Спецхран: Августовская облава на лесных шакалов. Сопоцкин и окрестности

Спецхран: Августовская облава на лесных шакалов. Сопоцкин и окрестности

«Они погибли потому, что были поляками», — гласит надпись на памятнике в польском местечке Гибы, расположенном в Подляшском воеводстве неподалеку от наших рубежей. Летом 1945 года на этих землях, где сегодня смыкаются границы Беларуси, Польши и Литвы, проходила широкомасштабная Августовская облава — военная операция по зачистке этих мест от бандотрядов официально распущенной к тому времени Армии крайовой. Но надпись на мемориале в Гибах изрядно лукавит: большинство жертв Августовской облавы погибло не за это, рассказывает СБ.

Тайны Августовской пущи

2.jpg
Не последний месяц лета, а обширная пуща в районе города Августова дала название той операции 1945-го. Она охватила также окрестности польского города Сувалки, литовского Друскининкая, белорусских Гродно и Сопоцкина. Но прежде чем называть Августовскую облаву «самым масштабным преступлением против поляков после Второй мировой войны», как характеризует ее официальная историография нашей западной страны-соседки, неплохо вспомнить, что предшествовало ей.

А предшествовало немало любопытного. Еще в годы оккупации при возвращении отрядов Белостокского партизанского соединения в Липичанскую пущу после неудавшейся попытки перехода в Августовскую на подходе к Неману в районе деревни Мотевичи они были атакованы аковцами. Потеряв убитыми и пленными около 30 человек, нападавшие, чтобы избежать окружения, вынуждены были отступать. 18 мая 1944 года бригада имени Кирова соединения Лидской зоны провела бой с батальоном АК в районе деревни Ольховки Новогрудского района. Переправившись через Неман, польский батальон вторгся в партизанскую зону. В результате боя партизаны потеряли восемь человек убитыми и шесть ранеными (потери аковцев — 46 человек убиты и 52 ранены).

И даже освобождение Гродненщины и сопредельного с ней польского Подляшья от фашистов долгожданного мира не принесло. Хранящаяся в Национальном архиве Беларуси справка «О некоторых особенностях работы парторганизации Гродненской области» (ноябрь 1944 года) отмечает характерный факт:

«Сопоцкинский РК ЛКСМ послал комсомольцу тов. Бугедо Ивану записку с просьбой прийти в райком. Тов. Бугедо в райком пришел и одновременно просил не посылать ему больше записок, чтобы в деревне не знали, что он является комсомольцем».

мммм.PNG

Сопоцкин в 1930-е и 1950-е годы. Здание школы.

Огнем — и живьем…

Историк ГрГУ имени Янки Купалы Виктор Белозорович в монографии «Западнобелорусская деревня в 1939—1953 годах» иллюстрирует непростое начало первого года на северо-западе Беларуси после освобождения этих мест от гитлеровцев:

3f7e67a3e73ceb7545eb5c2ea7342932.jpg
«Неспокойно было и в Сопоцкинском районе Гродненской области, где в ночь с 3 на 4 января 1945 года бандиты убили заместителя председателя Лойковского сельского Совета. 23 марта банда из пятнадцати человек напала на местного депутата в д. Вульковцы, а также были ограблены крестьяне д. Баля Костельная, Баля Сольная, Пушкари, Соловьи. В ночь с 5 на 6 апреля аковцы убили местных депутатов в д. Вульки и Баля Сольная.

В ночь с 1 на 2 мая 1945 года в д. Головенчицы Соничского сельского Совета банда повесила двух местных крестьян, прикрепив к дереву таблички: «Вот вам заслуга за большевистскую работу!»

10 мая бандиты совершили нападение на депутатов д. Перстунь Голынковского сельского Совета, которых ограбили, предупредив не участвовать в общественной работе. А местным учительницам в д. Перстунь и д. Бояры Голынковского сельского Совета под угрозой расстрела на голове выстригли кресты».

Еще более вопиющей была ситуация по ту сторону современной белорусско-польской границы. Проживавшие в Белостокском воеводстве белорусы активно поддерживали новую советскую власть, а потому именно белорусские села больше всего пострадали от террора. 22 мая 1945 года аковский отряд «Лупашко» сжег белорусский поселок Тополяны близ Белостока. Польский историк Тадеуш Валихновский приводит не менее шокирующие факты:

  • «29 января и 2 февраля 1946 г. отряды NZW (организации «Народовы звензек войсковы». — Прим. ред.) Бурого сожгли два белорусских села. После поджога построек бандиты стреляли по убегавшим жителям. Таким образом, они убили или сожгли живьем 46 человек, среди них приблизительно 15 детей в возрасте до 10 лет. Несколько десятков человек были ранены и получили ожоги. Жители сожженных деревень потеряли все свое имущество. Без средств к существованию осталось 104 семьи — 459 человек».

Кровавый террор

Поразительно, но и пять лет спустя ситуация в регионе оставалась напряженной. 11 января 1951 года во внеочередном донесении министра госбезопасности БССР Лаврентия Цанавы главе МГБ СССР Виктору Абакумову о результатах агентурно-оперативных и войсковых операций на территории Гродненской области сообщалось о ликвидации аковской группы «Семпа»:

«Бандой «Семпа» на территории Гродненского, Скидельского и Сопоцкинского районов совершен ряд террористических актов над советскими, партийными работниками, сельскими активистами и вооруженных грабежей, в том числе:

14 октября 1949 года в Скидельском районе убит депутат деревни Кисель Осип Иванович.

22 ноября 1949 года в дер. Глушнево Скидельского района убиты местные жители Левкович и Надейко.

9 октября 1949 года в дер. Пальница Гродненского района бандитами совершен террористический акт над председателем Плебанишского сельского Совета Моисеевым Никитой Антоновичем и местным жителем Ясюкевич».

И все же считать всех без исключения участников бандформирований Армии крайовой патологическими убийцами было бы в корне неверно. В докладной записке наркома внутренних дел БССР С. Бельченко начальнику Главного управления НКВД СССР по борьбе с бандитизмом А. Леонтьеву, направленной 20 июля 1945 года, отмечается:

«Бандитские группы, созданные по указке Лондонского эмигрантского правительства подпольными повстанческими центрами, остались малочисленными и в своих действиях по вовлечению новых членов вынуждены прибегать к насильственной мобилизации, что подтверждается рядом агентурных и следственных данных… Задержанный 24 мая участник банды «Искра» Кулевич Иван показал: «В апреле 1945 г. главарь банды по кличке Искра насильно увел меня из дома в банду, выдал винтовку для борьбы с советской властью путем убийства партийно-советских работников. За время нахождения в банде я дважды пытался бежать, но меня забирали из дома под угрозой уничтожения всей моей семьи».

  • Документы свидетельствуют, что местное население, насмотревшись на зверства аковцев, меняло свое отношение к бандитам. Если раньше западнобелорусские поляки являлись основной пособнической базой бандформирований, то впоследствии многие жители оказывали содействие органам власти по ликвидации банд. Экстремизм во имя сомнительных политических идей все больше уступал место прагматизму жизни: мирной жизни и созидательному труду во имя будущего.

Кровавый Шпак

5 февраля 1946 года первый секретарь Лидского райкома КП(б)Б Харчистов информировал секретаря ЦК КП(б)Б К. Киселева об антисоветских выступлениях польского подполья во время подготовки к выборам в Верховный Совет СССР:

«В районе имели место проявление и активизация польских националистических, вражеских элементов с целью срыва выборной кампании. Особенно активно проявила себя бандгруппа в Вавюрском сельсовете и соседних сельсоветах Радунского района, так называемая кампания «Выгон», возглавляемая комендантом района по кличке Шпак, он же Вильк:

В декабре 1945 года расстреляны жители дер. Липкунцы Радунского района Гремза (отец и сын).

В том же месяце в дер. Верх-Вавюрка убиты три брата Круповичи.

В дер. Маркуты Радуньского района убит гр-н Жабицкий, 18 лет.

В конце декабря 1945 года в дер. Запрудяны расстрелян гр-н Неделько Казимир, 40 лет, и его жена.

13 января 1946 года в дер. Манцевичи Лидского района зверски убиты местные жители Расюк Осип и мальчик Чернышев Николай».

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!

Редакция газеты «Гродненская правда»