Федор Гудей: «Служили, никогда не забывая о чести»

Федор Гудей:  «Служили, никогда  не забывая о чести»

Материнскому наказу служить честно Федор Гудей старался следовать на всем своем милицейском пути от младшего лейтенанта до генерал-майора.

С трудом верится, что Федору Павловичу сегодня исполняется 80 лет. Подтянутая фигура, энергичная походка, задорный блеск в глазах, крепкое рукопожатие. По-прежнему за рулем: в редакцию приехал на «Опеле Вектра».

– Федор Павлович, как удается держать себя в столь отменном тонусе?

– Думаю, помогает выработанная еще в юности жизнестойкость. Нам, детям, увидевшим войну, досталась нелегкая доля. Мой отец умер во время немецкой оккупации в 1943 году. Самый старший брат сначала ушел в партизаны, а потом был призван в армию. Ушли служить затем один за другим и еще два брата. Видя, как трудно маме, я всегда помогал ей. Летом зарабатывал трудодни в колхозе, был несказанно рад, когда мне, третьекласснику, доверили лошадь. На ней и бороновал, и окучивал картошку. Школа была за 7 километров, а когда наступали холода, нужно было принести в класс пару поленьев дров…

Закалку получил отменную, она и помогала справляться с нагрузками, которых немало пришлось испытать за 38 лет службы в милиции.

– Но в милицию Вы попали по воле случая?

– Да, и я благодарен судьбе за это. Когда окончил Бобруйский автодорожный техникум, на комиссии по распределению объявили, что я направляюсь на работу в Латвию автомехаником в таксомоторный парк в Лиепае. Мне оставалось только расписаться в журнале, но тут в аудиторию зашел полковник милиции, как потом выяснилось, это был начальник ГАИ МВД БССР Николай Пономарев.

В Госавтоинспекции мне на выбор предложили пять городов – два российских и три белорусских. Я выбрал Гродно. До сих пор помню маму на перроне в Березино и ее напутствие: «Не во вред службе, не обижай людей, сынок. Будь таким, как наш участковый». Старался всегда следовать этому напутствию, как и присяге, которую принимал, приступая к службе.

– В Гродно в аппарате областной ГАИ Вы проработали полтора года, а после курсов в Новочеркасске получили назначение на должность старшего госавтоинспектора Щучинского межрайонного участка ГАИ. Под вашим надзором четыре района – Щучинский, Василишковский, Желудокский и Мостовский. Не пугала ответственность, легшая на плечи 20-летнего парня?

– Не поверите, но я чувствовал себя достаточно опытным для продолжения службы в самостоятельном режиме. Но выкладывался при этом по полной. А иначе и не могло быть. Тот же годовой техосмотр транспорта нужно было проводить до начала посевных работ, а я один на четыре района. Начинать приходилось с середины января, а зима тогда была лютая, добраться до многих хозяйств было сущей проблемой. Тем более что на первых порах роль служебной машины играл старенький мотоцикл.

Рано утром встреча в хозяйствах с руководством и водителями, проверка состояния транспорта, днем прием граждан, поздно вечером и ночью выезд в районы уже в роли инспектора ДПС. А еще нужно было принимать экзамены в автошколе, выдавать водительские удостоверения. А сколько времени было потрачено на пресечение фактов хранения автомобилей и тракторов по месту жительства водителей или того же пьянства за рулем. Спал по 3-4 часа в сутки и так на протяжении почти 4 лет. И по поводу такой нагрузки никогда не ныл, как и из-за зарплаты в 70 рублей.

Гудей (1).JPG

– Опыт, полученный в Щучине, пригодился Вам и в должности начальника отделения ГАИ Гродненского райотдела милиции, и потом, когда Вы возглавили уже областную Госавтоинспекцию?

– Несомненно, тем более это был опыт, наработанный мною самостоятельно. И хотя в том же Гродненском районе у меня уже были подчиненные, сохранил тот же ритм работы и жизни, что и в Щучине. Правда, появилась возможность больше уделять внимания и аналитической, и профилактической работе.

– Тогда и пришла идея снять короткометражный фильм?

– В райотделе была кинокамера «Красноморск», которую я брал, выезжая на ДТП с тяжкими последствиями. Название фильма «Смотри. Думай. Решай» написал мелом на проезжей части и снял с движущейся машины. Сам писал текст, записывал на магнитофон, затем стыковал речь с кадрами.

А уже будучи начальником областной ГАИ, совместно с киевским режиссером Шаповаловым, приехавшим на работу на Гродненское телевидение, сняли фильм «Неоконченный рейс», в основу которого легли два ДТП со смертельным исходом в Волковыске и Островецком районе. Озвучить эту ленту помогли на «Беларусьфильме». Ее и захватил в Москву на Всесоюзное совещание по безопасности дорожного движения. Когда пришла моя очередь выступать, я предложил сначала посмотреть наш фильм. После меня должен был выступать начальник ГАИ Смоленской области, но он заявил, что в этом не видит смысла: все уже сказано в фильме.

– От Ваших коллег не раз приходилось слышать, что Федор Гудей – человек, умеющий не только четко ставить задачи, но и добиваться их решения. Многие в связи с этим вспоминают строительство нынешнего здания областной ГАИ.

– Этот вопрос возник в начале 80-х годов, когда сносилось здание Гродненского РОВД, где размещалась областная ГАИ. Не лучшая ситуация была у дорожно-патрульной службы, которая ютилась в очень старом здании бывшего детсада. Дефицит стройматериалов был тогда огромнейший. А мы возвели здание ГАИ в течение года по индивидуальному проекту, найдя поддержку и в обкоме партии, и в облисполкоме. Правда, потом мне пришлось немало поездить, чтобы решить вопросы о передаче здания на баланс УВД. Дальнейшие стройки – здание СМЭУ, гаража для транспорта  – уже продолжались УКС облисполкома. Рад, что не прогадали с местом расположения областной ГАИ: рядом сразу три магистральные улицы, а вместительная площадка позволяет службе вести работу, не создавая неудобств ни соседям, ни горожанам.

– Объявленную в СССР «перестройку» Вы встретили в должности замначальника УВД – начальника милиции общественной безопасности и специальной милиции.

– Время было непростое, как и в целом обстановка. Чтобы ее разрядить, пришлось организовать опорные пункты охраны общественного порядка, что позволило более оперативно реагировать на вызовы, а у граждан появилась возможность в шаговой доступности обратиться в милицию в любое время суток. Это было крайне важно, ведь тогда во многих крупных городах, в том числе и в Гродно, стало набирать среди молодежи обороты движение так называемых культуристов. Подкачав мышцы, эти «качки» пробовали установить и свои порядки. То, что милиции удавалось держать все точки их сборищ под контролем, помогло в будущем не допустить того вала организованной преступности, который буквально захлестнул Россию. Там «качки» составляли костяк почти всех будущих банд. Впрочем, полностью застраховаться от ЧП не удалось и нам.

Задержанный нарядом подозреваемый в угоне «Волги» культурист, нанеся удар ножом милиционеру, скрылся, завладев пистолетом. В короткое время местонахождение преступника было установлено, но выяснилось, что он взял в заложники семью с двумя несовершеннолетними детьми. Операция длилась двое суток, заложников освободили, а оказавший сопротивление преступник был уничтожен. Об этой истории много писали в прессе, но за кадром остались ее последствия. По информации из Минска, других крупных городов, мы узнали, что в Гродно на похороны собирается приехать большое число культуристов и учинить беспорядок. Пришлось провести непростые переговоры с родителями покойного о переносе на два часа раньше запланированного похорон. Приехавшие поездом «качки», узнав, что похоронная процессия уже на кладбище, разбрелись кто куда. А тем, кто общественным транспортом отправился к месту захоронения, распоясаться не позволили.

Гудей.JPG

– Управление внутренних дел области Вы возглавили в 1991–1994 годах, которые называют «лихими».

– Анализируя криминогенную обстановку, заметил одну из болевых точек – большой удельный вес материалов, по которым было отказано в возбуждении уголовных дел. Изучая эти отказные материалы, увидел, что речь шла преимущественно о кражах из подвалов нехитрого скарба, велосипедов. Кто-то в органах не хотел возиться с такими мелочами, были и такие, кто боялся из-за них напортить в своем районе криминальную статистику. Пришлось ставить все на свои места. Уже на второй год работы начальником УВД удалось снизить удельный вес отказных материалов с 70 до 30 процентов. Работы прибавилось, но зато получили уважение населения, особенно стариков. К тому же немалое число воришек составляли молодые люди, в том числе и несовершеннолетние. Не останови мы их вовремя, они только пополнили бы в будущем ряды рецидивистов.

Когда в лесопарке Пышки стали отмечаться случаи нападения на женщин, ни пешие наряды, ни наряды на мотоциклах, ни даже засады результатов не дали. А решило проблему подразделение конной милиции. Причем не только в Пышках, но и на окраинах города с прилегающими дачными массивами. Жаль, что потом конную милицию расформировали. Она была не только эффективной, но и, согласитесь, эффектной.

– Федор Павлович, Вы были первым в истории суверенной Беларуси сотрудником милиции, кому было присвоено генеральское звание.

– В этих генеральских погонах на моем мундире есть доля труда всех служб УВД, работавших вместе со мной, и особенно тех, кто был рядом, когда шло становление Беларуси как суверенного государства. Тогда не только поднимал голову криминалитет, хватало и таких, кто пытался раскачать «политическую лодку» в стране, устроить беспорядки. Не удавалось это, пытались вывести из равновесия самих правоохранителей. Я до конца жизни буду благодарен всем своим коллегам за их выдержку и несгибаемую волю, за то, что никогда не забывали о чести.
Редакция газеты «Гродненская правда»