес охранную службу в лагере».

Из допроса участника банды АК: «…в мае 1944 года вступил в отряд Рагнера и получил псевдоним «Калиновский», был зачислен телефонистом взвода связи. Мне дали прочитать одну нелегальную польскую газету, в которой также излагалась цель организации АК – за свободную независимую Польшу с включением в ее состав Западной Беларуси. Мне известно, что руководитель резервной пляцувки назначал подводы для нужд организации, собирал с крестьян хлеб, продукты питания…».

Из протокола допроса руководителя пляцувки: «От призыва в Красную Армию я уклонился и начал скрываться дома и в лесу. В октябре 1944 года встретил командира бандитской группы «Рагнер», он предложил мне влиться в группу. Начал мне говорить, что если я не пойду, то они уничтожат все мое имущество и родственников. Практического моего участия не было в диверсиях и убийствах, я лично участвовал в охране лагеря и частично выходил в Клюковичи в разведку. Когда в лагере Рагнера (700 человек, в пляцувке под Лидой – 35 человек) офицеры с ним разговаривали, то фамилию его называли Заенчковский Чеслав, а псевдоним его Рагнер. В 1943 году Рагнер организовал банду из польских и русских жителей и поместился со своим штабов в деревне Табола Нетеченского сельсовета, вел борьбу против красных партизан».

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!
Редакция газеты «Гродненская правда»