Союзное государство: экономическая перезагрузка. Объясняем, что изменится после подписания 28 союзных программ

Союзное государство: экономическая перезагрузка. Объясняем, что изменится после подписания 28 союзных программ

4 ноября 2021-го. Безусловно, этот день войдет в историю отношений Минска и Москвы.

Союзную пунктуацию, где теперь стало меньше вопросов и многоточий, нам еще предстоит осмыслить. Но для того, чтобы понять, как важно это сегодня, нужно почувствовать, как больно было тогда, рассказывает ОНТ.

Декабрь 1991-го. Беловежская пуща. Вискули. В самом большом лесу Европы затевают невиданный по мировым масштабам бракоразводный процесс. Едва ли участники той драмы понимали, что творят. Некогда родные и близкие разъезжаются по национальным квартирам. При разделе советского имущества кому-то достанется серп, кому-то молот, а некоторые и вовсе прогуляют наследство всего за несколько лет в расчете на удачное замужество. Но Минск и Москва не вывешивают замок, а при первой же возможности стирают этот условный пунктир на новой карте Евразии. Именно так, на обломках большой страны начитают строить новый союз. Да, далеко не всегда успешно, да, не так быстро, как порой хотелось бы, да, иногда искрило, приходилось искать компромисс и договариваться. Но ведь без этого не бывает крепкой семьи. Это и есть искусство отношений. Но обязательно – отношений на равных.  

Этот принцип всегда декларировали Беларусь и Россия, по кирпичикам собирая наш общий союзный дом. Дом, который в пору гибридной войны, когда Минск и Москву простреливают санкционными очередями, превратился в оборонительную крепость. Нашим общим ответом на эту турбулентность на континенте станет Военная доктрина Союзного государства. Под ней Лукашенко и Путин поставили свои подписи. Но главное, конечно, экономика. Бизнес, сельское хозяйство, энергетика, торговля – порой в этих союзных уравнениях было немало неизвестных, но 28 программ проведут, наконец, общий знаменатель. 

4 ноября – дата неслучайная. В России – День народного единства, в Беларуси – целый год. Такое совпадение – ответ скептикам и противникам белорусско-российской интеграции. Впрочем, они ведь до последнего как будто не верили. 

Не уходя далеко от темы, Александр Лукашенко заметит: эффективнее подавлять информационный шум вместе –  Минск и Москва могли бы создать общий медиахолдинг. Но это будущее, в то время как 28 союзных программ уже реальность.

О подготовке тогда еще дорожных карт Минск и Москва договорились три года назад. Уже тогда граждане двух стран понимали преимущества интеграции: равные права для труда, отдыха, лечения и обучения – это много. Но всё же выгода должна выражаться не только в свободах, но и в деньгах. В 2018-м президенты поставили правительствам задачу устранить проблемы именно в экономике. И они справились.

Чтобы ведомства двух стран заработали по общим стандартам, Беларуси и России нужно пересмотреть примерно четыре сотни нормативных правовых актов. Тогда белорусские производители на равных с российскими получат доступ к госзакупкам, технические регламенты обеих стран станут идентичными, сертификаты качества, выданные в Бресте, будут иметь тот же статус, что и питерские. И ещё много примеров. Это и есть гармонизация законодательства. 

Вообще, за период подготовки союзных программ хватало поводов убедиться, что стратегия на сближение Минска и Москвы верная. И чем больше у неё противников на Западе, тем очевиднее почему. 

В том, что законодательства двух стран будут диктовать одинаковые условия и устранять взаимные изъятия, благо для бизнеса по обе стороны союзной границы. Да, на долю России приходится почти половина белорусского экспорта, но и половина всего импортируемого тоже оттуда. Да, все крупные промышленные предприятия Беларуси завязаны на сырьё или комплектующие из России, но и 10 миллионов россиян трудятся на предприятиях, которые в той или иной степени завязаны на кооперации с партнёрами в нашей стране. Да, у каждого в отдельности свой интерес, но общая выгода и есть главный аргумент в пользу интеграции. 

За 9 месяцев с начала года (а в этот период союзное строительство, очевидно, на подъёме) товарооборот Беларуси и России прибавил больше трети – это уже 28 миллиардов долларов (пока в них считаем). Да, на фоне ковидного падения, но ведь и одновременно с беспрецедентным санкционным давлением. Впрочем, барьеры на внешних рынках только подталкивают к снятию таковых в союзном формате.

25 лет с момента подписания договора об образовании тогда ещё сообщества Беларуси и России. Минск и Москва выводят Союзное государство на новый уровень – теперь это уже полноценный субъект международного права. При этом самостоятельности в принятии политических решений у Лукашенко и Путина куда больше, чем у тех же коллег по Европейскому союзу. Именно поэтому белорусский Президент может себе многое позволить.

Углубление интеграции подразумевает и более согласованную политику на международной арене. Но называть это потерей суверенитета всё же перебор. Та же Германия, призывая Россию вмешаться в ситуацию с мигрантами на белорусско-польской границе, куда больше этим ущемляет суверенитет Беларуси. Не пора ли заканчивать эти старые фейки о главном?..

В то же время союзные программы – пример для дальнейшей работы по интеграции. В подписанном двумя президентами декрете сроки обозначены жёстко. 

Правительствам, центральным банкам и законодательным органам Беларуси и России в ближайшие два года предстоит проделать колоссальную по объёму работу. А отчитываться о её результатах необходимо подробно и ежегодно – союзный Совет Министров выступает в качестве контролирующей структуры. Но и президенты продолжат так же внимательно следить за тем, как их решения выполняют. С другой стороны, и мы с вами вполне сможем отслеживать прогресс по тому, какие успехи будет демонстрировать белорусская экономика – во всяком случае, ей интеграция точно на пользу.

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!

Редакция газеты «Гродненская правда»