Руководитель Центра военной истории Беларуси Института истории НАН – о том, как начиналась война, поставившая человечество на грань выживания

Руководитель Центра военной истории Беларуси Института истории НАН – о том, как начиналась война, поставившая человечество на грань выживания

 К сожалению, в некоторых странах предпочитают забыть о тех страшных и кровавых днях.

К июню 1941 года Вторая мировая война, втянув в свою орбиту около 30 государств, вплотную подошла к границам Советского Союза. На Западе не оказалось силы, которая могла бы остановить армию нацистской Германии, к тому времени оккупировавшую уже 12 европейских государств. Очередной военно-политической целью — главной по своему значению — был для Германии разгром Советского Союза.

В некоторых странах, более того, спекулируют на исторической памяти, меняют местами героев и предателей, палачей и их жертв.

11.jpg
В канун 80-й годовщины начала Великой Отечественной войны мы говорим с доктором исторических наук руководителем Центра военной истории Беларуси Института истории НАН Алексеем ЛИТВИНЫМ о том, как на белорусскую землю пришла война и ее первых страшных днях.

Предгрозовые дни

— Почему страна, принимавшая титанические усилия для укрепления своей обороноспособности, летом 1941-го оказалась не готова к вторжению?

— Вы правильно отметили, что СССР в 1920—1930-е принимал титанические усилия для укрепления своей безопасности. Здесь надо подчеркнуть, что после завершения Гражданской войны и иностранной военной интервенции на развитие советской военной стратегии большое влияние оказывали внутренняя обстановка и международное положение СССР, успешное строительство социализма и усиливающаяся подготовка империалистических государств к войне. Планы нацистской Германии и фашистской Италии на завоевание мирового господства, а также милитаристской Японии на главенство в Азии и на Тихом океане представляли угрозу не только Советскому Союзу, но и всему миру, существованию многих капиталистических государств, о чем прекрасно понимали как в Москве, так и в столицах других государств. В Москве считали, что эту угрозу можно остановить коллективными действиями миролюбивых государств, поэтому активно предлагали западным державам меры коллективной безопасности, которые предусматривали совместные действия Англии, Франции, СССР и других стран против агрессоров. Однако западные страны, преследуя свои интересы, сделали ставку на политику невмешательства, означающую на практике попустительство первым агрессивным актам Италии, Германии и Японии. Советские военно-политическое руководство и военная наука правильно определяли возможность развязывания новой мировой войны двумя коалициями государств, а также войны империалистических государств против Советского Союза. Поэтому с середины 1930-х СССР вынужден был готовиться к возможной войне на два фронта: на западе — против коалиции, создаваемой нацистской Германией, а на востоке — против Японии.

В то же время документы неопровержимо свидетельствуют, что целью западных демократий было не только избежать вовлечения в войну, но и, способствуя вооружению агрессоров, направить заряд ее агрессии против СССР.

Советская стратегическая доктрина исходила из того, что война будет вестись «малой кровью» и «на чужой территории», что уже в начале 1940-х было совершенно неадекватным видением — вооруженный конфликт стал иным.

Вермахт к тому времени обкатал стратегию блицкрига в Польше и Франции, приобрел военный опыт. 

Принимая решение о развязывании войны с СССР и делая ставку на «молниеносность», германское руководство намеревалось нанести концентрированный нокаутирующий удар, выражаясь языком спортсменов-боксеров, и завершить ее к зиме 1941 года.

Нашествие началось

— На рассвете 22 июня, в 3 часа 15 минут (по московскому времени), тысячи орудий и минометов германской армии открыли огонь по пограничным заставам и расположению советских войск. 

Немецкие самолеты начали бомбардировку важных объектов во всей приграничной полосе: аэродромы базирования советских самолетов новейших типов, пункты управления, порты, склады, железнодорожные узлы. Воздушным налетам подверглись многие города Беларуси и Украины, в том числе Киев и Одесса. 

Массированные удары врага затруднили и сорвали организованный выход первого эшелона приграничных округов к государственной границе. Огромные потери понесла авиация: за первый день войны было уничтожено 1200 советских самолетов, причем большая их часть даже не успела подняться в воздух. 

— Почему сосредоточение таких огромных сил просмотрела советская разведка?

— Немцы исключительное внимание уделяли разведке, контрразведке, маскировке и дезинформационным мероприятиям. Переброску войск на восток они объясняли разными причинами: что идет подготовка к высадке в Англию, перед ней войскам нужен отдых, что дивизии проследуют на Ближний Восток. Тем не менее  высшее советское руководство имело реальную картину, но все упиралось в своевременное принятие решений… 

— Приснопамятный перебежчик Виктор Резун, известный под псевдонимом Суворов, вбросил теорию о превентивном ударе Гитлера по сосредоточившимся перед нападением частям Красной армии.

— Эта бредовая выдумка, давно опровергнутая фактами и документами. Он не придумал ничего нового, повторив тезисы нацистской пропаганды. В обращении к немецкому народу по случаю начала войны Гитлер говорил о «заговоре евреев и демократов, большевиков и реакционеров» против рейха, о сосредоточении на границах 160 советских дивизий, которые якобы в течение многих недель угрожали не только Германии, но также Финляндии и Румынии. Все это, мол, и вынудило фюрера предпринять «акт самообороны» с целью обезопасить страну, «спасти европейскую цивилизацию и культуру».

— Почему в первые дни войны так трагично сложилась ситуация на Западном фронте? Он был развернут на базе Западного особого военного округа — крупнейшего и самого передового в СССР, где прошли апробацию новые организационные формы и проверку новые виды вооружения.

— Анализ стратегических и военно-оперативных мероприятий, проведенных в округе накануне войны, показал, что штабы округа и армий по уровню своей подготовки к управлению войсками, объединениями и соединениями оказались к началу Великой Отечественной войны недостаточно подготовленными. 

Во многом в силу этого в полосе Западного фронта, где вермахт наносил главный удар самым мощным объединением — войсками группы армий «Центр» под командованием фельдмаршала Бока, события разворачивались трагическим образом.  Изучая катастрофическую ситуацию на Западном фронте в первые дни войны, можно выделить объективные причины (численное превосходство противника на участках прорыва, использование фактора внезапности, недостаточная степень обеспеченности средствами ПВО, отсутствие у фронта резервов, запоздалое занятие рубежей УРов, отсутствие прикрытия с воздуха) и субъективные (неорганизованность и беспечность многих командиров, неспособность их принимать самостоятельные решения исходя из обстановки), отсутствие у высшего военного руководства трезвой оценки противника и его возможностей, психологическую неготовность войск к нападению противника и др.

Запоздалый выход навстречу наступавшему противнику вынуждал советские войска вступать в бой с ходу, по частям. На направлениях ударов агрессора подготовленных рубежей им достичь не удалось, а значит, и сплошного фронта обороны не получилось. 

При незнании общей обстановки и потере управления действия врага нарушали устойчивость обороны советских войск, вызывая панику.

Многие стрелковые дивизии первого эшелона армий с первых же часов были расчленены, некоторые оказались в окружении. Связь с ними прервалась. К 7 часам утра штаб Западного фронта не имел проводной связи даже с армиями.

33.jpg

На Западном фронте — ожесточенные бои 

— Многие бойцы и командиры Красной армии проявляли героизм и самопожертвование в первые дни войны на территории Беларуси. На каких направления бои были наиболее ожесточенными? 

— Отпор советских войск на каждом рубеже тормозил продвижение вермахта. Так, сопротивление войск, окруженных западнее Минска, вынудило командование группы армий «Центр» рассредоточить свои соединения на глубину 400 километров, причем полевые армии сильно отстали от танковых групп.

В междуречье Березины, Западной Двины и Днепра шли ожесточенные бои. К 10 июля вражеские войска форсировали Западную Двину, вышли к Витебску и Днепру южнее и севернее Могилева.

Битва на территории Беларуси летом 1941 года, которая впоследствии получила название Белорусской, завершилась трагически. За 18 дней войска Западного фронта потерпели сокрушительное поражение. Из 44 дивизий, первоначально входивших в состав фронта, 24 погибли полностью, остальные 20 потеряли от 30 до 90 процентов своего состава. Общие потери — 417 790 человек, в том числе безвозвратные — 341 073 человека, 4799 танков, 9427 орудий и минометов и 1777 боевых самолетов.

К концу июня 1941-го противник продвинулся на глубину до 400 километров. Оставшиеся вне окружения соединения вели бои в полосе шириной свыше 400 километров. Фронт остро нуждался в пополнении, но он не мог получить даже того, что ему полагалось для полного укомплектования по довоенному плану на случай мобилизации. Она была сорвана в результате быстрого продвижения противника, крайне ограниченного количества автомобилей, нарушения работы железнодорожного транспорта.

— Какие меры предпринимала Ставка, чтобы перехватить инициативу, переломить ситуацию в свою пользу?

— Ставка вынуждена была принимать чрезвычайные меры по восстановлению стратегического фронта в Беларуси. В Могилев срочно прибыли маршалы СССР нарком обороны С. К. Тимошенко, К. Е. Ворошилов, Б. М. Шапошников, начальник Главполитупра, замнаркома обороны Л. З. Мехлис. Было принято решение об аресте и преданию суду командующего фронтом Д. Г. Павлова и ряда других командиров, в том числе командующего 4-й армией генерала А. А. Коробкова. Новым командующим был назначен маршал С. К. Тимошенко. 1 июля Ставка передала Западному фронту 19-ю, 20-ю, 21-ю и 22-ю армии. По существу, образовывался новый фронт обороны. В тылу фронта, в районе Смоленска, сосредоточивалась 16-я армия. Преобразованный Западный фронт насчитывал теперь 48 дивизий и четыре мехкорпуса, однако к 1 июля оборону на рубеже Западной Двины и Днепра занимало всего десять дивизий.

Вместе с тем понесенные жертвы оказались не напрасными. Упорным сопротивлением удалось выиграть время для осуществления комплекса всеобъемлющих мероприятий политического, экономического и собственно военного характера, позволивших в дальнейшем переломить ситуацию и в конечном итоге сорвать планы агрессора. Несмотря на впечатляющие первоначальные успехи вермахта, война для Гитлера стала развиваться не по сценарию, предусмотренному планом «Барбаросса»: блицкриг на белорусской земле потерпел неудачу, война перешла в затяжную фазу, к которой фашистская Германия была не готова. 

В невероятно тяжелых условиях советским войскам своим героическим сопротивлением удалось заложить первый камень в фундамент будущей победы над сильным и многоопытным врагом.

44.jpg
Сражение в тылу врага


— Красная армия отступила, враг оккупировал почти всю территорию Беларуси. Но сопротивление ему продолжалось. С чем столкнулись оккупанты на белорусской земле?

— До сентября выходили из окружения воины Западного фронта. В конце месяца к реке Сож вышли остатки 13-го механизированного корпуса во главе со своим командиром генералом П. Н. Ахлюстиным. 1667 человек, из которых 103 раненых, вывел заместитель командующего фронтом генерал Болдин. Многие, кому не удалось выйти из окружения, стали сражаться с врагом в рядах партизан и подпольщиков.

Важное значение для организации партизанской борьбы в тылу врага имело обращение Главного политического управления Красной армии от 15 июля 1941 года «К военнослужащим, сражающимся в тылу противника», выпущенное в виде листовки и разбросанное с самолетов над оккупированной территорией. В нем деятельность советских воинов за линией фронта оценивалась как продолжение выполнения ими боевой задачи. Военнослужащим предлагалось переходить к методам партизанской войны. Эта листовка-обращение помогла многим окруженцам найти свое место в общей борьбе против захватчиков.

С первых дней оккупации в районах, где появлялся враг, начало возникать сопротивление народных масс. 

— Как в условиях приближающегося фронта и общей организационной неразберихи перестраивалась на военные рельсы жизнедеятельность советских властных структур и населения Беларуси?

— Широкомасштабное военное противостояние на территории Беларуси летом 1941-го — бомбежки, артобстрелы и колоссальные разрушения, сопротивление, во многих местах действительно героическое, частей и соединений Красной армии, их итоговое поражение и отступление, захват оккупантами одного за другим регионов республики — создали многогранную, во многом неуправляемую ситуацию чрезвычайной сложности... Среди населения, кроме патриотических настроений, лояльности по отношению к советской власти, присутствовали другие взгляды и поступки. Не будем забывать, что морально-психологическое состояние многих жителей республики, особенно в западных областях, было поколеблено неожиданной силой немецкого удара, быстротой наступления немцев.

Но при всей сложности ситуации белорусское государственное и партийное руководство прилагало огромные усилия для эвакуации людей и материальных ценностей на восток. 

Одновременно разворачивалась работа по созданию народного ополчения, истребительных батальонов для борьбы с немецкими парашютными десантами и диверсантами, мобилизации населения на строительство оборонительных сооружений для Красной армии.

Уже 23 июня 1941 года появилась Директива ЦК Компартии Беларуси «Об организации борьбы с вражескими диверсантами и парашютистами». В Могилевской, Гомельской, Полесской, Витебской областях стали создавать истребительные батальоны. Их возглавляли руководители предприятий и организаций, оперативные работники НКВД и милиции.

В Полесской области к вечеру 25 июня 1941-го по всем районам области и городу Мозырю были организованы батальоны и назначен их командный состав. 

К 15 июля 1941 года в Беларуси было создано 78 истребительных батальонов численностью свыше 13 тысяч человек, в том числе в Витебской области — 26 отрядов, в Гомельской — 19, в Могилевской — 14, в Полесской — 18, в Минской — 1.

Память о подвигах бессмертна 

— Все дальше уходят в историю трагические события 1941 года. Что сделано, чтобы все новые поколения помнили о героическом сопротивлении Красной армии на территории Беларуси, первых партизанских боях?

— Память о Великой Отечественной войне является неотъемлемой частью коллективной памяти белорусского общества, что обусловлено особой значимостью данного периода в истории Беларуси. С одной стороны, это событие определило будущее белорусского государства, с другой — оставило неизгладимый трагический след в жизни каждой семьи. Работа по мемориализации трагических и героических страниц Великой Отечественной войны является частью государственной политики. Сохранению памяти о самых знаковых местах и людях, связанных с боями 1941-го в нашей стране, уделяется огромное внимание. Вспомним о таких памятниках и мемориалах, как Брестская крепость, Буйничское поле, памятники И. Флерову, Д. Карбышеву, Н. Гастелло, М. Шмыреву и многим другим героям. 

Имена героев присвоены населенным пунктам, улицам и площадям, учреждениям, предприятиям, организациям, учебным заведениям, воинским частям.

Увековечение памяти тех, кто в суровые 1940-е своим ратным трудом отстаивал свободу и независимость Родины, — это не только задача историков, политиков, но и общественная необходимость. Героические страницы военной истории — это то, что позволяет укреплять связующую нить поколений, это богатейший материал патриотического воспитания подрастающего поколения.

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!

Редакция газеты «Гродненская правда»