Блокадный Ленинград и 12-часовые смены на оборонных заводах. История фронтовика Николая Смолячкова в проекте "Фото для ветерана"

Блокадный Ленинград и 12-часовые смены на оборонных заводах. История фронтовика Николая Смолячкова в проекте "Фото для ветерана"

Блокадный город на Неве, 12-часовые смены на оборонных заводах, два года фронтовых дорог – такие испытания юному Николаю Смолячкову уготовила судьба. Когда началась Великая Отечественная война, ему шел только 16-й год.

Николай Смолячков родился 5 мая 1926 года в деревне Красная Слобода Быховского района Могилевской области. Расти пришлось в большой семье, после него появились на свет еще четыре брата и три сестры.

Окончив 7 классов местной школы, был принят в 1940 году на первый набор 53-го ремесленного училища в Ленинграде. Базировалось оно на базе оптико-механического завода. Здесь ребята получали теоретические знания, а практические навыки приобретали в заводских цехах. Питались тоже в столовой предприятия. Учеба давалась легко, было много земляков. В первом наборе в училище из 400 человек одна половина была ленинградцами, вторая – ребятами из Белоруссии: по 100 человек из Быховского и Бобруйского районов.

В начале лета 41-го закончился первый год учебы, а в третьей декаде июня ребята должны были отправиться на каникулы домой.

– Как теперь помню тот воскресный день 22 июня, – вспоминает Николай Васильевич. – Мы, как обычно, пришли на обед в заводскую столовую и увидели, как рабочие стали собираться возле репродуктора. Тогда и услышали страшное слово «война»…

b8263ebe27fe24506b2792a32c29ce27.jpg

А через некоторое время все училище мобилизовали на строительство оборонительных рубежей в районе Гатчины. Было нелегко, 15–16-летним подросткам приходилось с утра до вечера заниматься и земляными, и бетонными работами. Передышки давали лишь налеты немецкой авиации. И хотя строящийся оборонительный рубеж в главные цели гитлеровцев не входил, шальные бомбы падали и сюда, так что приходилось залегать уже в вырытые траншеи.

Но на волосок от смерти во время бомбежки мы оказались, когда уже вернулись в Ленинград. После одного из налетов здание нашего общежития буквально закачалось, вылетели окна, двери. Уже потом увидели рядом с фундаментом 6 больших воронок от авиабомб, – рассказывает Николай Смолячков.

В блокадном Ленинграде Николай стал трудиться на заводе в цехе оптики, где изготавливали линзы. Предприятие работало круглосуточно, в две смены по 12 часов. Первая блокадная зима была страшна не только голодом – в городе не было ни отопления, ни водоснабжения. От холодов спасало лишь то, что общежитие обогревалось печками, а находилось оно рядом с железнодорожной станцией, где можно было иногда разжиться углем. Эту первую зиму пережили не все товарищи Николая по общежитию. Перед эвакуацией в марте 1942 года на большую землю ребятам пришлось волоком тащить на Богуславское кладбище большущие сани, заложенные телами своих одноклассников.
А потом был путь по дороге жизни через Ладогу.

– Выезжали мы из Ленинграда 12 марта с Финляндского вокзала. Там, помню, взглянул на термометр, он показывал 22 градуса мороза, а все мы в куцых шинельках да ботиночках, – вспоминает Николай Васильевич.

b8cb605721882a58b3143927c3563bf8.JPG

Тогда их доставили в Тбилиси, а после грузинской столицы Николай оказался в Ульяновске на 280-м заводе, где изготавливали приборы к самолетам. Работал в сборочном цеху, где 12-часовая смена в конце месяца превращалась практически в круглосуточную. А вскоре ему придется вспомнить и навыки, полученные в ремесленном училище: как оптика его переводят на завод, выпускающий прицелы к артиллерийским орудиям.

Военная биография Николая Смолячкова началась 16 ноября 1943 года. Его направляют в 21-й учебный полк связи ВВС, а по окончании учебы – на I Украинский фронт во 2-ю воздушную армию. Здесь с отдельной ротой связи боевой путь Николая Васильевича проляжет через Львов, юг Польши, Дрезден, Берлин и Прагу. В чешской столице 9 мая Смолячков с товарищами услышали весть о победе над фашистской Германией. А вот фронтовой стаж у Николая Васильевича, как записано в его документах, заканчивается 12 мая. Еще три дня после Победы 2-я воздушная армия во взаимодействии с другими соединениями участвовала в ликвидации немецкой группировки, ушедшей из Праги.
Служить пришлось и после войны, особенно запомнилась служба в Подмосковье в НИИ ВВС, где испытывали новую технику. Там пришлось побывать не только в привычной роли радиста, а и опробовать новую систему «Материк», которая позволяла осуществлять так называемую слепую посадку самолетов.

В 1950 году после демобилизации вернулся домой. Война не пощадила его семью. В январе 1943 года при освобождении города Великие Луки погиб его отец, не пережили оккупацию два младших брата, а от дома осталась одна воронка…

На гражданке долго отдыхать Николаю Смолячкову не довелось. Позвала новая служба – служба госбезопасности. Сначала был водителем, а потом был переведен на оперативную работу. 7 лет трудился на Могилевщине, а потом, до выхода в запас, в УКГБ Гродненской области.

000149_fdf3ff443715b4c41d9a978aac336505.jpg

На пенсии судьба подтолкнула Николая Васильевича к тому, с чего и начиналась его юношеская жизнь. Он стал учить ребят рабочим профессиям. Сначала в межшкольном учебном комбинате, потом в ПТУ-141. Затем была работа инструктором в горисполкоме, в совете ветеранов.

Вместе с супругой они вырастили двух дочерей. Есть у фронтовика уже не только внуки, но и правнуки. И все они очень благодарны своему деду за Победу. И среди многочисленных наград их награда для Николая Васильевича самая дорогая.

i.jpg