Корреспондент «ГП» побывала в деревне Мешкути недалеко от Островца, в которой живут только двое мужчин

Корреспондент «ГП» побывала в деревне Мешкути недалеко  от Островца, в которой живут только двое мужчин

Домов в деревне семь, но только в двух в эти холодные осенние дни по вечерам светятся окна.
На самом деле в Мешкутях зарегистрированы 14 жителей, – вводит в курс дела управляющий делами Гудогайского сельсовета Тереса Клявдо. – Есть среди них и женщины, но вот зимовать в этом году остались только двое. Мужчины уже в возрасте, достойных детей вырастили. Те и присматривают за отцами: помогли им и топливо на зиму заготовить, и избы отремонтировать. Мы же, в свою очередь, будем смотреть, чтобы старики зимой не остались без заботы. В прошлые годы расчищали дорогу в деревню. Навещали дедушек спасатели, представители социальной службы. Так и в этом году будет.
Мечиславу Канашевичу 84, он недавно похоронил жену, но не покидает «осиротевшую» избу. Не поехал на зимовку к детям и 78-летний Станислав Пашкевич (на фото). Сорок лет он отработал трактористом в местном колхозе. Один вырастил семерых детей. Когда овдовел, самому младшему сыну Коле только-только три года исполнилось. С присущим чувством юмора Станислав Станиславович объясняет, почему не женился второй раз. Мол, некогда было жену искать, если семеро по лавкам, а их и обстирать, и накормить надо, и в школу отправить.
Подрастали старшие дочки Нина, Светлана и Елена, взяли на себя женскую работу в доме. Ни про одного из Пашкевичей никто никогда плохого слова не скажет. Сейчас они живут на Островетчине, только младший Николай в Минске.
Интересуюсь секретами семейного воспитания сельского механизатора. Отвечает, что в труде детей воспитывал. Никогда голоса не повышал. Троим сыновьям и четырем дочкам он был и остается самым близким и надежным другом. По-прежнему бережет их, старается и огород сам прополоть, и остальную работу по дому сделать, чтобы им меньше по приезде осталось.
И, несмотря на уговоры, никак не соглашается переехать: куда без своих Мешкутей, кто же за деревней присматривать станет?
А чего ж мне в город ехать, если я еще сам все могу, – уверяет сельчанин. – До магазина от деревни километр будет, так на этот случай у меня «Запорожец» – машина вечная. Мы с ним много лет неразлучны. Куда надо, всюду доезжаю, а скорость мне не нужна.
– А сколько лет вашему «Запорожцу»? – разглядывая раритет, интересуюсь.
Спрашивал я его, но не отвечает, – шутит Станислав Станиславович.
 В свое время он же ушел на пенсию по возрасту, день в день. А через десять лет снова пошел работать – егерем в лесничество.
Скучно дома без дела стало.
И это при том, что работы и здесь хватало. На подворье всегда было полно живности. Требовал заботы и знаменитый на всю округу яблоневый сад. Он и до сих пор радует хозяина дружным цветением и богатыми урожаями. А еще в доме жили и белки, и зайцы, и ежи. Их сельчане подбирали в лесу больными, а Пашкевич выхаживал. К примеру, пять лет назад во дворе появился лосенок. Хозяин нашел его в лесу совсем беспомощным. Взял к себе, кормил яблоками из сада. Люська – так назвал найденыша Пашкевич – всюду за ним по пятам ходила. Если задерживался, к дверям подходила и стучала копытом. Потом ее в вольере с благородными оленями поселили.
Теперь хозяйство у сельчанина поменьше. Но он не представляет жизни без него. Сколько себя помнит, пчелами занимался. Только недавно пасеку сыну передал.
 – Хорошо живу. На всю деревню хозяин. – с оптимизмом говорит мне сельчанин о своем житье-бытье. А я ловлю себя на мысли, что многим из нас такому отношению к жизни у ветерана стоит поучиться.
Редакция газеты «Гродненская правда»