Игорь Тур: «Наши оппоненты врут, а мы транслируем правду, стратегически за правдой – победа»

Игорь Тур: «Наши оппоненты врут, а мы транслируем правду, стратегически за правдой – победа»

Блиц-интервью с Игорем Туром.

На прошлой неделе Президент Беларуси Александр Лукашенко ознакомился со строительством музея в государственном мемориальном комплексе «Хатынь», после провел встречу с журналистами. Представители средств массовой информации говорили с Главой государства не только о значимости мемориального комплекса, но и о других актуальных темах: информационной безопасности, военно-политической обстановке в стране и мире. В блиц-интервью специально для «ГП» политический обозреватель телеканала ОНТ Игорь Тур рассказал, что, по его мнению, является самым страшным оружием против человечества, получается ли у нас «защищать свой дом» и почему Хатынь – это трагедия, о которой невозможно забыть.

– Информационная безопасность – тема, актуальность которой с течением времени только нарастает. Глава государства акцентировал на этом внимание. «Надо вставать и защищать свой дом», – сказал Президент. И мы начиная с 2020 года, стали делать это активнее.

– Конечно, работа в медиаполе стала лучше. Мы сделали ощутимый шаг вперед. В процессе общения Глава государства сказал, что мы, журналисты, поняли, что, когда нас «мочат», нужно защищаться. Все ли получается? Конечно, нет. Ведь нет предела совершенству, нам еще нужно многое освоить: телеканалам нужны большие рейтинги, печатным СМИ, в том числе региональной прессе, – большее количество читателей. Мы разговаривали с Президентом и по поводу работы в интернете. Здесь позиция двойственная. С одной стороны, вроде и прогосударственных блогеров достаточно для поддержания относительного баланса в нашем медиаполе, с другой – на развитие повестки в Сети нужны большие средства. У наших оппонентов большинство просмотров – накрученные за денежку. Но мы должны учитывать, что наши YouTube-каналы, в которые могут быть вложены миллионы долларов на раскрутку, вражеский гугл может в любой момент удалить. И это будут просто зарытые в землю деньги. В любом случае расслабляться никто не собирается. К слову, для этого-то и была организована встреча с Президентом, чтобы все поняли, что впереди еще много вопросов, которые необходимо решать.

– В целом, на ваш взгляд, за последнее время как изменились правила войны в информационном пространстве? За кем преимущество?

– Прямо сейчас у большой части аудитории есть легкое непонимание того, кому доверять и за кем преимущество. Есть официальные источники информации, есть аудитория, которая им верит, и те, кто относится к ним скептически. Был приток аудитории к оппозиционным медиа, которые работают на основе фейков. Но спустя какое-то время фейковая тактика приводит к большому оттоку и разочарованию, что и произошло. Сегодня уже все поняли, что эти якобы независимые ресурсы слишком много нагородили лжи. И у определенной части людей появляется вопрос, а что и кого читать. Это важное время, которое государственные СМИ не должны прозевать. Президент говорит, что все нужно делать вовремя. Так вот сейчас то самое время, когда госпресса должна забрать себе зрителя и читателя, которые пока в поиске. В целом инфовойна идет по тем же правилам: наши оппоненты врут, мы же строго транслируем правду и на этом фоне иногда испытываем сложности. Но стратегически за правдой победа.

– Игорь, не могу не спросить и о символичности места, в котором Президент общался с журналистами. Хатынь – это глубокая рана в сердце белорусского народа…

– Соглашусь, трагедия, произошедшая в Хатыни и еще в тысячах таких же деревень – это боль белорусского народа. Думаю, каждый осознает, почему столько внимания уделяется этому мемориальному комплексу на уровне Главы государства. Вместе с тем хочу взглянуть на эту тему нестандартно. Давайте честно: когда какие-нибудь школьники едут на экскурсию в Хатынь, далеко не всегда и не все действительно всерьез задумываются, что это за место, почему о нем все говорят, что оно значит для нашего народа. Порой бывает, и я это точно знаю, ребята приезжают в мемориальный комплекс, толком не успевают осмотреться, возлагают цветы и мыслями уже где-нибудь в столичном аквапарке. Вот она, современная боль Хатыни. Такого быть не должно! Просто привезти детей на место сожженной деревни недостаточно! Нужно рассказывать о событиях Великой Отечественной войны, о причинах этой трагедии, о том, кто был в числе этих карателей. Потому что, помимо нацистов, и украинский карательный батальон убивал наш народ. Крайне важно сегодня знать об этом современному поколению. Кстати, когда у Президента спросили, как воспитывать патриотов, он справедливо отметил, что не ему одному нужно это патриотическое воспитание молодежи. Это необходимо нам всем! И мы должны активно работать в этом направлении. А знание истории своей страны, в том числе истории таких мест, как Хатынь, лежит в основе этого.

000019_1663916706_525298_big.jpg

– Тема проверки боеготовности нашей армии, территориальной обороны важна не меньше, и это Вы уже отмечали в своем Telegram-канале. Так будет ли мобилизация в Беларуси? И необходима ли России поддержка нашей страны в спецоперации в Украине?

– На вопрос, нужна ли поддержка России с нашей стороны, ответ однозначный: нет. Во-первых, у нашей соседки колоссальный мобилизационный ресурс. Это свыше 25 миллионов человек. Попытка запросить военной помощи у Беларуси ударит по имиджу Кремля, ведь это будет свидетельствовать о том, что Россия не справляется сама. Поэтому, думаю, Российская Федерация ни в какой помощи не нуждается и просить ее ни у кого не будет.

Мобилизация в Беларуси может быть только в том случае, если что-то будет угрожать нашей стране. И это нормальное, очевидное явление, и так было всегда. И ровно такая же мобилизация нужна бы была, случись что и год, и два, и десять лет назад. Конечно, нужно быть готовыми, что наши военнослужащие будут проводить учения, что для спецслужб будут создаваться сценарии террористической угрозы и они будут отрабатывать их устранение. Территориальная оборона, резерв – не исключаю, что люди будут призываться, для того чтобы отрабатывать возможную угрозу на территории своего района или области, но не более. Мобилизации для отправки в Украину в Беларуси не будет.

– Мы ведь понимаем, что так остро этот вопрос стал только потому, что недавно о частичной мобилизации объявили в России. И отдельным товарищам выгодно интерпретировать этот факт таким образом, чтобы посеять панику в обществе.

– Надо понимать, что боевые действия в данном конкретном случае – это война с НАТО. Что до мобилизации, то, на мой взгляд, она должна была быть объявлена еще после нанесения ударов с территории Украины по Белгородской области. Мы должны понимать, что Владимир Путин – чекист. А это значит, и я в этом уверен, у России не было только одного плана, по которому должна развиваться спецоперация. Был набор разных вариантов, что может происходить в Украине, и исходя из этого принимались решения. И есть явные, хоть и косвенные, признаки того, что частичная мобилизация готовилась если не с конца весны, то уж точно с начала лета. Поэтому, на мой взгляд, мобилизация в России – это не спонтанное, а проработанное решение.

– Нестабильность на геополитической карте налицо. На ваш взгляд, есть ли причины предполагать самое страшное – войну с использованием ядерного оружия? Недавно, к слову, стало известно, что американские власти разработали план действий в случае применения РФ ядерного оружия.

– Вероятность обмена ядерными ударами есть. И эта вероятность была всегда начиная с того момента, как это оружие появилось. Сейчас, в условиях происходящего, она возросла, однако, на мой взгляд, до ядерной войны дело не дойдет. В целом я не отношу себя к сторонникам позиции, что ядерное оружие – это самое страшное, что может произойти. Да, это ужасно, ведь при таком раскладе это будет одномоментная смерть для огромного количества людей. К ядерному противостоянию стороны конфликта уже давно готовятся, отслеживают перемещение оружия, запрашивают данные о его работе и так далее. Но есть ведь и другие виды оружия, о которых говорится мало, но они не менее, а то и более страшны. Например, биологическое. Если допустить, что коронавирус придуман искусственно, то представьте, сколько людей прямо или косвенно от него погибли. Эксперты называют цифру 10-15 миллионов. В год от массового голода погибают около 5 миллионов детей, но об этом почему-то редко говорят, но голод вполне может быть использован как оружие массового уничтожения. Вот об этих вещах тоже стоит более серьезно и чаще задумываться.

– Игорь, интересно узнать: Вам, как профессиональному журналисту, автору медиапроектов, за которыми следит вся республика, насколько важно иметь возможность лично задать свои вопросы Президенту? Все мы знаем, что Глава государства открыто и честно комментирует любые темы.

maxresdefault.jpg

– В первую очередь, когда есть возможность получить ответы на волнующие вопросы прямо из уст Президента, это дает уверенность, что ты в своей профессии и движешься в правильном направлении. Кроме того, когда в напряженной рабочей суете приходится постоянно выдавать новый контент, порой не хватает времени остановиться и подумать о стратегии. Куда мы идем? Что и для чего мы делаем? Что будет дальше? И на таких встречах с Главой государства есть возможность взять паузу и спокойно обсудить стратегические векторы. Но самое главное для журналистов президентского пула – это возможность услышать те тезисы, перед которыми Александр Лукашенко говорит «не для печати». По разным причинам: из-за соблюдения правил международной дипломатии или, например, когда еще не пришло время для определенных тезисов. Но для своих журналистов Первый рассказывает все как есть, доверяя нам. Когда тебе Президент доверяет определенную информацию, а где-то даже и тайну, это указывает на то, что наша работа очень важна. И такие моменты стимулируют еще большее желание работать на благо Родины, чувствуя за собой персональную ответственность.

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!

Редакция газеты «Гродненская правда»