Три поколения большой тбилисской семьи семь десятков лет искали погибшего солдата

Три поколения большой тбилисской семьи семь десятков лет искали погибшего солдата

Завтра на кладбище в Тбилиси найдет упокоение прах юного парня, который так и остался молодым навсегда. Он вернулся на родину спустя семь десятков лет.
Священник отслужит службу, и горстка земли с могилы на белорусской земле ляжет в могилу его родителей и брата, которые искали пропавшего без вести родного человека всю свою жизнь, но так и не нашли. Они завещали продолжить святое семейное дело своим потомкам, и те выполнили наказ.
Так завершится долгая история возвращения на родину простого солдата из Тбилиси, который погиб, освобождая Беларусь.
В поиске пропавшего без вести воина участвовали десятки людей в Тбилиси, Москве, Дубровенском районе на Витебщине. А завершающим звеном в этой цепочке стал Гродно. Именно отсюда несколько дней назад горстку священной для семьи земли увез в Тбилиси житель нашего города Станислав Усков. Вернувшись из поездки, он же помог нам связаться с тбилисцем Борисом Термом, разыскавшим могилу двоюродного деда.
Почти час мы разговаривали в скайпе. История, которую поведал Борис Владимирович, – это история родственной любви и ответственности, верности традициям и долгу перед ушедшим поколением.
***
Когда началась Великая Отечественная, Идо Мамоев работал водителем, возил одного из заместителей наркомов в грузинском правительстве. В Красную Армию его призвали в апреле 1942-го, но на фронт он тогда не попал. Молодых, еще не обстрелянных бойцов направили в Ленинакан, где готовили пополнение для наших войск в Иране. В семье ожидали, что именно туда отправится служить Идо.
Но судьба распорядилась иначе. В декабре 42-го случилась нечаянная радость. Идо неожиданно приехал в Тбилиси в командировку на авторемонтный завод. Конечно же, по ночам он тайком прибегал домой к родителям, где ему были безмерно рады. Это парня и подвело. Сильно простыв в одну из таких пробежек, Идо подхватил воспаление легких и попал в госпиталь. Через месяца два, уже из него – в 14-й отдельный батальон выздоравливающих, а в августе 1943-го в составе пополнения прибыл в 202-й запасный полк 31-й армии Западного фронта.
Идо -1.jpg
***
Когда началось освобождение Белоруссии, полк надолго задержался на Витебщине. Фашисты ожесточенно оборонялись, не желая возвращать ни одного метра захваченной земли.
Сегодня уже трудно сказать, что тогда случилось с Идо, но осенью 1943-го он попал на три месяца в 141-ю отдельную армейскую штрафную роту. Крепкий, горячий тбилисский парень – родные предполагают, что он, возможно, с кем-то повздорил, за что и был наказан. Кстати, вернуться в обычное воинское формирование из штрафного в те годы можно было не раньше, чем через три месяца: либо после ранения (смыв вину кровью), либо за беспримерное мужество в бою.
Однако смерть настигла Идо Мамоева раньше. В октябре 43-го вместе со своей ротой он находился в Дубровенском районе Витебщины. Рота была придана 1108-му стрелковому полку 331-й стрелковой дивизии 31-й армии. Их готовили к действиям на пересеченной местности. 13 ноября рота приняла от 1-го батальона 1108-го стрелкового полка траншеи первой линии, а в 7.45 утра 14 ноября она поднялась в атаку.
В тот день они атаковали дважды, второй раз в пять часов вечера, когда стало темнеть. «Под огнем немецких пулеметов гибнет все живое», – так писал в те дни один из комбатов . Из 190 бойцов штрафной роты в тот день погибли и получили ранения 116 человек.
Идо Мамоева нашли среди убитых и опознали. Вместе с товарищами он был похоронен на кладбище деревни Киреево.
* **
Продолжение трагедии было в том, что родные тогда, осенью 43-го, об этом так и не узнали. И семь десятков лет погибший боец числился среди пропавших без вести.
Вся семья упорно искала Идо. Когда старшее поколение ушло из жизни, так и не узнав о судьбе сына и брата, поиск продолжил Борис Терм.
И только в 2013 году благодаря ОБД «Мемориал» и поисковому форуму Ираклий.инфо Борису Терму удалось найти информацию о своем деде.
Я от всего сердца благодарен участнику этого форума Макару Ивановичу Тонину, – рассказывает Борис Владимирович. – Этот человек – подвижник. Он создал списки штрафников из Грузии и помог узнать о судьбе моего двоюродного деда. Именно благодаря ему я получил нужные данные.
Ошибка, как выяснилось, произошла из-за того, что было неверно указано отчество солдата, кстати, курда-езида по национальности, Камилович трансформировалось в Калинович. Кроме того, почему-то был записан совершенно другой тбилисский адрес. Уверенность в том, что речь идет именно об Идо, вселила одна маленькая деталь. Указывая имя матери, солдат записал – Мамоева Шушан. Именно так звали бабушку Бориса Владимировича в большом тбилисском дворе соседи. По документам ее имя было Шамси, а Шушан звучало только среди соседей.
Увидев эту запись, Борис Терм отбросил всякие сомнения и позвонил в Дубровенский райисполком, где ему посоветовали связаться с местным краеведом Алексеем Яковлевичем Гаврутиковым.
– Мамоев Идо? – переспросил он. И через пять минут подтвердил. – Да, есть такой, захоронен в братской могиле Мемориального комплекса в деревне Рыленки. Туда его останки были перенесены из первичного захоронения в деревне Киреево.
***
Можно только представить, что в эту минуту почувствовал Борис Владимирович, потративший на поиски родственника столько лет и сил и все-таки выполнивший свой долг перед старшими поколениями большой семьи.
А затем был разговор с Гродно. Тут нужно отметить, что Борис Терм много лет коллекционирует военную форму и знаки различия. Именно коллекционерское общение связало его с гродненцем Станиславом Усковым. На просьбу доставить в Грузию горсть земли с места упокоения Идо Мамоева Станислав откликнулся без колебаний.
А на минувшей неделе он побывал в командировке в Тбилиси, встретился с Борисом Владимировичем и передал ему священную для семьи землю с мемориала на Дубровенщине.
Завтра она найдет последний приют там, где и должна находиться: рядом с могилами родных.
Редакция газеты «Гродненская правда»