Сестры Хатыни: Зиняки. История о скорбной судьбе сожженной деревни в новом проекте "ГП"

Сестры Хатыни: Зиняки. История о скорбной судьбе сожженной деревни в новом проекте "ГП"

Сгоревших заживо – 419. Выживших – 23.

У истории есть страницы, которые нельзя забыть. Тысячами исчисляется количество населенных пунктов, сожженных фашистами в годы Великой Отечественной войны дотла. Деревни полыхали в огне вместе с мирными жителями – стариками, женщинами, детьми… Чудовищные преступления гитлеровцев на белорусской земле отбиваются в сердцах поколений звоном колоколов Хатыни. На Гродненщине трагичная судьба постигла многие деревни – Шауличи, Зиняки, Княжеводцы… Все они – "Сестры Хатыни". В новом проекте "Гродзенская праўда" рассказывает историю сожженных деревень через воспоминания тех, кому чудом удалось выжить, и тех, кто сегодня делает все возможное, чтобы сохранить эту память для потомков. Итогом работы журналистов редакции над проектом станет издание одноименной книги.

22 января 1944 года фашисты сожгли деревню Зиняки Щучинского района вместе с ее жителями. Так жестоко они отомстили зиняковцам за их связь с партизанами, которые активно действовали вокруг села. В пламени погибли 419 сельчан из Зиняков и 65 жителей других деревень.

На месте массового захоронения сожженных заживо людей в 1967 году был установлен обелиск, а в 1988-м создан мемориальный комплекс. Скульптура одинокой и величественной женщины с младенцем на руках словно говорит: мы умерли, но не сдались. А фамилии земляков на бетонной стеле напоминают о каждом, чью жизнь погубили фашисты.

Ежегодно в этот скорбный день и другие памятные даты, связанные с войной, к мемориальному комплексу приезжают представители власти и общественности, военнослужащие, школьники, ветераны войны и труда, жители Остринского сельсовета. Траурный митинг в память о жертвах фашизма и тех, кто выжил, но уже ушел из жизни, всю жизнь хранив в сердце страшные воспоминания, проходит трепетно, на одном дыхании. С почетным караулом, цветами, слезами, хлебом памяти и молитвой за упокоение душ сожженных земляков.

Увы, сегодня в Зиняках – всего три жителя и ни одного свидетеля трагедии. Ушли из жизни последние, кто помнил и мог рассказать. Но их воспоминания хранят потомки.

Компетентно

Андрей Скурат, заместитель прокурора Гродненской области:

0W1A1863.JPG
– События Великой Отечественной войны навсегда отпечатались на судьбе белорусского народа. Спустя долгие десятилетия мирной жизни мы не забыли о том, какой страшной ценой досталась нашим предкам победа. И сегодня мы не просто чтим и помним их подвиг, но и продолжаем расследовать преступления, совершенные против нашего народа. По поручению Главы государства Генеральной прокуратурой Республики Беларусь и прокуратурами областей проводится большая работа по расследованию фактов уничтожения мирного населения немецко-фашистскими захватчиками, их пособниками, а также незаконными вооруженными формированиями. Эта работа направлена на то, чтобы ни одно преступление против белорусского народа не осталось без внимания.


Активно ведутся поиски и изучение различных источников, свидетельствующих о фактах уничтожения мирных жителей нашей области. Это тематические монографии, работы историков, исследовавших преступления войск Вермахта и СС, а также белорусских коллаборационистских воинских подразделений и сформированных в республиках бывшего СССР полицейских батальонов. Расследуется и деятельность Армии Крайовой, которая, особенно со второй половины 1943 года и до окончания войны проявляла высокую активность.
В настоящий момент на территории нашего региона насчитывается более 200 только паспортизированных мест захоронений жителей Гродненской области и в отдельных случаях жителей других местностей, которые были расстреляны на нашей территории. Всего в годы войны на Гродненщине были частично или полностью уничтожены более 300 населенных пунктов. На данный момент прокуратурой области установлено порядка 80 ранее не известных фактов уничтожения мирных жителей оккупантами, их пособниками, а также незаконными вооруженными формированиями (в частности, Армией Крайовой). В ходе изучения сотен уголовных дел, расследовавшихся в 1940-1950 годах прошлого века в отношении фашистов, белорусских коллаборационистов и участников подразделений АК, устанавливаются ранее не озвученные факты и обстоятельства, находятся живые свидетели тех событий.

Деревня Зиняки – одна из тех, которые практически полностью были стерты с лица земли гитлеровцами. В доказательство у нас остались не только воспоминания очевидцев, но и реальные документы, в которых зафиксированы подробности произошедшего. В архивных документах есть акт, где в подробностях рассказано о дне 22 января 1944 года. «Немцами в количестве 900 чел., полицейскими и жандармерией с м-ка Новы Двор и Бершты сожжена полностью дер. Зиняки Нарошанского с/сов. Василишковского р-на Гродненской обл. Жителей деревни немцы согнали в 5 местах в сараи и живьем сожгли в огне. Имущество и скот, принадлежащие жителям дер. Зиняки немцы увезли с собой. В результате этого варварского злодеяния немецкими захватчиками сожжено 90 домов, в огне сгорело 420 мирных граждан» (Прим.: орфография и пунктуация сохранены). В документе перечислены также отдельные фамилии погибших. На сегодняшний день в паспорте захоронения имеется информация о 484 погибших. Фамилии 315 погребенных земляков увековечены.

Свидетельством того страшного дня является и протокол допроса одного из полицаев, который участвовал в сожжении деревни и позже был схвачен. Пока немцы убивали людей в Зиняках, он охранял лошадей, на которых приехали фашисты. Полицай рассказал подробности и других фактов своего участия в преступлениях в отношении мирного населения.

Чем дольше мы расследуем факты геноцида в отношении белорусского народа, тем больше узнаем о бесчеловечных преступлениях оккупантов. Сегодня, к сожалению, мы видим попытки подстроить историю нашей страны под чьи-то собственные идеологические и политические интересы. Мы видим факты, когда страны Запада реабилитируют, а то и героизируют преступников, уничтожавших белорусов в годы войны. Видим, как пытаются обесценить роль белорусского народа в Великой Победе. И сегодня наши усилия направлены на то, чтобы не дать осквернить историю нашего государства и людей, которые отстояли для нас право на жизнь.

«Смерти смотрели в глаза, но нас Бог сберег»

Николай Иванович Журун был одним из немногих, кому посчастливилось остаться в живых после страшной январской трагедии. За свою жизнь он более сотни раз рассказывал туристам, школьникам и журналистам огненную историю села. Мне довелось побеседовать и записать его воспоминания в 2010-м...
Из воспоминаний Николая Журуна:

10_мікалай журун расказывае як гэта было.jpg
Мне тогда было двенадцать лет, – вспоминает Николай Иванович. – И жили мы не здесь, а немного дальше. Наша хата стояла на холме у могучего вяза. Утром 22 января 1944 года на улице гремели телеги, лаяли собаки, слышались шум и крики на чужом языке. Мы хоть и малыми были, понимали, что надвигается что-то ужасное. Мама разожгла плиту, собиралась завтрак готовить. Вдруг в хату ввалился солтыс дядька Николай с чужаками и спросил, где отец.
– В хлев пошел коров кормить, – ответила мама.
– Пусть запрягает коня, повезет нас, – солтыс передал приказ немцев.
– А что ж с нами будет? – спросила у него мама.
– Плохо будет… Бить вас будут…
Отец вынужден был отправиться вместе с обозом, а мама собрала нас, поцеловала и наказала разбегаться: «Не держитесь меня, прячьтесь. Может, хоть кто-то в живых останется».
Я спрятался под крышу соседней хаты, сидел там несколько часов. Слышал, как сгоняли людей, как плакали дети, кричали женщины. Слышал пулеметные очереди, окрики фашистов. Когда все немного притихло, вылез из укрытия и побежал. Оглядывался, видел, как пылали соломенные крыши.
Страх парализовывал, но жажда жизни была сильнее его. Я спрятался в гумне на отшибе деревни. А потом побежал к лесу. Немцы меня заметили и открыли огонь.
Только Богу известно, каким чудом я спасся от пули. Наконец, выбежал на дорогу, к какому-то дядьке на воз вскарабкался… Он отвез меня к своим родственникам в Нароши. Туда на следующий день и отец пришел. Он спасся только благодаря тому, что был в обозе. Остальные мои родные погибли в огне. Из четверых детей живым остался лишь я…

04_зінякоўцы памятаюць.....jpg
Как потом выяснилось, накануне трагедии партизаны обстреляли немецкую легковушку и захватили в плен нескольких гитлеровцев. Каратели вышли в деревню по следам и отомстили мирным жителям. Зверства фашистов начались с детей, которых расстреливали на глазах у родителей. Потом группу мужчин погнали в одно гумно, женщин – в другое. Гумна облили бензином, подожгли и открыли ружейно-пулеметный огонь по стенам горящих построек…

Хата Николая Ивановича и Нины Филипповны Журун стояла прямо перед мемориалом, воздвигнутым в память о безвинно погибших жителях деревни. И они каждый день здоровались с родными и односельчанами, сгоревшими в огне, безошибочно находя на мемориальной плите фамилии родных людей. А потом и сами ушли в мир иной, к своим…

«Казалось, я горел со своими близкими и земляками в том аду…»

06_МІхаіл Журун чытае на мемарыяле дарагія прозвішчы....jpg

Из воспоминаний Михаила Журуна:
– Нелегко жить с такой ношей на сердце, – говорил Михаил Иосифович Журун – еще один зиняковец, которого судьба уберегла от страшной смерти. – В ночь на 22 января я остался у сестры в Карпановцах. Там тоже было неспокойно. Ползли слухи, что каратели что-то против Зиняков затевают. Хотел утром бежать домой, да сестра на шею кинулась, плакала-молила, чтобы не ходил: «Им не поможешь, а сам пропадешь». Но я не удержался – побежал. Да поздно! Фашисты еще с ночи Зиняки окружили… Я издали, с горочки видел, как к нашей хате немцы подошли, как сгоняли людей, скотину забирали, кур ловили. Прежде чем поджечь деревню, все награбленное добро положили на заранее подготовленные телеги.

Наша хата загорелась в полдень. Людей, согнанных в гумна, жгли в нескольких местах. Кто пытался убежать, расстреливали. Мое сердце истекало кровью. Казалось, я горел со своими близкими и земляками в том аду…
Михаил долго скрывался в лесу. Затем присоединился к партизанам. После освобождения Беларуси ушел на фронт. Много раз был на волоске от смерти. Был тяжело ранен, лечился в госпитале. Получил награды – медаль «За отвагу», орден Красной Звезды и другие.
Чудом избежали жуткого пекла Александр Куц и три его сестры: родители спрятали их в схрон – убежище под хлевом. Выжил и Иван Поливко, который вместе с мамой и двоюродной сестрой пробрались к лесу и спрятались в соседней деревне. Этих людей больше нет на свете, они дожили до старости с грузом тяжелейших воспоминаний, которые никогда не давали им покоя.
Как рассказывала Валентина Матвеевна Журун, ее муж часто просыпался по ночам от болезненных воспоминаний. Столько времени прошло, а душа его все болела…
Михаил Иосифович и Валентина Матвеевна прожили долгую супружескую жизнь. Держались друг друга, жалели, уважали. Троих детей воспитали, те подарили им внуков и правнуков. Историю отца и сожженной деревни от имени всех ее потомков на митингах ныне рассказывает их дочь Лилия Чеботаревич.

«Война не отпустила. Словно все было вчера…»

Из воспоминаний Сергея Шинкевича:
07_сяргей шынкевіч прыйшоў да сваіх родных.jpg
– Время стерло из памяти ненужное, неважное, – говорил Сергей Андреевич Шинкевич, живущий на хуторе близ деревни (сегодня ему было бы 106 лет). – Но трагедию Зиняков забыть невозможно. Это не укладывается в голове: за что, почему, для чего столько безвинных жертв? Как будто все было только вчера ...
22 января 1944 года Сергей Андреевич потерял жену, всех ее родственников и двоих своих детей. Новорожденному сыночку, который накануне трагедии появился на свет, даже имя дать не успели. Никого не пощадили, нелюди…
Мужчина до самой смерти приходил к мемориалу. Вспоминал, рассуждал, плакал. Рассказывал своим без поры ушедшим родным о своей жизни и обо всем, что творится в мире. По своей родне даже отдельный памятник поставил у мемориала. Сам прожил непростую, полную испытаний жизнь. Партизанил. А после освобождения Беларуси вместе с земляками ушел на фронт. С боями дошел до Берлина. Был тяжело ранен. Награжден орденом Великой Отечественной войны и множеством медалей, самой дорогой из которых была «За победу над Германией».
Имел личную благодарность маршала Советского Союза Георгия Жукова, множество грамот, которые хранил с 1945 года. По этим пожелтевшим от времени, бесценным летописям героизма наших земляков можно изучать историю Великой Отечественной.

Двадцать три. Жизнь после трагедии

05_яны выжылі, каб расказаць нашчадкам праўду.jpg

В электронной базе данных «Белорусские деревни, сожженные в годы Великой Отечественной войны» приводятся сведения, что до войны в Зиняках было 86 домов и проживали 433 человека, в результате трагедии 82 дома разрушены и 419 зиняковцев погибли.
На следующий день после расправы над жителями в Зиняки пришли выжившие и соседи, останки людей захоронили в четырех могилах. После трагедии в деревне осталось всего двадцать три жителя: кто-то во время огненной катастрофы был в соседних селах, кто-то спрятался или успел убежать. И все же они вернулись на родные пепелища: вместе горевали и… строили новую жизнь, рожали детей, сажали деревья, выращивали хлеб. Травы и цветы затянули выжженные раны на теле земли, но время так и не залечило раны в сердцах людей, потерявших свои семьи.
Адское пламя проглотило целые роды: Журун, Куц, Майко, Поливко, Кузьмич, Шинкевич, Дорошкевич, Ушкевич, Шадура, Воронко, Данилевич и многие другие. Потому чудом выжившие считали своей миссией рассказывать и показывать. Чтобы новые поколения знали, что такое фашизм, и никогда, ни при каких обстоятельствах не допустили его повторения.
В 2010-м, когда мне довелось сердцем прикоснуться к зиняковской истории и снять на камеру эту горстку зиняковцев, их оставалось двенадцать – как двенадцать апостолов… Они были такими светлыми и теплыми, что этот свет, словно свет маяка, светит мне до сих пор. Пересматривая фотографии, восхищаюсь силой их духа.

«Пока мы помним, они живы»

Зиняки10-08-09-2021.jpg

В 2019 году, к 75-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков, мемориальный комплекс «Зиняки» был реконструирован, а прилегающая территория благоустроена силами ОАО «Гродножилстрой». Шефствуют над мемориалом работники Щучинской МПМК-167, поддерживая его в идеальном состоянии, школьники Остринский средней школы имени Тетки, Остринский сельский Совет.
В косы ожившей после зимы березки, что растет у мемориала, кто-то вплел черную ленту. Дети. Ученики Остринской средней школы часто приезжают сюда, чтобы навести порядок, вспомнить погибших в беспощадном огне земляков, возложить цветы. Здесь они взрослеют и учатся понимать жизнь. Вот и накануне Дня народного единства одиннадцатиклассники вместе с педагогами и работниками Остринского сельисполкома провели волонтерскую акцию – от души поработали, убрав территорию мемориального комплекса. А потом поговорили о войне. О зверствах фашистов, силе духа предков, памяти и необходимости сберечь этот хрупкий мир.
– Это не должно повториться! – возлагая цветы, повторяли ребята.
– Мемориальный комплекс «Зиняки» стал местом, где люди обращаются к своей совести, памяти, истории и пытаются понять главное, – подчеркивает председатель Остринского сельисполкома Наталья Лебедевич.Сюда приезжают автопробеги, проходят вахты Памяти, митинги. 9 Мая этого года, к примеру, на митинг собрались выходцы из деревни и те, кто в теплое время года приезжает в отчие дома. Один из домов у мемориала выкупил священник, который планирует открыть в нем часовню в память о своей сожженной бабушке и ее земляках. Есть также планы расширить территорию мемориального комплекса: построить мостик через канал и высадить березовую рощу, а напротив мемориала посадить сад Победы.

Боль щучинской земли

Зиняки02-08-09-2021.jpg

Во время войны от рук оккупантов в Щучинском районе погибли более семи с половиной тысяч мирных жителей, а трагическую судьбу Зиняков разделили жители деревни Огородище, которая из пепла не возродилась, а также Шкленск и Якубовичи.
– У таких преступлений нет срока давности, – считает заместитель председателя Щучинского райисполкома Елена Пасюта. – Уничтожение карательными отрядами тысяч деревень стало одной из наиболее страшных иллюстраций зверств нацистов. За три года фашистской оккупации на территории Беларуси произошли сотни трагедий, подобных трагедии в Зиняках. Этот мемориальный комплекс – напоминание о том, как далеко могут завести агрессия, берущая верх над здравым смыслом, непомерные политические амбиции и античеловеческие теории. Наша святая обязанность – передать память об этой войне потомкам, предостеречь будущие поколения от повторения фатальных ошибок прошлого, сберечь мир на земле.

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!

Редакция газеты «Гродненская правда»