«Мой билет домой аннулировали». Поговорили с ошмянцами, которые сейчас находятся за границей

«Мой билет домой аннулировали». Поговорили с ошмянцами, которые сейчас находятся за границей

Ситуация с коронавирусом становится все более неоднозначной и, как ни крути, пугающей.

Инфекция распространяется, заболевшие есть и в Беларуси. Без жертв по миру тоже не обошлось. Если раньше главной мерой предосторожности были гигиенические рекомендации, то сегодня множество стран, среди них и соседние с нами Литва и Польша, закрыты на карантин. Работа пунктов пропуска и границ также приостановлена либо сокращена. Многие организации в нашей стране сообщают о переходе на удаленную работу и свободное посещение с ремаркой: «На рабочих местах должно быть не более пятидесяти процентов сотрудников».

Когда на каждом шагу произносят слово «коронавирус», а каждая вторая (если не чаще) новость в ленте с аббревиатурой «COVID-19», в аптеках и магазинах закончились антисептики, а купить медицинскую маску — что-то из разряда «миссия невыполнима», то здесь уже даже самый ярый скептик нет-нет, да и начнет усомнится в собственной безопасности.

Слухи о появлении зараженных людей в Ошмянах на днях опровергли – бояться пока нечего. А какова ситуация в других странах? Корреспонденты "Ашмянскага весніка" связались с ошмянцами, которые сейчас находятся за границей и расспросили об обстановке за рубежом.

Израиль. «Единственное – ограничены вылеты и прилеты»

Андрей Родик сейчас находится в Израиле и говорит о том, что в стране паники нет.

— Несмотря на то, что многие новостные источники на моей родине пишут о том, что Израиль закрыт на карантин, на самом деле это не так. Все работает в штатном режиме. В городе тихо, люди в масках – явление тоже нечастое. Единственное – ограничены вылеты и прилеты, кроме этого, ничего необычного не происходит.

q5-JRIHH4cA.jpg

Поездку домой Андрей пока не планирует, поэтому и дискомфорта не ощущает.

— Сам панике тоже не поддаюсь. Мой возраст не находится в зоне риска. У людей постарше и со слабым иммунитетом вероятность заразиться выше. Я же просто следую элементарным мерам предосторожности.

Германия. «На момент моего возвращения немцы жили своей обычной жизнью»

Ольга Шаверда несколько дней назад путешествовала по Германии. По словам девушки, ничего необычного в поведении местных жителей она не заметила.

4Q9MgCF47xo.jpg

— На момент моего возвращения немцы жили своей обычной жизнью: ходили на работу, посещали рестораны и бары, совершали покупки в торговых центрах, однако, как обстоят дела там сейчас, сказать сложно, — рассказывает Ольга. – На границе, разумеется, сотрудники в масках и перчатках. Проводят опрос, уточняют, откуда кто возвращается и обращают внимание на состояние здоровья.

Италия. «Как будто мы из зоны отчуждения»

Юрий Боровский — водитель-дальнобойщик. Его регулярный маршрут идет в Италию, а как известно, именно эта страна является одним из лидеров по количеству зараженных инфекцией COVID-19. Первый вопрос к Юре: Почему рейсы на Италию не отменили?

CtdsrKCGVMQ.jpg

— Не знаю. Некоторым фирмам за поездки в Италию начали доплачивать. По сути, мы могли отказаться от рейса, но неизвестно, была бы у нас вообще  работа после этого или нет. Фирма, в которой я работаю, требует следовать всем мерам предосторожности, маски с собой выдали. Кстати, на многие выгрузки и загрузки без масок не пускают.

На границе с Италией большие очереди и уже стандартные процедуры по измерению температуры.

— С Литвы на Польшу стояли десять часов. На границе измеряют температуру, заполняют анкеты. В Польше к нам в кабину зашел полностью экипированный человек, только глаза видны. Странное ощущение, признаться, как будто мы из зоны отчуждения. Тот сотрудник таможни даже не поздоровался с нами, измерил температуру и ушел, как будто инфекцию можно передать словами, — рассказывает Юрий.

mj7rG9OGMO8.jpg

Если говорить об обстановке в самой Италии: в центре городов мы не были, все же наша работа – ехать. А на дороге легковые машины – редкость. Преимущественно одни фуры встречаются. За себя я не переживаю, больше боюсь этот вирус домой привезти. Если будут симптомы, то карантин неминуем. По возвращению у меня и моего напарника будут брать мазки из носа и рта, но мы верим, что все обойдется.

Узбекистан. «Причин отказа в прохождении границы никто не объясняет. И что дальше будет – пока тоже неизвестно»

Юрий Ардяко работает в сфере грузоперевозок и сейчас находится в Ташкенте. Сказать, что на данный момент там ситуация неоднозначная – не сказать ничего. Через границу с Узбекистаном белорусов пропускают, а вот казахская граница, которая идет следом, закрыта. Ее пройти люди уже не могут.

— По новостям говорят, что проезду граждан препятствовать не будут, но позавчера коллега так и не смог проехать через пункт пропуска. Остается только ждать, причин отказа в прохождении границы никто не объясняет. И что дальше будет – пока тоже неизвестно.

Сам Юрий до узбекской границы пока не доехал – нужно уладить рабочие моменты, поэтому о происходящем знает только со слов знакомых и коллег, которые сейчас пытаются выехать из страны, а они говорят, что очереди огромные и не движутся совсем.

— Проблема в том, что казахи нас не принимают.  Образовалась пробка и ничего, кроме как выжидать, нам не остается. По поводу ситуации в стране: сказать, что на улицах страшная паника, не могу. Да, есть люди в масках, но их немного. Да и по последней информации количество зараженных было шесть человек, поэтому никакого карантина сейчас нет и к выполнению мер предосторожности нас никто не принуждает. 

Польша. «Мой билет домой аннулировали»

Катерина Козловская учится в Польше и в буквальном смысле застряла в стране.

— Польша закрыта на карантин, студенты и школьники переведены на дистанционное обучение, а перевозчики приостановили поездки. Мой билет домой аннулировали. В Ошмяны я могу приехать разве что на машине, однако у меня ее нет.

Родители забрать Катю тоже не могут, потому что в таком случае их ожидает четырнадцатидневный карантин.

— С посольством я пока не связывалась, потому что ситуация не критическая. Из общежития никого не выселяют, но предупредили, что в случае изменения ситуации нам дадут несколько дней на выезд, чтобы впоследствии наши комнаты отдать под карантин — зону для зараженных. Но это в худшем случае. Я же пока не паникую, но место для проживания на всякий случай ищу.

Возвращаться на родину или нет – личное дело каждого, кто сейчас оказался в Польше. Покидать страну никого не принуждают.

— Я хочу домой, потому что мне здесь делать нечего. Все закрыто, обучение дистанционное, а многие друзья и знакомые разъехались. Приходится просто сидеть и ждать. Еще неделю назад я смеялась с поляков, которые паниковали. Потом в один из вечеров объявили о закрытии всех детских садов, школ, университетов, а через два дня закрыли границы и отменили все рейсы за пределы страны – тогда и мне стало немного не по себе. Но в городе все равно не пусто: люди выходят на улицу, гуляют, и я в том числе, — рассказала Катя.

Редакция газеты «Гродненская правда»