Игумения Гавриила: «В любящем сердце митрополита Филарета было место для всех и для каждого»

Игумения Гавриила: «В любящем сердце митрополита Филарета было место для всех и для каждого»

Воспоминаниями о митрополите Филарете поделилась игумения Гавриила.

12 января 2021 года отошел ко Господу Высокопреосвященнейший митрополит Филарет, почетный Патриарший Экзарх всея Беларуси. Воспоминаниями о митрополите Филарете поделилась игумения Гавриила, настоятельница Гродненского Свято-Рождество-Богородичного ставропигиального женского монастыря:

– Такие люди, как митрополит Филарет, рождаются раз в несколько сотен лет. Это Человек-зпоха. Любящий Отец. Мудрый Руководитель. Достойный Архипастырь. Великий Труженик. Послушник Церкви. Миротворец. Духовная глыба. Герой Беларуси. Авторитетнейший Иерарх Русской Православной Церкви!

В его любящем сердце было место для всех и для каждого.

В 1982 году я стала послушницей в Рижском монастыре, а через два года владыка Филарет попросил, чтобы меня отпустили на послушание к нему в Отдел внешних церковных сношений в Серебряный Бор.

Отдел внешних церковных сношений – это церковный МИД. Владыка со всей ответственностью исполнял возложенное на него служение. Он стяжал искреннюю любовь и уважение со стороны многих людей за пределами страны. Был настоящим миротворцем. Не разжигал костер ненависти к советской власти со стороны Запада и Востока, пытался все погасить любовью.

В его расписании не было свободных дней. Очень много приходилось бывать в разъездах. Обычно владыка уезжал с пятницы по воскресенье в Беларусь, а остальные дни проводил либо в Отделе внешних церковных сношений, либо в заграничных поездках. Как-то в выходные дни он остался в Москве, но все равно не отдыхал и принимал иностранные делегации. К вечеру я себя неважно чувствовала – сказалась усталость. Владыка заметил, что у меня неприветливый, нездоровый вид. Оставив гостей, подошел ко мне и очень строго сказал: «Если я еще один раз увижу твое такое кислое лицо… – а дальше продолжил ласково, у него было очень милостивое сердце. – Пойми, что для представителей Запада мы являемся примером русского монашества. Они увидят, что ты такая несчастная, и у них сложится впечатление, что в нашей стране монашество и Церковь гонимы. Как бы ты себя ни чувствовала, выйди, улыбнись, красиво обслужи, а потом решай свои проблемы. Лечись, делай что угодно, но чтобы твоего уставшего вида никто не видел. Ты для гостей – все монашество Русской Православной Церкви!»

Этот совет я запомнила навсегда. Вспоминала слова владыки Филарета особенно во время заграничных поездок.

В резиденции в Серебряном Бору я пробыла с владыкой Филаретом чуть больше четырех лет. Он работал круглые сутки. Я видела, как он трудился, видела его бессонные ночи. Бывало, засыпает в четыре часа и говорит: «В шесть разбуди». Вставал, быстренько завтракал и ехал в отдел.

Владыка не щадил себя, но жалел других. У него не было отпусков или выходных, для него отпуск – это послушание в церкви. Только однажды по требованию Патриарха Пимена и врачей он на десять дней уезжал лечиться в больницу. Из-за сильного переутомления первые два дня владыка отсыпался, а потом снова принимался за работу.

В 2008 году в Австрии владыке делали операцию – меняли коленный сустав. Больше двух месяцев я пробыла с ним в больнице. Патриарх Алексий тогда каждый день звонил, интересовался здоровьем. После операции владыке необходимо было разрабатывать коленный сустав на специальном приборе, но это было болезненно, поэтому он неохотно делал это. Когда звонил Патриарх, я выходила на балкон и тихо просила, чтобы он уговорил его. Конечно, он всегда находил нужные слова и подход. Потом владыка говорил мне: «Ну что, нажаловалась? Давай этот прибор…».

Митрополит Филарет очень любил преподобного Серафима Саровского. Так же, как он, называл людей «радость моя». К девушкам обращался с почтением: «Барышня». Не важно, у кого какое было настроение, он всегда улыбался. У любого мужчины спрашивал: «Ну, как семья? Как жена? Цветы даришь? Не обижаешь?». Скажет два-три слова, но эти слова всегда попадали в точку.

В жизни владыка был очень простым, несмотря на то, что происходил из дворянского рода Вахромеевых. Он рассказывал, что в их семье, когда детей звали обедать, его друзьям не полагалось садиться за один стол с людьми дворянского сословия. Мальчишек кормили теми же блюдами, но только в другой комнате. И владыку это всегда очень коробило. Став архиереем, он обязательно приглашал к столу всех – и водителя, и сторожа, и дворника. Для него не было людей выше или ниже рангом, все равны, все дети Божьи.

Сестра владыки Ольга Варфоломеевна рассказывала, какое будущее однажды предрек владыке гонимый астраханский епископ Федор, которого прятала их семья. «Береги! Береги! Ты золотой сосуд носишь под сердцем. Будет великий перед Господом», – сказал он маме будущего митрополита Филарета, когда она носила его под своим сердцем.

О том, что он будет великим человеком, предсказывала в 60-х годах и блаженная Валентина Минская. «Придет в Беларусь такой черный. Придет, столько сделает! Храмы, монастыри откроет, поднимет всю православную Белую Русь на высоту духовную, а потом…» – и закрыла глаза. Ничего не сказала больше. Владыке тогда было 43 года и у него была черная борода.

Владыка Филарет был одним из кандидатов на Патриарший престол, но со смирением уступил его выдвинутому им же кандидату митрополиту Кириллу: «Что нам рассуждать, местоблюстителем должен быть молодой».

Коронавирусом владыка заболел в первых числах декабря, но признаков болезни не было. Лишь через несколько дней поднялась температура. Мы приезжали к нему на именины, никто не заразился. Тогда и подумать не могли, что видимся в последний раз…

Владыка ушел на встречу ко Господу, к Тому, Кому «достойно и праведно» служил и трудился всю свою жизнь и всецело отдал себя Ему. Вечная память и наша искренняя дочерняя любовь незабвенному Старцу и Отцу!

К сожалению, все мы осиротели, потеряв его на земле. Но, к счастью, приобрели Молитвенника и Заступника на Небе «за богохранимую Страну нашу, Власть, Воинство и за весь Белорусский Народ».

Владыка так полюбил Беларусь, что завещал похоронить себя в Жировичском монастыре.
Редакция газеты «Гродненская правда»