«Когда я впервые зашла в лагерь беженцев, не поверила, что такое может происходить в 21 веке». Белорусские журналисты поделились впечатлениями о своей работе на белорусско-польской границе

«Когда я впервые зашла в лагерь беженцев, не поверила, что такое может происходить в 21 веке». Белорусские журналисты поделились впечатлениями о своей работе на белорусско-польской границе

Миграционный кризис на границе остается главной повесткой дня.

Вся мировая общественность пристально следит за тем, что происходит с жизнью курдских беженцев на территории нашей страны. Журналисты – непосредственные свидетели бесчеловечного отношения польских пограничников и равнодушия со стороны Европейского союза. Корреспондент «ГП» пообщалась с сотрудниками белорусских СМИ и узнала, каково работать нашим коллегам в «горячей точке».

Кристина Камыш, корреспондент телеканала «Беларусь-1»:

«Вдумайтесь: какой должна быть жизнь в стране, чтобы люди были готовы бросить все и жить в лесу с маленькими детьми»

photo_2021-11-20_13-06-46.jpg
– Я спортивный обозреватель. Мне привычнее говорить о том, что происходит на хоккейных аренах, футбольных матчах и баскетбольных площадках. Освещать ситуацию на границе приехала по собственному желанию. Долго следила за тем, как работают наши коллеги, особенно в минувший вторник, когда польские силовики применили водометы, светошумовые гранаты и слезоточивый газ. Наши журналисты пострадали. Одному из операторов на лицо попала вода с химическими примесями, несколько дней чувствовал жжение на коже. Мне очень хотелось помочь коллегам. Кроме того, как журналисту мне было важно посмотреть на ситуацию изнутри. Если кто-то думает, что, получив информацию из СМИ, можно в полной мере представить картину происходящего, то это не так. Былые представления разбиваются на тысячи мелких осколков, как только ты, приезжая сюда, видишь глаза этих женщин, детей.

С ними, к слову, я общаюсь больше всего. В первую очередь хочу понять, что заставляет людей бежать из родной страны. Вчера я взяла интервью у десятка семей. У меня было шесть прямых эфиров и большой репортаж, и сегодня с утра уже три прямых включения.

Я записала интервью с мамой-беженкой, у которой двое детей: одному ребенку два года, второму восемь месяцев. Они продали все, отдали 15 000 долларов какой-то курдской компании, которая организовала весь этот, как они называют, трип. Им говорили, что все пройдет легко, что они без проблем пересекут границу. В итоге 28 дней семья провела в лесу. Сначала пытались выжить самостоятельно, потом присоединились к стихийному лагерю и только вчера переместились в логистический центр. Все было организовано. Беженцы привиты, у них есть паспорта вакцинации, страховки, документы, билеты. Трансфером они летели через Ирак, Иран, затем из Абу-Даби прибыли в Беларусь. Они отдали за это все, что у них было.

А теперь вдумайтесь: какой должна быть жизнь в стране, чтобы люди были готовы на такое – 28 дней жить в лесу в чужой стране с маленькими детьми, только чтобы не возвращаться на родину? Это просто гуманитарная катастрофа. Я приехала сюда, чтобы посмотреть в глаза этим людям и увидеть их правду, понять их. И я это сделала.

Сергей Шуманский, сотрудник телекомпании СТВ:

«Истории разные, но все они о том, что никто из беженцев не хочет вновь оказаться на своей родине»

photo_2021-11-20_13-06-48.jpg
– Я работаю на границе с четверга минувшей недели. Беженцы еще жили в первом стихийном лагере в лесу. К тому моменту в лагерь уже была налажена поставка гуманитарной помощи. Людям привозили воду, еду, теплые вещи, дрова, чтобы можно было согреться. Звучали предложения перевезти женщин и детей куда-то в более комфортные условия, но тогда никто из беженцев не изъявил желания.

Со многими людьми, находящимися здесь, мы уже знакомы, брали у них интервью. Они часто подходят к нам, чтобы просто спросить, какие новости, когда они смогут попасть в Германию и смогут ли вообще. Многие по-прежнему просят помочь.  Дети приободрились, играют, веселятся. Вчера наш коллега привез для них большой пакет игрушек.

Люди ждут какого-то решения. Вчера очень боялись, думали, что их депортируют, приходилось нам, журналистам, объяснять, что никто не планирует этого делать (в какой-то степени мы почувствовали себя волонтерами). По сути, этим людям некуда возвращаться: кто-то все продал, кто-то лишился из-за войны. Истории разные, но все они о том, что оказаться на своей родине никто из них не хочет.

Мы познакомились, например, с одним парнем. Он футболист, хочет поехать в Германию, где сейчас находятся его друзья, и продолжить играть в футбол. Но, если не получится, планирует остаться в Беларуси и попытаться найти работу, по своей основной специальности он инженер.

Инна Согалович, журналист телерадиокомпании «Мир»:

«Когда я впервые зашла в лагерь беженцев, то не поверила своим глазам, что такое может происходить в 21 веке»

photo_2021-11-20_13-06-49.jpg
– Это моя вторая командировка на границу. Сначала я отработала четыре дня, потом меня сменили коллеги, и на днях я вернулась сюда снова. Когда впервые зашла в лагерь беженцев, то не поверила своим глазам, что такое может происходить в 21 веке: люди живут в палатках и готовят еду на кострах. Когда стали подвозить гуманитарную помощь, они смогли хотя бы одеться потеплее, поесть и на детских лицах появились улыбки. Многие старались ухватить еды и дров побольше, чтобы был определенный запас для своей семьи. Вообще, здорово, что белорусы помогают беженцам. Горжусь нашими людьми.

Многие беженцы очень открытые, были готовы отвечать на любые наши вопросы. Для меня это было удивительно, ведь они в такой сложной жизненной ситуации. А нас, журналистов, здесь так много, и каждый спрашивает у беженцев о личном, почему решили уехать и чего хотят от жизни. Многие люди плакали. Морально здесь сложно работать, конечно.

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!
Редакция газеты «Гродненская правда»