В чем сознавались участники банд Армии Крайовой и какие показания давали пострадавшие от их рук мирные жители. Выдержки из протоколов допроса

В чем сознавались участники банд Армии Крайовой и какие показания давали пострадавшие от их рук мирные жители. Выдержки из протоколов допроса

Чтобы не ошибаться в оценках событий сегодняшних дней, нужно хорошо знать историю. Только так можно четко понимать исторические корни многих звучащих сегодня заявлений, попыток неприкрытого вмешательства, особенно со стороны стран-соседок, во внутренние дела белорусского государства.

Недавняя возмутительная история, произошедшая в польской школе в Бресте с участием консула Польши, – один из таких примеров. Детям внушали, что преступник Ромуальд Райс и его группа, расстрелявшая этнических белорусов в приграничных деревнях, – герои в борьбе с коммунизмом.

Таких попыток переписать историю в собственных интересах, соседи сегодня, к сожалению, предпринимают немало. Чтобы четко видеть подоплеку этих шагов и их корыстные мотивы, нужно чаще заглядывать в прошлое, где кроются многие ответы.

В этом поможет цикл исторических публикаций в газете «Гродзенская праўда». Об истинных мотивах польской Армии Крайовой – можно прочитать здесьздесь, здесь и здесь.

Из протокола допроса участника банды АК: «Участником АК я являюсь с февраля 1947 года, последний псевдоним «Дятел», находился в бандгруппе «Олеха». «Олех» нам часто говорил, что Англия и Америка подготавливает войну против Советского Союза и нам надо быть к этому моменту готовыми, чтобы помочь этим странам разгромить Советский Союз. После победы над Советским Союзом с помощью Англии и Америки будет создано буржуазное польское государство, каким оно было до 1939 года, а все участники АК будут на привилегированном положении. «Олех» говорил, что эти сведения получает путем слушания из-за границы радиопередач, для этой цели он имел радиоприемник. Мой брат Адольф был арестован органами советской власти в 1945 году за службу в период немецкой оккупации в немецкой полиции. Укрываться нам помогали «наши» в разных деревнях. Они же снабжали едой и одеждой. Из лиц, оказывающих нашей бандгруппе содействие в сборе необходимых сведений, укрытии от органов советской власти и снабжавших нас продуктами питания, я знаю следующих…»

«…лично я участвовал в двух террористических актах. Придя в деревню Савичи Василишковского района мы задержали какого-то гражданина, которого заставили показать нам дом депутата. Войдя в дом, мы попросили его жену вызвать его и местную учительницу. Она приняла нас за работников, выполнила нашу просьбу. Когда они прибыли, то мы их всех троих убили при помощи имеющегося у нас оружия. Второй акт был совершен над агентом, фамилии не знаю. Недалеко от местожительства того депутата».

Из протокола допроса участника банды АК: «…в конце июля 1948 года в составе бандгруппы я и еще несколько человек ходили в деревню Ковали Лидского района, где у многих жителей нами были изъяты продукты питания: сало, масло, яйца и сыр. Спустя некоторое время я участвовал в совершении теракта над жителем деревни Розмятичи Василишковского района, фамилии не знаю, по профессии музыкант. После убийства забрали у него гармонь. Кроме того, группой в декабре 1948 года был совершен теракт над десятью жителями деревни Куверки Щучинского района, до этого было сожжено здание сельсовета местечка Вавёрка Лидского района».

Из протокола допроса участника АК: «…занимать должность коменданта я охотно согласился, иначе поступить я не мог, так как данная мною присяга при вступлении в АК обязывала точно и беспрекословно выполнять все приказы и указания вышестоящих начальников. В мои обязанности входило добывать сведения разведывательного характера о дислокации частей Советской армии, о местах нахождения партийно-советских работников, выявлять советский актив в деревнях, а также сбор продуктов питания у местных жителей».

«…проехав километра два, свернули влево на имение Вавёрки. Около имения нам встретилась подвода, на которой ехали трое: двое мужчин и женщина. «Мазепа» (еще один участник банды «Олеха») остановил подводу, предложил предъявить документы, у одного из мужчин спросил, где он работает. Тот ответил, что работает в Вавюрском сельсовете. Тогда «Мазепа» сказал, что он арестован, приказал сойти с подводы и снять пальто. Тут же из пистолета он убил этого человека, а пальто надел на себя».

«…хочу отметить, что «Олех» очень часто практикует обложение крестьян денежными налогами, указывая определенную сумму и сроки ее погашения, что крестьянами выполняется аккуратно. За счет этих денег «Олех» через своих связных покупает для участников бандгрупп необходимые предметы и вещи. Эта практика «Олехом» применяется уже давно. Лично я еще задолго до вступления в группу передал доверенному для «Олеха» 700 рублей денег. Тогда доверенный мне говорил, что примерно такие же суммы денег наложены и на всех жителей деревни Круповщизна».

Из протокола допроса хуторчанки Василишковского района: «…семья моя в настоящее время состоит из 6 человек: меня, двух сыновей и трех девочек в возрасте от 2 до 15 лет. Мой муж осенью 1948 года был убит в нашем доме участниками белопольской бандгруппы. Хорошо помню, что было это на православный религиозный праздник Покров. Вся наша семья за исключением старшего сына была дома. Начинало темнеть, но свет мы еще не зажигали, дверь не закрывали. В это время к нам в дом вошли два неизвестных вооруженных гражданина, одетые в шинели, один из которых имел польскую рогативку (национальный польский головной убор с четырёхугольным верхом). Как только они вошли, сразу скомандовали нам поднять руки вверх, и мы тогда с мужем сразу поняли, что это белопольские бандиты. Тогда же я бросилась к одному бандиту и взялась у него за автомат, а муж поймал второго бандита за оружие. Однако тот бандит, которого я взяла за автомат, вырвался от меня и избил меня автоматом. Второй бандит в то время схватил моего мужа и увел его во двор, где и расстрелял. После того бандиты спросили у меня, не имею ли я самогонки, на что я ответила, что не имею. Они проверили в шкафу и в сарае и, когда самогонки не нашли, ушли из моего дома в лес и сказали, чтобы до утра не выходила из дома. Спустя минут десять возвратился мой старший сын, который потом с помощью соседей внес в дом труп моего мужа».

Оперативные и актуальные новости Гродно и области в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь по ссылке!
Редакция газеты «Гродненская правда»