Long Live Rock’n’Roll. Игорь Попов рассказал о раритетном "виниле" и любимых концертах рок-групп

Long Live Rock’n’Roll. Игорь Попов рассказал о раритетном "виниле" и любимых концертах рок-групп

«Рок-н-ролл может умереть внутри творца или слушателя, но пока есть люди, которые искренне чувствуют себя в этой нише, он будет жить» – утверждал известный музыкант и был совершенно прав. Накануне отмечаемого 13 апреля Всемирного дня рок-н-ролла я пообщался на эту и иные связанные с музыкой темы именно с таким человеком – Игорем Поповым.

Мой первый вопрос собеседнику напрашивался сам собой. Шутка ли, серьёзный и ответственный руководитель, управляющий делами Гродненского облисполкома, и музыка в жанре «качайся и крутись» (именно так переводится «rock and roll» на русский язык). Совместимо ли такое, на первый взгляд, несовместимое?

– Конечно! – с ходу парировал Игорь Андреевич и расплылся в подкупающей искренностью улыбке.

– Но ведь многие убеждены, что рок-н-ролл мёртв?

– На этот счёт процитирую Джона Леннона: «Рок-н-ролл вечен, потому что он прост, в нём нет ничего лишнего. Его ритм проникает сквозь все преграды».

Сам термин появился в конце 50-х – начале 60-х годов прошлого века, став результатом синтеза различных стилей американской музыки. По сути рок-н-ролл – это предтеча рока и его разновидностей – металла, хэви и прочего. Проводя параллель между ним и тем же вальсом, фокстротом или мазуркой, легко заключить, что это тоже песня, тоже танцы, которые импонируют многим. Выпущенная в марте 1978 года композиция Long Live Rock’n’Roll («Да здравствует Рок-н-Ролл») рок-группы Rainbow («Радуга») ещё долго будет выступать своеобразным гимном. Рок-н-роллу точно не грозит забвение.

– Как пришла эта музыка в Вашу жизнь?

– Начало 70-х – это время появления в СССР целого ряда вокально-инструментальных ансамблей (ВИА). Я с удовольствием слушал музыку, приобретал пластинки, погружаясь в мир мелодий. Когда в школах стали появляться ансамбли, вместе с одноклассниками сразу вошёл в одну из групп в роли органиста. Однако по независящим от меня причинам всё ограничилось лишь несколькими репетициями. Позднее у нас в доме появился бобинный магнитофон «Комета». По тем временам он имелся не в каждой семье и потому являлся предметом особой гордости. Помню, как приехавшие с учёбы соседские парни попросили попользоваться им для записи музыки. В качестве благодарности от них мне досталось несколько плёнок с глэм-роком. Тогда это был доминирующий жанр. Наиболее известные его представители – британская рок-группа Slade, американская рок-музыкант и автор песен – Сьюзи Кватро. К слову, она до сих пор выступает, но тогда это было нечто новое.

Впрочем, надо отдать должное и отечественным ВИА, которые помимо советского репертуара на концертах исполняли ещё и западные композиции тех же Rolling Stones или американской рок-группы Creedence Clearwater Revival (CCR). За счёт проникновения вот таких музыкальных культур и происходило обогащение нашей устоявшейся системы ценностей, менялось мировоззрение людей, и я не исключение.

– Выходит, у Вас есть музыкальное образование?

– В моём роду сформировалась музыкальная династия. Отец был военным, и мы жили в гарнизонах, однако это не мешало маме петь в оперетте при клубах. Представьте, на каком высоком уровне в те годы была организована самодеятельность, если были даже штатные постановщики оперетт!

Я пошёл в маму и не обижен ни слухом, ни голосом. С начальной школы с удовольствием занимался музыкой. Очень просил родителей купить мне фортепиано. Они долгое время не решались, сомневаясь в перспективности затеи. Полагали, что в любой момент могу передумать. Как альтернативу предлагали баян или скрипку. Два года ушло на уговоры, но затем родители сдались. При виде фортепиано моей радости не было предела! Появилась возможность играть любимую классику, особенно произведения Шопена.

До музыкальной школы в городе Николаевск-на-Амуре ездил из гарнизона на автобусе. И всё ничего, но десятикилометровый путь пролегал по тайге, вдоль дальневосточной реки Амур. Когда начинался буран, дорогу заметало и автобус уже не выходил в рейс. Добираться порой приходилось с трудом. Иной раз за мной даже отец приезжал на вездеходе. Но музыкальную школу по классу фортепиано я окончил. В итоге музыкальное образование на всю жизнь привило любовь к классической музыке, записи которой коллекционирую с юности.

– Когда в последний раз брались за инструмент?

– Дома у меня сейчас стоят старинное немецкое пианино и более современное фортепиано. Моя дочь пошла по моим стопам, получила музыкальное образование и даже работала в музыкальной школе. Потом нашла себя в иной профессии, но уровень её исполнительского мастерства столь высок, что моё желание играть просто пропало. Я понял, что реализовался в своей дочери, которая превзошла меня, и это здорово! Могу иной раз поперебирать клавиши, но игрой в подлинном смысле это не назовешь.

2.jpg

– Какие музыкальные коллективы или конкретные исполнители окажутся на топ-позициях при составлении Вашего плей-листа?

– Учитывая мою приверженность к разноплановой музыке, плей-лист будет обширен. На первых строчках окажутся флагманы рока из Британии – Pink Floyd и Led Zeppelin. Восхищаюсь электронной музыкой в исполнении западногерманской группы Tangerine Dream и французского виртуоза, постановщика грандиозных музыкально-световых шоу – Жан-Мишеля Жара.

Не обойти вниманием британского композитора, пионера сочетания клавишных инструментов с оркестром и хором – Рика Уэйкмана.

Великолепным автором и исполнителем считаю грека Вангелиса. Очень высока техника мастерства гитаристов-виртуозов из Амери-ки – Джо Сатриани, Стива Вайя и Джо Бонамасса, североирландца Гэри Мура, британца Джеффа Бека. Эту славную плеяду дополняет бессменный участник легендарной Ассept – Вольф Хоффманн и шведско-американский гитарист, один из основоположников неоклассического металла Ингви Мальмстин. И этот ряд можно продолжать.

Ну а из исполнителей-соотечественников в первую очередь отмечу «золотую гитару России» – Виктора Зинчука. Очень импонирует его творчество. История рока вообще богата на таланты, особенно стоявшие у истоков этой музыки. Казалось бы, прошло уже полвека, а многие музыканты продолжают вдохновенно творить. Собирают полные залы поклонников, беря за душу не только своими бессмертными хитами, но и новыми композициями.

3.jpg

– Доводилось посещать концерты рок-н-ролльных групп?

– Безусловно! Рок не угасает благодаря именно таким концертам. Использую для их посещения не только выходные дни, но и отпуска. В Минске они проходят часто, да и в Гродно время от времени. Причём я предпочитаю находиться в фан-зоне, где ощущается невероятный драйв, особые эмоции.

Вживую слушал композиции Accept, Scorpions, британских Jethro Tull, Smokie, Electric Light Orchestra и вошедшей в Зал славы рок-н-ролла Deep Purple. Впечатлила обладатель рекорда Гиннесса как самая громкая концертная группа мира – американская Manowar. Был на концерте группы из туманного Альбиона – Uriah Heep. Из российских групп оправдались ожидания от ДДТ с Юрием Шевчуком, «Алисы», «Арии», «Кипелова» и иных.

4.jpg5.jpg

– Уроженец Гродненщины Чеслав Немен является ярким представителем прогрессив-рока. Как Вам его творчество? Музыканта давно нет, а хит Dziwny jest ten świat на YouTube cобрал уже свыше 13 миллионов просмотров…

– В конце 60-х – начале 70-х годов именно рок начал «опускать» разделявший мир на два лагеря «железный занавес». Сближение, единение культур, шло, в первую очередь, через страны так называемого социа-листического лагеря. Прежде всего, Венгрию, где о себе заявили такие рок-группы, как Omеga, Locomotiv GT, Illеs-együttes, Neoton Familia, Skorpiо. Ну а второй стала Польша, в которой гремели Czerwone gitary, SBB, Budka Suflera. Ну и, безусловно, Чеслав Немен. Хоть в те годы он и не собирал полные залы, почитатели рока его творчество уважали. Этот музыкант опередил своё время, поэтому созданные им произведения популярны сегодня.

Ещё во времена своей юности я приобрел несколько виниловых пластинок Немена, а сейчас собрана вся его дискография. Счастлив, что волею судьбы прикоснулся к увековечению памяти музыканта. Во время торжественного открытия памятной доски на его доме-музее в д. Старые Василишки Щучинского района я передал в дар одну из своих коллекционных пластинок.

6.jpg

– Вы долгое время возглавляли отдел по делам религий и национальностей. Как относитесь к органной музыке?

– В детстве я реально грезил стать органистом. Увы, в то время такие произведения звучали по радио крайне редко. Неотъемлемой частью моей жизни духовная музыка стала в 90-е годы. Будучи директором школы, порядка семи лет выступал в камерном хоре акапельной духовой музыки «Дойлiдства». Его костяк составляли как профессиональные музыканты, так и любители, включая меня. Мы часто выступали с концертами, в том числе за границей.

Духовная музыка – особая стихия. Когда сердце открыто и помыслы чисты, ощущаешь воодушевление, восторг, колоссальный энергетический подъём, подлинную благодать. Кажется, что появляются крылья. У меня особая любовь к произведениям Александра Архангельского, Павла Чеснокова, Дмитрия Бортнянского и иных виртуозов. К слову, горжусь, что совместно с Гродненской епархией стоял у истоков зарождения фестиваля духовных песнопений «Коложский благовест».

Ну а судьба всё-таки предоставила мне возможность попробовать себя в роли органиста. Как работник облисполкома, по роду профессиональной деятельности бывал в католических храмах. Не скрою, несколько раз играл на божественном музыкальном инструменте.

7.jpg

– Слышал, Вы коллекционируете пластинки. Что движет – процесс собирательства, тяготение к «живому» стереозвуку или что-то ещё?

– Я коллекционирую музыку на разных носителях, но отношение к винилу особое. Когда многим казалось, что он уходит в прошлое, я не расстался ни с одной пластинкой. В итоге всё не только вернулось на круги своя. Сегодня винил снова в цене и спрос на него растёт. Объяснение простое – это прикосновение к истории и особая эстетика восприятия музыки. Оно начинается с упаковочного конверта, со вкладышей внутри. Ну и, безусловно, стереозвук считается самым живым звуком. Он идёт с «песочком», а это совсем иное звучание. Кроме того, сам процесс собирательства пластинок является своего рода страстью, которая затягивает.

– В советские годы подобные увлечения, мягко говоря, не поощрялись…

– Хоть моё увлечение и пришлось на то время, когда уже устарело известное выражение «Сегодня ты танцуешь джаз, а завтра Родину продашь», поклонение западной музыке и моде точно не приветствовалось. Но, несмотря на запреты, я и музыку слушал, и в джинсах ходил.

– В Вашей коллекции есть раритетный «винил»? Как пополняете коллекцию?

– Раритетные пластинки – это диски 40-50-летней давности, выпущенные на волне популярности исполнителей. У современных ремастированных версий музыка уже чуть иная после обработки, и они не столь ценны. Счёт не веду, но могу сказать, что в коллекции тысячи записей. Начало было положено ещё в студенчестве, благо зарабатывал я хорошо. Помимо 40 рублей стипендии, получал 80 рублей за работу сторожем и еще 40 – истопником. В результате не просил денег у родителей, обеспечивая себя. В числе прочего покупал диски, а цена даже на «запиленный» была приличной – 40 рублей. Это не удивительно, ибо их привозили нелегально из-за рубежа и продавали из-под полы. В результате коллекция медленно, но неуклонно пополнялась. Сейчас, как и в молодости, приобретаю только то, что вижу воочию, никакого интернета. Что-то из интересуемого стоит копейки, а на что-то приходится потратиться. Специализированных магазинов в Минске, в России и Европе хватает. Правда, меня удивить сложно, слишком обширный личный архив. Впрочем, мёртвым грузом он не лежит. Без музыки своей жизни не представляю, поэтому хоть десяток минут в день, но она обязательно звучит в моём доме.

– Спасибо за интересную беседу. Что пожелаете читателям во Всемирный день рок-н-ролла?

– Быть молодыми душой! Пусть гармония музыки создаёт внутреннюю гармонию!

Редакция газеты «Гродненская правда»