«Умение защитить тех, кого любишь, делает из юноши мужчину». Подполковник Александр Кавун о том, почему появляются офицерские династии

«Умение защитить тех, кого любишь, делает из юноши мужчину». Подполковник Александр Кавун о том, почему появляются офицерские династии

Офицерское звание сопряжено с романтикой только в кино, на деле – это колоссальная ответственность и каждодневная напряженная служба, которая не останавливается даже после команды «отбой». Слово «легко» – не про армию, а «погоны» – не про тихую размеренную жизнь. Но, несмотря на это, сыновья военнослужащих часто идут по стопам своих отцов, а иногда дедов и прадедов, создавая офицерские династии длиной в несколько поколений. Почему чувство долга и стремление защищать Родину сильнее гражданских «послаблений» и зачем на самом деле молодым парням нужна армия, рассказал подполковник запаса, за плечами которого 30 лет офицерской службы. А если прибавить к этой цифре годы, отданные армии его дедом, отцом, матерью, сыном, выйдет без малого век.

Похож на деда

IMG_7320.JPG
Сегодня Александр Кавун – ведущий специалист направления идеологической работы и социальной защиты военного комиссариата Гродненской области. Но его семейная военная история начинается с родного дедушки Федора Дорохтея – участника Великой Отечественной войны, который фронтовыми дорогами через десятки боев и сражений, дошел до чешской столицы, где встретил Победу. В начале войны он попал в плен, а после освобождения снова призван на фронт. Служил в составе 78-й гвардейской стрелковой Висленской дивизии, участвовал в Берлинской наступательной операции, награжден орденом Красной Звезды, медалями «За Отвагу», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.».

– Мой дед родился в Украине. До войны он служил в Красной Армии, где получил звание сержанта и военную специальность – начальник радиостанции. Как сейчас помню его фотографию на стене, где он стоит еще совсем молодой в красноармейской буденовке, – вспоминает Александр Кавун. – Говорят, я на него похож. Может быть. Я никогда не видел, на лице деда злости или огорчения. Он все делал спокойно и сдержанно. Видимо, военная закалка. Эпизоды фронтовой жизни вспоминать не любил – для него это было, будто пережить все заново. Дед говорил, что не думал об опасностях, когда шел в бой, а просто выполнял свой долг, защищая Родину.

Деда в 1962 г..jpg

Удивительно, что и пули, и осколки миновали Федора Дорохетя – за время войны он не получил ни одного тяжелого ранения. В народе про такого сказали бы «заговоренный», но на фронте те, кто верил в приметы, это слово старался не произносить, боялись накликать беду: бойцы шли в атаку не с верой в то, что не убьют, а с надеждой на то, что останутся живы.

В рапорте: «Служи, сынок!»

Отчетливо помнит войну и отец Александра – Анатолий Кавун. Тогда он был еще подростком и потому не ушел на фронт. Вспоминает, как немцы хотели угнать на работу в Германию, но ему удалось сбежать и спрятаться в лесу. Вслед стреляли, но пуля прошла мимо. Тогда от ужаса у мальчишки в прямом смысле пропала речь. После войны Анатолий окончил школу и зоотехнический техникум. Голод был ужасный – вместе с другими студентами парень собирал и ел на пшеничном поле спелое зерно. Делать этого было нельзя – однажды ребят поймали, хотели наказать, но за них вступился бывший фронтовик, который прекрасно знал, что значит бесхлебица. По специальности Анатолий проработал недолго – в 1951 году его призвали в армию.

На Коль. по в 1992.jpg

– О службе папа рассказывал много и скорее всего потому, что именно благодаря армии его дальнейшая жизнь изменилась так, как он не мог себе даже представить, – говорит Александр. – Крупные учения, марш-броски, форсирование водных преград – я слушал, затаив дыхание. Стать курсантом Ярославского зенитного ракетного командного училища отцу предложили тоже в армии. Проучился он всего восемь месяцев – разворачивали систему противовоздушной и противоракетной обороны вокруг Москвы, срочно нужны были специалисты, поэтому папе присвоили звание младшего лейтенанта и дали диплом об окончании военного училища ускоренным набором.

По специальности Анатолий должен был обслуживать стартовое оборудование зенитно-ракетного комплекса, но дали ему совсем другую должность. Он подавал рапорт о переводе, но командир на нем лишь написал: «Служи, сынок. Большому кораблю – большое плавание». И действительно – в общей сложности Анатолий Кавун прослужил в армии 28 лет.

«Чтобы залпы войны не нарушили покой»

Благодаря отцу-офицеру Александр все детство провел в военной части. Мать у него, кстати, тоже служила на протяжении четырнадцати лет. По стопам родителей, признается Александр, мечтал пойти, сколько помнит себя, – служба казалась ему чем-то необычайно интересным, утопающим в огромном количестве тайн, которые, будучи мальчишкой, хотелось разгадать как можно скорее.

– Видел, как приходят на службу молодые лейтенанты, слушал их рассказы, – говорит Александр. – Многого поначалу не понимал, например, зачем прибывают в часть гражданские эшелоны, а потом увидел, как из них выгружают вооружение. Это была такая конспирация. Когда вырос, окончательно убедился, что не хочу ничего другого, кроме как продолжать офицерскую династию, заложенную отцом. Выбрал войска ПВО, даже поступил в то же Ярославское зенитное ракетное командное училище, в котором когда-то учился папа.

После получения диплома молодого офицера Александра направили служить в Беларусь, сначала в Брест, потом – в Гродно. Здесь он женился, у него родились двое сыновей. За время службы объездил практически все военные полигоны СССР, четыре года вместе с семьей провел на Крайнем Севере. Из армии уволился в 2008 году, с того момента работает в военном комиссариате Гродненской области.

с отцом и отец один коллаж.jpg

– Самая большая сложность, с которой столкнулся, впервые переступив порог воинской части в звании лейтенанта, – это отношения с людьми, с другими офицера, бойцами, – вспоминает Александр. – Всегда думал, что умею слушать и слышать их, понимать. Но по-настоящему этому научила меня армия. Проницательность, сдержанность, умение искать и находить компромиссы, уходить от ненужных конфликтов и правильно выражать собственную точку зрения – бесценные и, пожалуй, самые главные навыки.

По словам Александра, все то, что пришлось пережить деду, отцу, всей семье в годы войны отпечаталось на его дальнейшей судьбе, его жизненных ценностях и ориентирах. Он стал отчетливо понимать, что в его силах сделать так, чтобы военные залпы больше не посмели нарушить покой родных и близких.

Учения в 1996.jpg

«На выбор сына влиять не пытался»

Алексей – старший сын Александра – окончил Институт пограничной службы. Сейчас он комендант пограничной комендатуры Пинского погранотряда, майор. Александр признается, что на выбор сына повлиять не пытался, скорее, наоборот, старался максимально честно рассказать о сложностях военных будней, но тот настоял на своем и по прошествии времени не жалеет об этом. А вот младший сын Максим выбрал гражданскую специальность, став инженером-программистом. Впрочем, до поступления в вуз парень все-таки отслужил. Совершенно сознательно и по самым что ни на есть объективным причинам.

Уход на пенсию 2008.JPG

– Во-первых, горизонт профессиональных и карьерных возможностей молодого человека резко сужается, если он не служил,– говорит Александр. – Максим это четко понимал. Во-вторых, армия – реальная школа жизни, которая учит самостоятельности, выдержанности, терпению, слаженной работе в коллективе. И главное – она учит защищать свою родину, свою семью, того, кого любишь. Именно это делает из юноши мужчину.