"У вас счастливое детство и счастливая жизнь". Круглый стол в память об освобождении узников фашистских лагерей прошел в Островце

"У вас счастливое детство и счастливая жизнь". Круглый стол в память об освобождении узников фашистских лагерей прошел в Островце

11 апреля – Международный день освобождения узников фашистских лагерей

Пройти через войну

Война не щадила ни детей, ни стариков, ни женщин, ни мужчин – люди погибали независимо от возраста, пола, национальности…

Особенно много пострадало в лагерях смерти, которые нацисты создавали в разных странах. Концентрационные лагеря были и в Беларуси. «Тростенец», Минское гетто, «Озаричи», «Красный Берег»… – только в нашей стране в лагерях смерти умерло свыше 1,4 миллиона человек.

Сегодня на Островетчине ещё живут люди, которые об этом знают не понаслышке. Им пришлось пройти через голод и холод, боль и ужас войны. В районе осталось 6 узников концентрационных лагерей – Татьяна Никифоровна Волкова, Нина Адамовна Маргуж, Нина Илларионовна Милидович, Галина Никитична Петрик, София Терентьевна Полуян и Евдокия Григорьевна Сигалёва. Двое из них стали участниками круглого стола и концертного мероприятия в память об освобождении узников фашистских лагерей, которые прошли в средней школе №3, пишет "Астравецкая праўда".

Взрослые и дети, затаив дыхание, слушали воспоминания Нины Адамовны Маргуж и Нины Илларионовны Милидович. Женщинам тяжело было вспоминать прошлое, но и забыть его не получается.

Три родины Нины Маргуж

IMG_5614.jpg
– Война принесла горе всему Советскому Союзу. Одни работали в тылу, строили фабрики и заводы, чтобы делать оружие, другие воевали на фронтах и в партизанских отрядах. По фильмам и памятникам, которые установлены практически в каждом населённом пункте, вы можете судить, сколько людей погибло, – и этого нельзя забывать, – считает Нина Адамовна. – Приближается памятный день: 80 лет со дня начала войны. Это ужасная дата. В то время мне был год три месяца и две недели. Отец воевал на Финской войне, затем – на Великой Отечественной, потом – на Дальнем Востоке и домой вернулся только в 1947 году.

Нина Адамовна родилась в Ленинградской области. С первых дней войны фашисты стали бомбить северную столицу.

– Они бросали бомбы на города и  деревни, жители уходили в леса, рыли землянки – в них и жили. Условия были ужасные – костёр не разведёшь, потому что для немецких самолётов это был сигнал. Высушить пелёнки тоже было негде. Их мама сушила на себе. Ей было всего 30, а нас у неё было четверо, да ещё и разница в возрасте небольшая, – вспоминает рассказы матери Нина Адамовна.

Когда немцы приблизились к Ленинграду, еды у людей уже практически не было – приходилось выходить в город, чтобы обменять оставшиеся пожитки на кусок хлеба. В один из таких походов бабушка Нины и ещё несколько её земляков, возвращаясь в лес, подорвались.

–  А потом фашисты обнаружили нас. Под дулом автоматов в сопровождении собак привели в деревню. Построили всех в ряд и дали приказ расстрелять –  кричали дети и взрослые… Но мы уцелели – нас не расстреляли, зато пешком отправили в Эстонию в концентрационный лагерь, – говорит Нина Маргуж.

Проволочный забор  высотой около четырёх метров, по периметру – солдаты с автоматами. Первое время еду узникам подбрасывали местные жители, потом это делать запретили под страхом смерти.

– Мама очень переживала за меня – я была самая маленькая, а у неё пропало молоко, – рассказывает Нина Адамовна. – Найдёт сухарик, завяжет в кусочек ткани – и, как соску, мне в рот.

В концлагере был организован детский кровосбор для немецких солдат – в число таких доноров попала и Нина с братом Толей.

IMG_5611.jpg

– Меня мама спасла, а вернулась за Толей – он был уже мёртвый. В чём виноват мальчишка, которому было всего четыре? – который год задаёт себе вопрос Нина Адамовна, но так и не находит на него ответа.

Потом узников отправили в Финляндию. Из десятка кораблей, до суши добрался только один – семье Нины Адамовны посчастливилось оказаться на его борту. Только было ли это счастьем? Конечно, было: они остались живы.

– Жили мы в большом бараке без отопления, зато была крыша над головой. Нас, как пленную рабочую силу, забрал фермер. Я помню, как бегала по его двору, мои братья пасли коней, ухаживали за ними, чистили, кормили. Однажды принесли мне горох – какой же он был вкусный! Я топала ножками, пытаясь узнать, где он растёт, – и братья показали, в какую сторону надо идти. Мама в то время была на работах, братья заняты своими делами, и я пошла за вкуснятинкой. Но не дошла — устала и уснула в крапиве…

После освобождения семья вернулась в Ленинградскую область, потом было отселение на Псковщину и опять страшный голод...

– Сестра отца жила в Эстонии – и мы поехали к ней. Мама устроилась на железную дорогу, я жила с ней в маленькой комнатушке, одного брата забрала тётя, второй пошёл работать к помещику. Так мы и жили до 1947 года, пока не встретились с отцом, – говорит Нина Адамовна.

А потом была Карелия. Её огромнейшие скалы, на которых росли сосны, и озёра, – Нина Адамовна помнит и сегодня…

Жизнь поводила Нину Адамовну по разным странам и привела в Беларусь – которая и стала для женщины третьей Родиной.

– Я рада встретиться с молодым поколением. И я радуюсь за вас. У вас есть всё: вы обуты, сыты, вы не знаете, что такое холод и голод. А какая у вас прекрасная школа! – говорит Нина Адамовна. – Вам остаётся только учиться и беречь мир на нашей земле!

Хлеб – это святое

IMG_5613.jpg
– Войну я не помню. Родилась в 1944 году в немецком плену, – рассказывает Нина Илларионовна Милидович. – Ещё до начала Великой Отечественной мама переехала из Витебской области, где она родилась, в Донецкую. Работала на шахте: возила уголь на вагонетках. Там же мама познакомилась с отцом. Они поженились, а потом началась война.

Молодую семью отправили на работы в Германию – они попали в концлагерь на границе с Францией.

– Это огромное счастье, что вы, сегодняшние дети, о войне знаете лишь из рассказов людей старшего поколения, из фильмов, вам говорят об этом во время посещения музеев и таких мемориалов, как Хатынь. Но это надо помнить, обязательно, – считает Нина Илларионовна. – Мои родители жили и работали в ужасных условиях. Маме, если так можно сказать, посчастливилось: она была беременная мной и её отправили работать на кухню.

– Лагерь был международный – в нём были пленные из многих стран. Мама вместе с группой женщин выносила из подвала в корзинах свёклу и картофель. Овощи были мёрзлые, но пока женщины их несли, потихоньку грызли – есть что-то надо было. Голод был страшный. Кормили супом из мёрзлой картошки и свёклы, заправленным маргарином с червями. Есть такую бурду было невозможно. А  если не ели – значит, и сил, чтобы работать, тоже не было. В столовой вдоль рядов стояли немецкие женщины с плётками, которые заставляли съедать порцию, – продолжает Нина Илларионовна.

В 1945 году узников освободили американские войска.

– Родители сразу же вернулись в Донецк. В 1945-47 годы в стране был страшный голод. У мамы родился ещё один ребёнок, но отец ушёл из семьи. И мы вернулись в Беларусь, – рассказывает Нина Милидович.

– Родная мамина деревня была большой, в ней пять улиц было. Бои – страшные. Во время её освобождения погибло более 600 человек. В память об этом есть братская могила. В ней захоронены те, кто принёс нашей стране мир и покой. Их подвиг помнят – это нельзя забывать! Витебская область пострадала очень сильно. Сын бабушки, мой дядя Вася, в 17 лет пошёл в партизанский отряд, но полицаи их быстро разбили. Оставшаяся из отряда молодёжь – шесть мальчишек и одна девчонка – решила перейти линию фронта, чтоб воевать против немцев. Пришли к бабушке, переоделись, перекусили – и отправились в путь. Но прошли только 10 километров, полицаи их поймали и всех расстреляли. Даже похоронить не дали. Родственники смогли сделать это лишь тайно, ночью. Было это в январе 1942 года, – вспоминает Нина Илларионовна.

Детство детей войны – было тяжёлым, но они не унывали. В школу Нина пошла с удовольствием. Особенно нравилось ей работать на огороде – в районе девочка всегда занимала первые места по выращенному урожаю. Его учителя отправляли на выставки – и в подарок старательная ученица получала школьную форму. Её мама в то время работала на ферме – и для семьи это было хорошее подспорье.

 Нина Илларионовна всю жизнь посвятила детям, как и Нина Адамовна, работала в школе. И сегодня по-доброму завидует нынешнему поколению.

– У вас счастливое детство и счастливая жизнь. Я прошла по новой школе и была восхищена, в каких прекрасных условиях вы учитесь. И ваша основная задача – учиться на 9 и 10. Нам, кроме того, что надо было учиться, приходилось добывать хлеб. Его цену я очень хорошо знаю. И хлеб для меня святое! Сегодня мы живём в достатке, получаем хорошую пенсию, но я никогда не сброшу со стола ни одной крошечки хлеба.

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!

Редакция газеты «Гродненская правда»