Операция «Острая Брама». Как Армия Крайова пыталась отбить Вильнюс и завладеть «кресами всходними». Часть I

Операция «Острая Брама». Как Армия Крайова пыталась отбить Вильнюс и завладеть «кресами всходними». Часть I

Для того чтобы не ошибиться в оценках событий сегодняшних дней, нужно хорошо знать историю. Только так можно четко понимать исторические корни многих звучащих сегодня заявлений, попыток неприкрытого вмешательства, особенно со стороны стран-соседок, во внутренние дела белорусского государства.

Недавняя возмутительная история, произошедшая в польской школе в Бресте с участием консула Польши, – один из таких примеров. Детям внушали, что преступник Ромуальд Райс и его группа, расстрелявшая этнических белорусов в приграничных деревнях, – герои и «борцы с коммунизмом».

Таких попыток переписать историю в собственных интересах, соседи сегодня, к сожалению, предпринимают немало. Чтобы четко видеть подоплеку этих шагов и их корыстные мотивы, нужно чаще заглядывать в прошлое, где находятся многие ответы.

В этом поможет цикл исторических публикаций в газете «Гродзенская праўда». Первые из них – об истинных мотивах польской Армии Крайовой –  – можно прочитать здесь, здесь и здесь.
    
В марте 1944 у Армии Крайовой, действующей на территории Беларуси родился план операции «Острая Брама». Автором его был майор Матей Коленкевич (Котвич). Котвич возглавил Наднеманское объединение АК после известного своей жестокостью к советским партизанам и мирному белорусскому населению Юзефа Сьвиды (Лех).

Согласно операции, еще до прихода Красной Армии объединенные силы Виленского и Новогрудкого округов АК полностью очищают Вильню от фашистов и становятся полноправными хозяевами в городе, чем доказывают Советам, кому все же принадлежит территория «кресов всходних».

Надо сказать, что силы АК были внушительными. К лету 1944 года она насчитывала около 50 000 человек. У них на вооружении находилось 138 станковых и 426 ручных  пулеметов, 439 автоматов, 6 362 карабина, 2 415 пистолетов, 21 919 гранат и другого оружия.

Сроки плана АК нарушила операция «Багратион», в ходе которой Красная Армия оттеснила фашистов. 2 июля была освобождена Вилейка, 4 июля – Сморгонь (70 км от Вильни). Освобождение западной территории Беларуси  от фашистов советскими солдатами было столь стремительным, что операцию «Острая Брама» аковцы были вынуждены перенести на более ранний срок.

Объединенные силы Виленского и Новогрудкого округов АК насчитывали 16 000 человек. Однако в походе «на Вильню» не все приняли участие. От участия в операции «Острая Брама» отказались командиры аковских вооруженных формирований, уничтожавших советских партизан и мирное белорусское население. Встретившись с регулярными частями Красной Армии, они рисковали. Среди них Зыгмунт Шендзеляж (псевдоним Лупашко) – в его бригаде состояло 550 человек; Чеслав Заянчковский (псевдоним Рагнер) –  батальон 1 440 человек; Ян Борисевич (псевдоним Крыся) – батальон 650 человек.

Операция АК по освобождению Вильно началась в ночь на 7 июля, но прорвать линию немецкой обороны штурмом удалось только в нескольких местах, да и то в предместье города, а 7 июля в 5 часов утра генерал АК Александр Крыжановский (псевдоним Вильк) отдал приказ об отступлении. Атаки АК велись с востока, где немцы подготовили укрепления для обороны города от приближающейся Красной Армии. Бойцы АК были вооружены легким стрелковым оружием, к тому же они оказались не подготовлены к ведению боев в городских условиях. В основном разгром гитлеровского гарнизона в Вильно лег на плечи Красной Армии. 13 июля 1944 года Вильнюс был полностью освобожден.

16 июля 1944 года один из руководителей АК Любослав Кшешовский (Людвик) издал приказ о роспуске АК на территории Виленщины, потому как создавалось регулярное чисто польское войско, и в вооруженных формированиях Армии Крайовой здесь не было никакой необходимости.
После неудачной операции «Острая Брама» уцелевшим командирам необходимо было принять решение и выбрать один из 4 возможных вариантов:

  1. Сложить оружие и вступить в ряды Войска Польского под руководством генерала Зигмунда Бергинга или (на выбор) в ряды Красной армии, идти на фронт и бить фашистов;
  2. С оружием в руках пробиваться на запад, на территорию Польши и действовать там по обстоятельствам;
  3. Распустить батальоны и бригады, дать возможность каждому офицеру и солдату АК самостоятельно выбирать дальнейшую судьбу;
  4. Оставаться на «кресах всходних» и бороться с Советами за польскость на территориях западной Беларуси до последней капли крови, до последнего патрона.
Парадокс жизни, но на практике получилось, что все эти четыре несовместимых варианта  были воплощены в жизнь, прежде всего из-за отсутствия единства среди польских командиров.

Среди командования АК наблюдалась кадровая неразбериха. Наиболее хитрые и предусмотрительные аковцы подались на Запад. Оставшимся было сложнее. Среди тех, кто выбрал вариант остаться на «кресах всходних» и бороться с Советами за польскость на территориях западной Беларуси до последней капли крови, до последнего патрона были майор Котвич, возглавивший остатки формирования АК Новогрудской округи и Крыся – поручик Ян Борисевич.

Крыся действовал самостоятельно и без оглядки: организовывал засады на дорогах, и с иезуитской жестокостью нападал на одинокие советские машины, громил сельсоветы, мародерствовал, убивал партийных работников и мирных жителей белорусской национальности.
Из протокола допроса И. Константиновича: «Поскольку советский народ забирал имущество польского населения, поэтому я его ненавидел и называл «советскими лахманами».

Котвич много времени провел в Англии, он очень надеялся, что англичане не оставят АК один на один в борьбе с Советами, до последней минуты верил, что при поддержке союзников партизанское движение АК на «кресах» будет существовать до самого конца войны. По-видимому, он верил, что война не может окончиться разгромом Германии.

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!


Редакция газеты «Гродненская правда»