Спецхран: история послевоенной Щучинщины, где оккупация закончилась, а война - нет

Спецхран: история послевоенной Щучинщины, где оккупация закончилась, а война - нет

Продолжаем знакомить читателей со злодеяниями польских банд в освобожденной от гитлеровцев Западной Белоруссии.

В новом выпуске СБ — рассказ о страданиях мирного Щучинского края и о проживающем ныне в Поволжье нашем земляке, который пытается найти сведения о своем отце, павшем от рук бандитов.

По долгу памяти

В редакцию пришло письмо читателя Георгия Панасевича — жителя агрогородка Желудок, что в Щучинском районе. Он рассказал, что в российском городе Чебоксары живет его друг детства Николай Савчук, регулярно приезжающий в гости на свою малую родину — в Щучинский район. «Каждый год мы ищем сведения и могилу его отца, — рассказал Георгий Иосифович. — Уже объездили все кладбища Щучина, все стелы, где есть фамилии погибших в Великой Отечественной войне. С кем мы только ни говорили из местных жителей — все без результатов».

Читателю известно, что отец Николая был в разведгруппе партизан отряда имени Ворошилова, который базировался в Липичанской пуще. В 1944 или 1945 году его избрали председателем Щучинского сельского Совета. Николай Савчук также помнит, что отец снимал квартиру в Щучине. Здесь и произошла трагедия, о которой расскажем подробнее. Вдруг кто-то из наших читателей знает детали и сможет помочь в их восстановлении написавшему нам Георгию Панасевичу и его чебоксарскому товарищу.

Граната для председателя

«В 1945 году Николаю было шесть лет, а его старшей сестренке Кате 14 или 15, — пишет Георгий Иосифович. — Они жили с бабушкой в деревне Стукалы, что примерно в 20 км от Щучина (ныне это Мостовский район. — Прим. ред.). Однажды бабушка, собрав кое-какие вещи и продукты, отправила внучку Катю отнести это в Щучин своему сыну Александру. Александр проживал в доме вместе с секретарем сельского Совета. Они оба получали письменные угрозы от неизвестных, поэтому, наверное, и жили вместе.

Отец оставил дочку ночевать у себя, так как день клонился к вечеру и было опасно отправлять ее домой. Они с приятелем улеглись спать на кухне, а спальню отдали Кате. Ночью, примерно в 2 часа, бандиты бросили гранату в окно спальни, полагая, видимо, что там спит председатель. Дочь погибла. Александр с приятелем выбежали из дома через окно кухни, утром вернулись обратно. Примерно через месяц или чуть более и сам он, председатель сельсовета Савчук Александр Игнатьевич, был убит на дороге, по которой ехал на повозке в соседнюю деревню проводить собрание с жителями».

«Гарантируем истребление партизан»

Если откликнется кто-то, располагающий сведениями о месте гибели Александра Савчука, мы немедленно вернемся к этой теме и отдельно проинформируем нашего читателя. Кстати, наградной лист Александра Игнатьевича размещен на портале «Партизаны Беларуси» (совместный проект «СБ. Беларусь сегодня» и Национального архива). Из него следует, что будущий председатель был представлен к ордену Отечественной войны I степени «за образцовое выполнение заданий командования по разведке, за смелость и стойкость, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками». Тем ужаснее, что погиб он от рук отнюдь не гитлеровцев.

Впрочем, свою фашистскую сущность терроризировавшие Щучинский район банды Армии Крайовой проявили еще во время оккупации этой земли нацистами. В хранящейся ныне в Национальном архиве Беларуси совсекретной радиосводке партизанской бригады имени Кирова, направленной 20 февраля 1944 года заместителю уполномоченного ЦК КП(б)Б по Лидской зоне, среди прочего сообщалось:

«…По установленным данным белополяки Щучинского, Радунского и Василишковского р-нов и района Желудок обращались к генеральному комиссару Белоруссии и гебитскомиссару г. Лиды с просьбой помочь им в вооружении и боеприпасах, за что они гарантируют истребление всех до одного советских партизан, находящихся на этой территории».

«Убит как бывший советский работник»

22.jpg

Гитлеровцы в ответ на это выдвинули аковцам встречное предложение: вступить в немецкую армию. Те «категорически отказались». Впрочем, и без того свою сущность в Западной Белоруссии они проявили сполна. О чем говорит, например, акт комиссии Щучинского межрайцентра Барановичской области о расследовании преступлений, совершенных бойцами Армии Крайовой над жителями Желудокского, Василишковского и Щучинского районов, датированный 31 марта 1944 года:

«25.2.44 г. в д. Турейск белопольской бандой сожжено 30 домов и 30 сараев.

20.8.43 г. белопольской бандой убит крестьянин д. Решетники Щучинского р-на Протокович О. С. как бывший советский служащий.

8.2.44 г., возвращаясь из Желудка, гр-не д. Досная Альшевский П., Дрозд в пути были убиты белополяками.

18.2.44 г. белополяками расстрелян крестьянин д. Карповичи Карпович О.

25.2.44 г. белополяками убит крестьянин д. Крупово Дробниц А. как бывший советский служащий».

Месяц спустя, 30 апреля 1944 года, появляется еще один акт той же комиссии, в котором перечислены новые жертвы «польских партизан»:

«7.4.44 г. расстреляны крестьяне д. Быковка Бакун Анна, Бакун Владимир, Гром Юстина.

6.4.44 г. расстреляны крестьяне д. Русаки Заянчковский Антон, Заянчковская Ата, Заянчковская София, Козловский Николай.

6.4.44 г. расстреляна крестьянка д. Заборье Лазовик Маланья, за то что ее муж работал финагентом».

Бандитский размах: госпитали, типографии, газеты

Составленная 21 февраля 1945 года справка органов госбезопасности об обстановке в районах Барановичской области и о террористической деятельности польского подполья гласит:

«На территории Щучинского района существует контрреволюционная организация, созданная польским реакционным правительством, находящимся в Лондоне… Банда имела организованный госпиталь, редакции и рацию, которые работали регулярно в период немецкой оккупации Белоруссии. Работает и по настоящее время. Так, например, в июле с.г. в районе был изъят военный госпиталь банды, в котором было захвачено: 1 раненый, медикаменты, радиоприемник, 5 телефонных аппаратов и другое госпитальное имущество. В течение июля и августа была изъята масса контрреволюционных листовок и газет белопольских банд на польском языке… В начале сентября изъяты пишущая машинка и шапирограф».

О содержании таких листовок и газет несложно догадаться из следующего фрагмента той же справки, отражающей сложности в Западной Белоруссии с призывом молодых мужчин в ­РККА:

«На ход призыва сильно влияют белопольские отряды, которые убеждают население, что советской власти не будет. Назначенные председатели сельсоветов к работе не приступают, ибо им угрожают убийством. Последние приходят в райисполком и отказываются от работы».

И неудивительно. Та же справка содержит характерный пример:

«Банда, которой руководит житель деревни Песковцы Вининского сельсовета Желудокского района Бельский, совершила зверскую казнь и пытки над уполномоченным сельсовета по деревне Песковцы Казаком Иваном Васильевичем, труп которого был найден 26 августа с.г. в кустах около деревни Чаховицыны с простреленной головой разрывной пулей и вывернутыми руками, все его тело было разрезано ножом и штыком».

Ножом и штыком резали западные соседи и всю Беларусь: в начале 1920-х — больше на карте, в послевоенную вторую половину ­1940-х — на самой земле. Конечно же, мы не намерены за это мстить. Но и забыть такую жестокость было бы бесчеловечно. По отношению к нашим землякам.

Сетевое противостояние конца 1940-х

33.jpg
В послевоенной Западной Белоруссии именно в Щучинском и Лидском районах польское националистическое подполье приобрело наибольший размах. После ликвидации уже упоминавшихся нами ранее батальонов «Рагнара» и «Крыси» уцелевшие отряды объединил «Обвуд 49/67» под командованием Анатоля Радзивоника по кличке Олех. Бандиты уничтожали колхозы и сторонников советской власти, имели обширную сеть осведомителей, благодаря чему много раз избегали арестов и гибели. При этом сами они только в 1945—1946 годах убили более ста советских граждан. 12 мая 1949 года отряд Олеха был блокирован и уничтожен на хуторе Рачковщина. Содействовал тому местный крестьянин — из сети осведомителей, созданной ­НКВД.

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!

Редакция газеты «Гродненская правда»