От «случайной трагедии» до гордости за содеянное. Дайджест показаний обвиняемых по делу группы Автуховича

От «случайной трагедии» до гордости за содеянное. Дайджест показаний обвиняемых по делу группы Автуховича

Вспомним, какие показания давали участники группировки.

Из двенадцати обвиняемых по делу группы Автуховича главного фигуранта допрашивать стали последним. Судя по тому, в каких преступлениях он обвиняется, допрос будет длиться не один день. По крайней мере, у прокуроров к Автуховичу вопросов немало. Нет сомнений, что и его пособники не упустят возможности их задать. Ведь если послушать тех, кто находится сейчас за решеткой, почти каждый называет себя случайно впутанным в дела Автуховича.

Вспомним, какие показания давали участники группировки в ходе судебного и досудебного разбирательств.

Павел Сава обвиняется в совершении преступлений, связанных с созданием преступной организации либо участием в ней, а также совершением актов терроризма.

«Ты зря это сделал». Обвиняемый в терроризме Павел Сава обратился к Николаю Автуховичу во время судебного заседания

Сава – один из тех, кто вместе с Николаем Автуховичем являлся исполнителем актов терроризма. Следствием установлено, что 1 октября 2020 года с использованием зажигательной смеси Автухович и Сава подожгли два автомобиля в Волковыске, принадлежащих сотрудникам милиции.

От дачи показаний подсудимый отказался, прокуроры ходатайствовали об оглашении его показаний, данных в ходе предварительного следствия. В них Сава признался в совершенных преступлениях, в подробностях описав, как они планировались и совершались, кто еще в этом был замешан. Однако кое-какое заявление в суде Сава все же сделал: он обратился к Автуховичу.

– Только время все покажет и расставит на свои места. Главное, до этого еще дожить. Я думаю, мнение многих изменится, в том числе и о Николае Николаевиче Автуховиче. Я надеюсь, у него еще будет возможность объяснить людям, которые за решеткой, и мне в том числе, почему так просто они оказались здесь, и сможет развеять именно мое мнение и сомнения на этот счет. Николай, конечно, молодец: заработал себе «плюсик». Я надеюсь, это не часть твоего пиара, когда ты ходатайствовал об освобождении людей из-под стражи. А вот твое ироничное ходатайство о моем освобождении из-под стражи… И особенно упоминание в нем о моей дочери… Я запомню твой сарказм. Ты зря это сделал. Советую тебе на будущее никогда не упоминать ее имени даже близко, потому что следующая моя реакция будет совершенно другая. Я надеюсь, ты меня услышал, – сказал Сава на суде.

Имя Галины Дербыш часто звучало из уст Павла Савы, который рассказал, что она оказывала содействие Автуховичу и его напарникам в их преступлениях. В итоге женщина обвиняется по нескольким статьям Уголовного кодекса. Среди них участие в преступной организации в любой иной форме, покушение на преступление, заговор и акт терроризма. Однако сама Дербыш все отрицает.

Она рассказала суду, что с Автуховичем у них были сугубо приятельские отношения и что в тот роковой день, когда в Гродно был подорван автомобиль, Автухович просто приехал к ней погостить. Однако подсудимую не смутило ни то, что вместе с ним оказались незнакомые мужчины, ни то, что среди ночи они куда-то уехали, а потом вернулись, ни то, что в ее гараже они хранили непонятные сумки. Обвиняемая заявила, что не знала и даже не догадывалась о том, что сделали эти люди ночью. О взрыве автомобиля в Гродно узнала на следующий день от младшей дочери. Говорит, особой реакции или настороженности это известие у нее не вызвало. Как на самом деле – обязательно разберется суд.

В суде допрашивают Галину Дербыш – одну из фигуранток дела группы Автуховича

А вот Ирину Горячкину с Николаем Автуховичем связывает нечто большее, чем просто дружба или приятельские отношения. Во время допроса обвиняемая заявила, что это «очень дорогой для нее человек». Знала она или нет, к чему приведут их отношения, неизвестно. Но сегодня Горячина проходит одной из обвиняемых по делу группы Николая Автуховича, ей вменяется заранее не обещанное укрывательство лица, совершившего тяжкое преступление, либо орудий и средств совершения этого преступления, следов преступления или предметов, добытых преступным путем. 

Горячкина поведала суду, как в ноябре 2020 года она вместе с Автуховичем поехала погостить в Брест, как окажется – к Резановичам. Которые, к слову, на скамье подсудимых почти всей семьей.

Там же, в Бресте, и состоялось знакомство Ирины с семьей Резановичей и Ириной Мельхер, которые также проходят обвиняемыми по делу Автуховича. По словам Горячкиной, в Брест она вместе с Николаем поехала, чтобы отдохнуть, как раз в это время у нее был отпуск. Когда в один из дней она увидела, что у Автуховича хранится оружие, в частности, предмет, похожий на гранату, и пистолет в кобуре, предпринимать ничего не стала. Спросила только, что это. Автухович ответил, что «живым не возьмут». Больше вопросов на эту тему Ирина Николаю не задавала – в их отношениях это было не принято. Казалось бы, не столь велико преступление. Но как тогда объяснить действия Горячкиной, которая, едва узнав о задержании Николая, по приказу Любови Резанович «смела все с тумбочки в рюкзак, побежала на кухню, взяла ноутбук Автуховича и тоже положила в рюкзак». Все это, если верить ее словам, она сделала по просьбе Любови Резанович – хозяйки дома.

Однако Любовь Резанович рассказала суду другую версию произошедшего. По ее словам, именно Ирина, узнав о том, что Автуховича задержали, принесла ей полный рюкзак и ноутбук и попросила куда-то спрятать, пояснив, что там «много информации». Любовь Резанович сунула ноутбук в пакет, взяла рюкзак, отнесла все эти вещи в лес и прикрыла листвой.

Позже, когда в доме начался обыск, она рассказала следователю про свой «тайник». Говорит, о том, что в рюкзаке было оружие, узнала только, когда его открыли при понятых. Когда прятала все в лесу, думала, что в рюкзаке телефоны и планшеты Автуховича, которых у него было несколько.

О своем знакомстве с главным обвиняемым женщина рассказала, что это произошло, когда у нее появились проблемы с бизнесом. Общение завязалось, иногда Автухович звонил Любови Резанович. Периодически приезжал к ним в гости и останавливался в доме по улице Шафрановой.

Свое участие в планировании и организации террористических актов Любовь Резанович отрицает полностью. Всю эту историю с обвинением ее и ее семьи и вовсе назвала «случайной трагедией». Хотя о политических взглядах Автуховича ей было известно.

О содеянном сожалеет. Обвиняемая по делу Автуховича Ирина Горячкина продолжает давать показания в суде

Участие в сборе и предоставлении информации о сотрудниках правоохранительных органов для Автуховича Любовь тоже отрицает.

Даже если бы мне предложили миллион долларов, я бы этим не занималась. Я уважаю сотрудников милиции, они не раз помогали нашей семье, когда сын Артем – инвалид детства – самовольно уезжал из дома в неизвестном направлении. Сотрудники правоохранительных органов помогали нам найти сына и вернуть домой, –  заверила Любовь Резанович.

Вместе с тем, она была подписана на телеграм-канал «Да волі», создателем которого был Автухович, и содержание которого было направлено на разжигание ненависти в белорусском обществе.

О непричастности к террористической деятельности Автуховича заявил также Сергей Резанович – глава семьи Резановичей, священник из Бреста. Если кратко, то, со слов подсудимого, с Автуховичем они были в приятельских отношениях, он периодически приезжал в гости, могли иногда вместе поужинать. Казалось бы, ничего необычного. Однако персона Николая Автуховича для Сергея Резановича открылась совсем с другой стороны, когда в один из дней он увидел, что тот хранит у себя в коробках. Это были патроны, гранаты, тротиловые шашки, детонаторы, жилеты и рации. Кроме того, по словам обвиняемого, Автухович показывал ему ствол автомата, во что-то завернутый.

Когда я это увидел, был в шоке. Был напуган. Семье ничего об увиденном рассказывать не стал, –  рассказал Сергей Резанович.

Сообщать в правоохранительные органы об этом обвиняемый тоже не стал, сослался на то, что испугался за семью.

Кроме того, от Сергея Резановича суду стало известно, что Николай Автухович «присматривал» себе новый объект для поджога или взрыва в Бресте. Прямо об этом никто не заявлял, однако такие выводы сделать нетрудно, учитывая, что Автухович просил Резановича свозить его «к какому-то дому из белого кирпича» и фотографировал этот дом на свою «любительскую фотокамеру». С какой целью он это делал, Резанович не интересовался.

Кстати, разговор о «деле в Бресте» заводил во время допроса и Павел Сава. Но, по его словам, в Брест с Автуховичем он так и не поехал.

Павла Резановича допросили одним из последних. Ему вменяется создание преступной организации либо участие в ней, покушение на преступление, захват либо удержание государственной власти неконституционным путем, приготовление к преступлению, акт терроризма, незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ.

Согласно следствию, Николай Автухович давал указания Павлу Резановичу, который являлся должностным лицом (заведующим сектором отдела принудительного исполнения Московского района города Бреста). Обвиняемый, используя свои служебные полномочия, получал из информационных ресурсов МВД Беларуси сведения, необходимые для осуществления преступной деятельности. Он предоставлял Автуховичу личные данные сотрудников правоохранительных органов, попавших в поле зрения членов преступной группы, осуществлял подготовку и проведение актов терроризма в отношении сотрудников правоохранительных органов на территории Беларуси. 

«На нашем Р есть К». Подробности переписки Ирины Мельхер с Николаем Автуховичем

Однако сам подсудимый это отрицает. Признался лишь в том, что однажды помог Автуховичу получить информацию о его сослуживцах.

Каким образом Автухович обратился к вам с этой просьбой? – спросил следователь.

Он написал мне в телеграм. Сказал, что хочет с ними повидаться, – ответил Павел.

Он рассказал, что, находясь на рабочем месте и воспользовавшись базой удаленного доступа, выяснил места прописки сослуживцев Автуховича, о которых тот спрашивал, и передал ему эту информацию.

Не помню, какие у них были адреса. Помню только, что один из них был прописан в Минске. Навещал ли Автухович этих людей, мне неизвестно, – пояснил обвиняемый.

При этом Павел не смог внятно прокомментировать один из телефонных разговоров с Автуховичем.

В частности, главный фигурант говорил ему, что «надо готовиться, объяснять мужикам, что нужно на себя надевать, как экипироваться, что защищать», Речь шла и о том, что кого-то будут учить, как делать зажигательные смеси, как пользоваться оружием. Звучали слова, что он очень рассчитывает на финансовую поддержку, потому что самый первый шаг – это «собрать бабло» и уже потом, «когда будут поступать деньги», начнется «стерилизация власти».

«Именно дезинфекцию проводить среди вертикали власти и делать так, чтобы ни менты, ни судьи, никто не нарушал Конституцию. А когда эти 10-20 случаев по всей Беларуси пройдут, когда погорят машины, дачи, дома, когда некоторым прострелят коленки за их наглость, они будут знать, что шутить не надо. И они уже привыкнут, что к ним будут стучаться и говорить: «Ну что, приехали». Когда мы будем ездить по Беларуси уже колоннами с оружием, тогда нас никто трогать не будет. Вот это уже близко будет к тому, что мы идем на революцию…», - сказал в разговоре Автухович.

Резанович прокомментировал лишь, что словам Автуховича значения не придавал, как и тому, «какой смысл он вкладывал в сказанное».

Не менее интересная фигура – Виктор Снегур. В суде он рассказал, что с Автуховчием был знаком давно. Та самая роковая встреча приятелей, которая и привела Виктора Снегура на скамью подсудимых, состоялась в ноябре 2020 года. Тогда Автухович обратился с просьбой помочь попасть в Украину. Нелегально. На просьбу ответ получил положительный. Договорились, что Автухович приедет к деревне, рядом с которой проживал Снегур. Однако приехал он не один, а с незнакомцем, которого, как позже окажется, зовут Артур Попок.

Границу переходили в лесу. На все ушло около 30 минут, на той стороне путников встретили. Договорились, что на обратной дороге Автуховича с Попком Снегур тоже сопроводит. Для чего они стремятся в Украину, обвиняемому было неизвестно, однако в один из дней, что они там находились, он написал смс Автуховичу и поинтересовался, как у них дела и чем они занимаются. «Все нормально, собираем «металлолом» – ответил Виктору Николай.

–  Как поняли это сообщение? – спросила гособвинитель.

–  Подумал, что, возможно, это оружие, –  признался обвиняемый. – Но не думал, что они будут возвращаться «с железом».

Как выяснится позже, из Украины в Беларусь Автухович с Попком действительно возвращались «с железом». «Сразу полетели рюкзаки, а потом Николай и Артур побежали через границу», – рассказал Виктор Снегур.

В Гродно начался допрос Николая Автуховича

С обвинениями не согласна и Ирина Мельхер – она, если верить показаниям, была знакома с Автуховичем через Резановичей. Подсудимая заявила, что никакого отношения к планам и действиям Автуховича не имеет. В частности, она описала суду, как проходил ужин, во время которого, как рассказывали другие фигуранты дела, Николай Автухович высказывался о том, что мирные митинги и протесты – неверный путь, и что нужно действовать агрессивнее, а именно «наказывать» милиционеров.

Слышали ли вы разговоры о том, что с сотрудниками правоохранительных органов надо бороться, поджигать их имущество, собирать о них информацию? – спросила прокурор.

Нет, ничего не слышала, – ответила Мельхер. Она также не раз акцентировала внимание суда на том, что у нее проблемы со слухом, и вполне возможно, что разговор такой был, но прошел мимо нее.

Рассказала она суду и о том, что летом 2020 года Николай Автухович попросил ее зарегистрировать на себя сим-карту. Мельхер согласилась, однако, зачем она ему нужна и почему он не может подключить сим-карту сам, Автухович не рассказал. Сама Ирина не интересовалась.

В ноябре Николай Николаевич сказал, что отдаст мне эту сим-карту, а меня попросил зарегистрировать на себя еще одну. Я согласилась, но сделать мы этого уже не успели, – рассказала Мельхер.

А вот комментарии Мельхер по поводу ее переписки с Автуховичем, звучат, по меньшей мере, странно.

«На нашем Р есть К», – так звучит одно из смс, которое отправила Ирина Николаю. На просьбу следователя объяснить значение этой фразы сказала, что «Р» – это сокращенно рынок, а «К» – куртки. Таким образом, смысл смс в том, что «на нашем рынке есть куртки».

30 ноября 2020 года во время визита Автухович сказал мне, что ему нужно купить мужскую куртку, так как моя торговая точка расположена на рынке. Какую именно куртку он хотел, он мне не говорил, – пояснила Мельхер.

Гродненский облсуд зачитал обвинения всем участникам группы Автуховича

Но что вызывает еще больше вопросов, так это ответ Автуховича на смс про «куртки». 

Те карточки, Ирина, которые свободны в продаже, они быстрее всего, что стоят на контроле. Я понимаю, о чем ты, но пользоваться ими опасно, они стремные. Я уже объяснял, что такие карточки только для того, чтобы вычислить тех людей, которые хотят пользоваться анонимными карточками… Значит, у них позволяет мощность и оборудование пользоваться ими, точнее держать их на контроле. Поэтому это опасно», – так звучал ответ Николая Ирине. 

Обвиняемая это смс прокомментировала следующим образом: «Он неправильно понял мое предыдущее сообщение. Автухович, видимо, подумал, что я писала ему о второй сим-карте, которую он просил зарегистрировать меня на себя. По этой причине и он написал мне в ответ, что сим-карты на рынках находятся на контроле, то есть на прослушке». 

Ольга Майорова одна из немногих, кто от своих деяний не отказывается – она призналась, что действительно являлась одним из администраторов телеграм-канала «Да волі!». Вину свою признала, как и то, что собирала, обобщала и публиковала информацию, которая способствовала дестабилизации общественно-политической обстановки в стране, росту недовольства и протестных настроений. А ведь, согласно следствию, она еще и составляла и редактировала экстремистские материалы, освещала совершенные группой акты терроризма в отношении сотрудников правоохранительных органов. 

Майорова лишь высоко подняв голову заявила:

– Я была адным са шматлiкiх адміністратараў тэлеграм-канала «Да волі!». І я ганаруся тым, што прыдумала назву для канала. Лічу, што яна адпавядае нашым мэтам.

«На фоне ўсіх, хто са мной тут знаходзіцца, я выглядаю фігурай, якая ўступіла ў зговар з Аўтуховічам». Ольга Майорова продолжает давать показания

Также она рассказала, что помогала Автуховичу с администрированием телеграм-канала добровольно. Иногда сама писала тексты, иногда «репостила» новости, иногда редактировала тексты, которые присылал ей Автухович.

Владимир Гундарь от дачи показаний в суде отказался. Он, согласно следствию, располагал связями среди националистически настроенных лиц на территории Украины. Вместе с Автуховичем он принимал меры по организации слияния их преступной группы с международной преступной организацией, занимался поиском огнестрельного оружия и боеприпасов для членов группы. Главная цель этого – захват государственной власти в Беларуси неконституционным путем.

На вопросы защитника о том, осуществлял ли Гундарь какие-то действия по поиску оружия или боеприпасов, организации слияния их преступной группы с международной преступной организацией, ответ был дан отрицательный.

– Получали ли вы когда-нибудь от Автуховича какие-нибудь указания? – спросила адвокат.

– Не, ніколи не было такога, – ответил обвиняемый.

Антон Мельхер, сын Ирины Мельхер, на фоне остальных обвиняемых выглядит максимально безобидно. Он обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 342 Уголовного кодекса. Это организация групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок и сопряженных с явным неповиновением законным требованиям представителей власти или повлекших нарушение работы транспорта, предприятий, учреждений или организаций, либо активное участие в таких действиях при отсутствии признаков более тяжкого преступления.

В самом начале допроса Антон Мельхер вину по предъявленным ему обвинениям признал полностью. Кроме того, он заявил, что сожалеет о совершенном преступлении, а также о том, что принял меры по возмещению ущерба потерпевшим и принес им свои извинения. 

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!

Редакция газеты «Гродненская правда»